Помнить, нельзя забыть!

Помнить, нельзя забыть!

30 октября — тревожная, памятная дата в истории нашего города, в истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. 30.10.1941 г. — официальная дата начала второй обороны Севастополя. В этот день, 74 года назад, в 16 часов 35 минут батарея N 54 БО ГВМБ ЧФ, находившаяся в 40 километрах, в районе с. Николаевка, открыла огонь по передовым частям 11-й германской армии Манштейна, подходившим к Севастополю. Начиналась великая 250-дневная битва за наш город.

С началом войны оказалось, что Севастополь абсолютно не готов к обороне с суши. Предполагалось, что враг будет нападать только с моря и с воздуха, а если воевать, то на чужой территории и малой кровью. Только в июле 1941 г. стали создаваться рубежи обороны вокруг города. Тогда же и был назначен командиром 54-й ББ двадцатитрёхлетний лейтенант Заика Иван Иванович, выпускник Севастопольского УБО им. ЛКСМУ. Военком батареи — политрук С.П. Муляр. Задача батареи — противодействие высадке десанта противника. В реальности батареи ещё не было. Были четыре устаревшие 102-мм пушки Б-2, списанные с крейсера «Красный Кавказ», почти три года ждавшие утилизации на артзаводе, и место, где нужно было создать укрепления и установить новую батарею.

Расчёт батареи составлял 127 человек, к работам привлекалось и местное население. Орудия установили в открытых деревянно-земляных двориках, в 80 м друг от друга. Успели оборудовать два погреба для боезапаса, полуподземный кубрик и землянку-камбуз. Пушки были хорошо замаскированы, а в стороне соорудили ложную батарею. Так как батареи не было на довоенных картах, немцы о ней не знали, и артналёт на передовое моторизованное соединение противника (бригада Циглера) оказался неожиданным, ошеломляюще внезапным.

Первыми под удар попали моторизованные румынские части, входившие в бригаду. За 10 минут батарея выпустила 62 снаряда. Румынский ветеран из бригады Циглера А. Думитреску вспоминал: «…я ехал лёжа на полу штабного автобуса, положив под голову телефонный аппарат, и дремал. Спать не мог, очень хотелось есть. В последнее время мы сильно недосыпали, были в постоянном движении, а кормили нас всё хуже… (После прорыва Ишуньских позиций 28 октября Манштейн собрал все механизированные части, от разведподразделений до самоходных противотанковых и зенитных батарей, в бригаду Циглера, включая диверсионное подразделение — 6-ю роту полка «Бранденбург 800″ и около 100 боевых мотоциклов с пулемётами на колясках, с задачей опередить и отрезать пути отхода отступающей Приморской армии и захватить Севастополь с ходу. — Авт.). Русский обстрел стал для нас полной неожиданностью. Тяжёлые снаряды рвались прямо на дороге и впереди, и сзади нас. Автобус сильно тряхнуло и сбросило с колеи. Я не помню, как выскочил наружу и побежал к камышам у дороги. Опомнился, только когда обстрел закончился. В руке у меня была зачем-то зажата оборванная телефонная трубка. Я стоял в небольшом болотце, и за отвороты сапог заливалась вода…»

Этому вояке повезло, он отделался сильным испугом, выжил. Через два часа 2-й батальон 10-го румынского полка — рошиоры (элитные кавалерийские части. — Авт.), двигавшиеся по той же дороге, также попали под губительный огонь батареи. По ним было выпущено 20 снарядов. Остальные части моторизованной колонны свернули на просёлочную дорогу, в обход батареи, пытаясь выйти к станции Альма (Почтовое), чтобы перерезать Симферопольское шоссе и железную дорогу. Но и здесь на них посыпались снаряды. Это бронепоезд «Войковец», прорываясь от станции Сарабуз (Остряково) на Севастополь, остановился за станцией Альма для ремонта путей, разрушенных днём немецкими самолётами, вынужден был прервать работы и открыть огонь по врагу. Это позволило отдельным частям Приморской армии в ночь с 30 на 31 октября 1941 г. пройти по Симферопольскому шоссе в Севастополь.

За три дня боёв на открытой огневой позиции, без надлежащего пехотного прикрытия, под бомбёжками и артобстрелом, отбивая атаки пехоты и кавалерии, порой переходя врукопашную, 54-я батарея выпустила 1200 снарядов и уничтожила тяжелый танк с 76-мм пушкой, 15 средних танков и бронемашин, трактор с орудием, автоцистерну, два штабных автобуса, мотоциклы, 7 автомашин с пехотой и до 700 солдат противника.

2 ноября батарея была полностью окружена, позиция перепахана бомбами и снарядами, погреба б/з и ходы сообщения полузасыпаны, два орудия разрушены прямыми попаданиями, одно повреждено. Из личного состава в живых осталось меньше половины, большинство было ранено. В 16.40 командир батареи И.И. Заика доложил по рации командиру 1-го ОАД БО майору К.В. Радовскому: «Противник находится на позиции батареи. Связь кончаю, батарея атакована».

На помощь выжившим ночью были посланы тральщик «Искатель» (командир — капитан-лейтенант В.А. Паевский) и два сторожевых катера: СКА N 031 (командир — старший лейтенант А.И. Осадчий)и СКА N 061 (командир — старший лейтенант С.Т. Ерёмин). 28 раненых батарейцев, спустившихся по телефонному кабелю, моряки смогли на двух шлюпках доставить на корабли. Сам командир с группой бойцов остался прикрывать отход. Немцы осветили берег ракетами, завязался бой. Долгие годы ветераны батареи считали своего командира погибшим. Но ему повезло, он уцелел. Вместе с Валей Хохловой, заведующей медпунктом с. Николаевка, с первыми залпами пришедшей на батарею и оказывающей медицинскую помощь раненым, им удалось под видом беженцев пробраться в Карасу-Базар (Белогорск), где у Валентины жили родители. Вскоре Иван ушёл воевать в партизаны, был рядовым, начальником штаба, а затем и командиром 10-го отряда 2-й бригады Восточного соединения партизан Крыма. А Валентина Герасимовна Хохлова стала его женой.

После войны они приезжали в Николаевку, были на месте той самой 54-й батареи, которая соединила их на всю оставшуюся жизнь. Одна из центральных улиц Николаевки (2750 жителей) носит имя 54-й батареи. В 1973 г. на месте бывшей позиции батареи сооружен обелиск с именами погибших героев. В мае 1974 г. у памятника установлено корабельное орудие Б-34, снятое с эсминца. Эмма Владимировна Колотова, бывшая учительница николаевской школы, работает над созданием музея, посвященного обороне Севастополя и 54-й ББ. В мае 2004 г. Ивану Ивановичу Заике был присвоено звание «Почётный гражданин города Севастополя». Он удостоен многих правительственных наград, в том числе двух орденов Красного Знамени. Скончался И.И. Заика 3 января 2009 г. на 91-м году и похоронен в родном городе Кременчуге.

Казалось бы, россияне, тем более севастопольцы и крымчане, не страдают исторической амнезией, но, тем не менее, очень опасно равнодушие к нашему прошлому. Ведь было время, когда даже святой для нашего народа день — День Победы — мог остаться только на бумагах в пыльных архивах.

В 1948 г. Сталин отменил выходной день в День Победы и 9 мая сделал обычным рабочим днём. Работали тогда шесть дней в неделю, выходной один — воскресенье. За прогул — суровая кара. Официально День Победы никто не отменял, выпускались поздравительные открытки, люди поздравляли фронтовиков и друг друга. Но о войне велено было забыть и все силы бросить на восстановление народного хозяйства. Может, это и было правильно в тот период, но, думаю, уж очень не хотелось вождю вспоминать о своих просчётах и ошибках. Слишком много было инвалидов, калек безруких и безногих. Более трёх миллионов наград остались неврученными. О героях просто забыли.

Только в 1954 г. 9 Мая пришлось на выходной. Хорошо помню этот день. В воскресенье утром множество людей (в основном женщины, старики, мужчины в полувоенной одежде без погон) — все двинулись в сторону Сапун-горы. Шли по степи, по дороге, по тропинкам, ехали на подводах, грузовиках, на велосипедах. Шли с узелками и кошёлками, вели престарелых и немощных. Шли с палками и даже на костылях. Казалось, вышел весь город. К обеду весь склон, ведущий к вершине Сапун-горы, был заполнен людьми. Кучками и в одиночку, народ располагался прямо на зелёной траве, разложив на белых тряпицах нехитрую снедь. Как говаривал мой отец, «хлеб, соль, вода — солдатская еда». Но было кое-что и покрепче воды. А ещё картошка «в мундире», консервы, кое у кого даже сало и непременно салат из молодой редиски с зеленым луком и вареными яйцами.

На кусках развороченного взрывами железобетона, на брустверах полузасыпанных траншей, рядом с растущими красными маками лежали скромные букетики полевых цветов. Теперешних деревьев и сосен ещё не было. Только война напоминала о себе. Обвалившиеся ходы сообщения, полуразрушенные доты, траншеи и блиндажи. И старые воронки везде, большие и малые. Гильзы, осколки, куски искорёженного, ржавого железа, обрывки колючей проволоки. На глыбе взорванного дота — полустёртая надпись «Мин нет». Люди говорили тихо, как на кладбище. Было слышно, как летают первые пчёлки. Царила атмосфера всеобщей причастности к чему-то единому для всех, скорбному и печальному. Громкой музыки, веселья не было и в помине. Где-то играла гармошка и тихо звучали грустные песни — «Тёмная ночь» и «…никто не узнает, где могилка моя…» Простые люди искренне, сердечно, по русскому обычаю, душевно чтили и поминали павших героев. Было пасмурно, тихо и тепло. Временами моросил мелкий дождик, иногда робко проглядывало солнце. Казалось, сама природа тоже скорбила вместе со всеми.

В 1965 г. 9 Мая опять пришлось на воскресенье, и страна достойно отметила 20-летие Победы. Л.И. Брежнев учредил общенародный, государственный статус праздника Победы. В Москве проводился парад, была выпущена юбилейная медаль. Президиум ВС СССР официально утвердил «Положение о почётном звании «Город-герой». Города-герои Волгоград, Севастополь и Одесса награждались медалью «Золотая Звезда» и орденом Ленина, Киев и Ленинград — медалью «Золотая Звезда», Москве было присвоено звание «Город-герой», Брестской крепости — звание «Крепость-герой». С тех пор мы ежегодно отмечаем День Победы. Уверен, в России так будет всегда во веки веков.

Что такое какая-то запятая? Но давайте переставим её в заголовке, и смысл изменится на противоположный. Крохотная точка с хвостиком, но как она много значит в судьбах народов да и всего мира в целом. Наши отцы и деды, люди разных национальностей, воевавшие и погибавшие в борьбе с фашизмом, даже в кошмарном сне не могли себе представить того, что сейчас творится на Украине. Когда, как случилось, что часть украинцев заболели ярым национализмом, потеряв историческую память, возненавидев «москалей» и всё, что связано с Россией, ветеранов, освободивших украинский народ от фашизма, и даже своих родных, друзей и знакомых, проживающих в России, и особенно в Крыму? Почему русофобия стала государственной политикой? Оказалось, просто нужно вырвать славные страницы общей истории и внедрить в сознание вирус ненависти к России. Ненавидеть русских в братской нам стране учат с детского сада, в школах, с экранов телевизоров, с эстрады, с обложек книг и журналов. Этот вирус опасен, он расползается по всему свету, заражая в первую очередь молодёжь, и бороться с ним можно только вакциной исторической правды, сохраняя генетическую память народа, не допуская переписывания истории, забвения её уроков. В этом — наш долг перед будущими поколениями.

В. МЕДВЕДЕВ, ветеран ВМФ СССР.

(Снимки присланы автором).

Другие статьи этого номера