Мягкая посадка Арсена Диванянца

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Вот живем в одном городе, а нередко может пройти целый десяток лет, прежде чем хорошо знакомые люди, не будучи в особо дружеских отношениях, загадочным образом встречаются. Вот так, совершенно случайно, я, оформляя справку в Пенсионном фонде Нахимовского района, столкнулся с Арсеном Диванянцем, с которым призывался в далеком уже 65-м году в армию.

Попали мы, помнится, в отдельную радиотехническую роту под украинским городком Гайвороном и отслужили целых два года в одном взводе радиотелеграфистами.

Наш ротный старшина Иван Голованец был знаменит тем, что с идиотским упорством насаждал во вверенном ему воинском подразделении всевозможные виды спорта. Иногда такие, которые были просто противопоказаны солдатам низкого роста: например прыжки в высоту. Надо было видеть, как по его команде неуклюже плюхались на груду песка молодые ребята, у которых рост едва-едва перевалил за метр шестьдесят.

У моего земели Арсена рост как раз и был метр шестьдесят сантиметров. Хорошо помню тот день, когда старшина вывел на спортплощадку нас, десять человек, на отработку прыжков в высоту. Арсен, было видно, страшно волновался: дрожали руки, заметно побледнел. И все время он мне повторял: «Добром это не кончится, вот увидишь».

Подошла его очередь прыгать. Два раза разбегаясь, он в метре от планки как бы тормозил и падал лицом в песок. Но потом каждый раз звучала чёткая команда старшины: «Рядовой Диванянц, на старт!»

Но вот третья попытка Арсена всех изумила. Он понесся к роковой планке с вытаращенными глазами, нелепо размахивая руками. Кстати, сапоги мы снимали, бежали в носках по траве. И вот наступает решающий миг. Тело Арса взмывает вверх (он прыгал лицом к земле, кстати), и — о чудо! — мой земляк как бы завис секунды на две над прыжковой ямой. Мы все с изумлением наблюдали, как очень медленно, прямо-таки паря в воздухе, он проплыл над планкой и тяжелым мешком рухнул на песок…

Мы все подбежали к нему. Он трясся и лежал с перекошенным лицом, с пеной на губах. Как позже объяснил фельдшер, у Арсена, скорее всего, диагностировался припадок эпилепсии, и его свезли в госпиталь в г. Балту. Кстати, наш старшина получил очень серьезное взыскание по службе и прекратил «испражняться» с прыжками солдат в высоту…

Когда Арсен вернулся из госпиталя, я, конечно, поинтересовался: «Подобный «трюк» ты когда-нибудь уже делал?» Мой земляк вздохнул и неохотно «раскололся»: «Припоминаю два случая. Первый — это когда мне было лет шесть. Помню, родители уехали на базар, а меня оставили играть во дворе под присмотром бабы Вали, это наша соседка. Я взял палочку-лошадку и принялся скакать с криком «гоп-гоп-гоп!» И вдруг ощутил, что, отрываясь от земли, я как бы взлетаю на полметра ввысь. Впечатление — пронзительное! Таким образом я ездил-парил целый час. А потом устал, прошел на кухню, взял из миски котлетку и съел ее с хлебом. Но! Захотелось повторить «полеты». И что ты думаешь? Прежнего эффекта, как ни старался, не удавалось достичь.

А второй раз дело было уже на ул. Горпищенко, куда мы переехали с горы Рудольфа. Жили в пятиэтажке, построенной немцами после войны, на верхнем этаже. Так вот, однажды я хотел вывесить мокрое полотенце на балконе, неуклюже стал дотягиваться до свободного места на веревке с мокрым бельем и… с пятого этажа вывалился на землю. Что интересно, приземлился на клумбе без единой царапины. Врачи были в шоке, все меня ощупывали и допытывались: «Что и где болит?» А ничего не болело. Когда я в ужасе долетел до середины дома, в голове вдруг как бы что-то запело, я ощутил невесомость и даже вроде бы как упоение от полета. Так что на клумбу я не упал, а «мягко уселся». С тех пор прошло много лет, и подобное состояние я ощутил лишь после третьей команды этого гада — Головни (такой кличкой наградили мы старшину Голованца. — Авт.)…»

— Ну а еще приходилось хоть разок вот так «слетать?» — спросил я.

— Нет. Слава богу, все обошлось. И я рад этому, потому что после таких «полетов» страшно болит голова, дрожат ноги, поднимается давление в течение целой недели, — ответил Арсен.

Я знаю, что истории о левитации, т.е. способности людей свободно парить над землей, известны с незапамятных времен. А в христианской традиции подобные чудеса относят к 200 святым, которые вознеслись на небеса. Что это? Вымысел или правда? Теоретической обоснованности этого явления пока что нет…

Ф. ГАДАЙША, пенсионер.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

При слове «левитация» в памяти возникают некие стереотипные образы либо картинки, знакомые нам с детства. Скажем, классические строки, принадлежащие перу Александра Сергеевича Пушкина: «Там, в облаках, перед народом через леса, через моря колдун несет богатыря». Не стоит забывать и о романе Александра Беляева «Ариэль», и о повести Герберта Уэллса «Правда о Пайкрафте». Да мало ли еще чего вспомнится подобного? Понятно, что здесь упомянуты художественные произведения, которые считать документом нельзя ни в коем случае. Но ведь они основаны на чем-то конкретном! Или плод чистейшей фантазии авторов?

Возможно, это и так, но в последнее время многие вполне серьезные исследователи и ученые стали всерьез не просто обращать внимание на левитацию как факт, но и задумываться о ее природной возможности. Например, упорные искатели антигравитационного двигателя или те, кто теперь изучает феномен так называемой энтропии. Выведен уже энтропийный закон сохранения энергии. И пока не оспаривается!

Другие статьи этого номера