«Кеды», и не только, от режиссера Сергея Соловьева

"Кеды", и не только, от режиссера Сергея Соловьева

В минувший вторник на улице Маяковского было непривычно многолюдно: десятки людей устанавливали и настраивали аппаратуру вдоль тротуаров, случайные прохожие, привлеченные неожиданным действием, замедляли шаги. Спуск, ведущий в Артбухту, был перекрыт, автомобильное движение приостановлено, однако с первого взгляда на происходящее можно было догадаться: снимается кино. Интерес возрос, когда стало известно, что здесь, на одной из центральных улиц города, ведутся съемки полнометражного кинофильма известным режиссером Сергеем Соловьевым. Киношники привычно занимались своим делом, не обращая на любопытствующих никакого внимания. Корреспондентам «Славы Севастополя» удалось улучить момент и взять интервью у мэтра отечественной киноиндустрии, запомнившегося нескольким поколениям зрителей такими кинолентами, как «Асса», «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви»,»Нежный возраст», «Анна Каренина», и другие.

Общение со сценаристом, кинорежиссером, писателем, народным артистом РФ С.А. Соловьевым случилось, как это ни банально прозвучит, в обеденное время, когда на площадке прозвучала команда «Стоп, камеры!» и действующие лица многочисленной труппы рассредоточились кто куда: одни поспешили использовать время, чтобы выпить чашку крепкого кофе, кто-то продолжил обсуждать технические стороны процесса, но большинство поторопилось укрыться в стоявших неподалеку микроавтобусах. В одном из них, расположившись на стуле за импровизированным обеденным столиком, отдыхал неоднократный обладатель «Гран-при» Венецианского, Берлинского фестивалей, лауреат Государственной премии СССР, автор ряда телевизионных программ, режиссер, в чьей фильмотеке насчитывается более трех десятков кинолент, созданных на основе современных и классических произведений.

— Сергей Александрович, спасибо, что нашли для нас время. Нам хотелось бы узнать, над какой картиной вы сейчас работаете. Кому или чему посвящен фильм? На чем сделан акцент?

— Мы работаем над большой полнометражной молодежной картиной под названием «Кеды». Никакого конкретного акцента нет, это, скорее, многоголосье акцентов. Сделать какой-то один выбор или вывод сложно, да и не нужно. Литературной основой послужил рассказ популярного ныне автора, представителя новой русской литературы Андрея Геласимова. Его произведения активно печатаются, в том числе и в российском журнале «Сноб». Главный редактор издания С. Николаевич, на мой взгляд, разбирается в русской литературе, поэзии. То, что он печатает, отмечено знаком качества.

— Поясните, пожалуйста.

— Я говорю о произведениях, написанных просто и в то же время уникально.

— Название фильма «Кеды», если честно сказать, не дает много пространства для воображения.

— Ну, отчего же… Я могу чуть приоткрыть завесу тайны сюжета. Молодой человек, которому через три дня идти в армию, озадачивается вопросом: купить ему кеды или не купить. Если купить, то зачем — все равно в армии они не понадобятся. А не купить… так хоть кеды будут его ждать.

— Значит, главный герой — человек небольшого, мягко говоря, материального достатка. Один из очень-очень многих. Да и в личной, духовной жизни, чувствуется, у него есть дефицит.

— Он из обычной трудовой семьи, из нормальных людей, не придурков нового времени.

— Название фильма начинает казаться вполне симпатичным.

— Надеюсь. Просто мы привыкли еще со времен 90-х годов к кричащим названиям, где фигурируют «убийцы», «дьяволы», разные там «черные ночи». А здесь просто: «Кеды».

— А почему выбрали наш город в качестве съемочной площадки?

— На самом деле на Севастополь выбор пал случайно. Названия города в фильме нет. Речь идет о собирательном образе русских городов. Никакие конкретные севастопольские проблемы не затрагиваются.

— Вы наверняка не впервые в Севастополе.

— Безусловно. Могу добавить, здесь у меня живет двоюродная сестра. Последний раз я приезжал сюда в 2001 году. Было 11 сентября. По случаю выхода фильма «Нежный возраст» мы, вспоминается, сидели за праздничным столом на даче командующего Черноморским флотом. И вдруг раздались сигналы тревоги, которые, как нам тогда объяснили, означали высшую степень военной угрозы. Кто-то даже проговорил: «Это война!». В тот день террористы-смертники атаковали Америку, разрушили башни-близнецы Всемирного торгового центра.

— Такие мгновения жизни остаются в памяти навсегда. Сергей Александрович, у вас есть своя целевая аудитория?

— У каждого нормального творческого человека есть свой зритель. Но ни в коем случае нельзя под зрителя прогибаться. Не надо выдумывать сделать что-нибудь эдакое, чтобы как-то обязательно угодить. Искусство — это не продукт. Хорошее или плохое произведение, но, тем не менее, это произведение. И хотя «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать», как говорил А.С. Пушкин, на самом деле многое остается неизменным.

— А как, на ваш взгляд человека с большим жизненным, творческим опытом, есть диктат времени? Люди меняются в зависимости от политического, общественного строя на дворе?

— Меняются внешне. И как бы всё. Однако внутренний мир, суть человеческой природы коренным образом не меняется.

— Вы сказали: у каждого нормального творческого человека есть свой зритель. Для вас это кто?

— Самая дорогая часть зрителей для меня — это те единицы, которые любят кино, для них это целый мир. Когда-то и я, в конце 50-х годов прошлого столетия, был обычным зрителем. Покупал билетик в кинотеатр за 5 копеек — синенький такой. Но однажды я посмотрел гениальный, по моему мнению, фильм «Летят журавли» режиссера Михаила Калатозова. И эта картина определила мою дальнейшую судьбу.

— Существует определение, для кого вы работаете?

— Я работаю сам для себя. Чтобы не оскорблять в первую очередь самого себя недостойными вещами.

— Предпочитаемые жанры?

— Ну что жанры… Вот, например, Г. Данелия создал фильм «Я шагаю по Москве». Какой это жанр? Как его определить? Никак. И я в том же жанре. На этом фильме выросло не одно поколение. Зритель продолжает его любить по сей день.

— Одно время наша киноиндустрия предлагала фильмы, так сказать, одного настроения. Как правило — черного. Вы согласны, что уже хочется увидеть в конце тоннеля какой-то свет?

— Главное, чтобы это был не выдуманный свет. Такое мы тоже в своей истории уже проходили. Пути к нему, настоящему свету, непростые. Но он есть.

— Сергей Александрович, спасибо за интервью и за мысли, которыми вы поделились.

На снимках: на ул. Маяковского идет киносъемка.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера