Павел БУЦАЙ: «Нельзя пройти мимо чужой беды»

Около трехсот жалоб за короткое время своего существования уже
принял аппарат уполномоченного по правам человека в Севастополе.
Павлу Буцаю после его избрания на эту должность горожане начали
передавать свои просьбы прямо на улице. И если в других регионах
накоплен большой опыт работы омбудсменов (так по-другому называется
эта должность), есть помещения, юридическая база, то в нашем городе
пришлось начинать все «с нуля». В не слишком уютном помещении жизнь
кипит даже в неофициальные часы приема — люди приходят с
многочисленными проблемами: притесняют соседи, не дали гражданство,
негде жить. Здесь стараются помочь каждому.- Бабушка живет на улице, ее выгнали родственники, нужно бы ей помочь, — говорит посетительница. Время приема давно закончилось, на часах — седьмой час вечера. Ее внимательно выслушивают, помогают написать заявление. По словам уполномоченного по правам человека в Севастополе Павла Буцая, функционировать приходится в достаточно тяжелом режиме. Юристам пришлось три месяца работать без зарплаты, в помещении (две небольшие комнатки в здании почты) поставили старенькую мебель — стулья принесли из Пенсионного фонда. На свои деньги купили компьютер для бухгалтера. Сформировали штат: кроме самого омбудсмена есть еще его советник и трое помощников. По конкурсу будет принят еще один человек. «Сделали все быстро, чтобы люди не ждали, — говорит Павел Буцай. — Хорошо, что в аппарат пришли работать люди, для которых деньги — не на первом месте. Огромное им спасибо за профессионализм». Вдобавок разработали положение об общественном совете — будут привлекать помощников на общественных началах.

— У нас ничего ведь не было, просто пустое место, — объясняет омбудсмен. — Для Севастополя это совершенно новое явление, опыта нет. Первое, что пришлось сделать, — разработать положение, получить документы о государственной регистрации. Затем подали документы в правительство, чтобы департамент согласовал эскиз печати, ее за свой счет изготовили. Параллельно шла работа по регистрации в ЕГР, в Фонде социального страхования, в управлении ПФР. За каждым перечислением — масштабная работа. А мы сразу приступили к формированию аппарата уполномоченного по правам человека в таких вот условиях. Начали принимать людей с момента получения помещения, которое, как смогли, привели в порядок.

С финансированием аппарата уполномоченного проблемы были ожидаемы: по словам Павла Буцая, это не «сиюминутный процесс». Чтобы довести средства, нужно было наладить работу с департаментом финансов, стать участником бюджетного процесса, а это большое количество документов. Кроме того, необходимо было составить и план расходов, а никто еще не понимал, с чем придется столкнуться и сколько на это потребуется денег. Созванивались с «регионами» для консультаций.

— Абсолютно все регионы тепло относятся к Севастополю, — рассказал Павел Буцай. — Обычно ведь уполномоченный по правам человека выбирается, и уже есть какая-то база, многие работают по 15 лет, в Республике Крым — 1,5 года. Мы очень часто обращаемся к ним, даже выезжаем.

В итоге деньги пришли только в конце февраля, но пока на счет они не поступили. 4,5 млн рублей — на зарплату сотрудникам аппарата, 1,9 миллиона — на иные потребности.

— Процедура получения денег достаточно сложная. И, к сожалению, не учтены многие наши потребности, — сетует омбудсмен. — Помещение требует хорошего ремонта, необходимы пандусы, мебель. Здание не отапливается. Что касается денег, то на 1,9 млн можно купить нужные компьютеры с лицензированными программами, огромное количество бумаги. Мы уже на личных автомобилях за свой счет проездили 15 тысяч километров. Это понятно: начинаем все «с нуля», а в городе ситуация непростая. Кстати, «Севтелеком», несмотря на отсутствие средств, выделил три телефона и линию доступа в Интернет. Благодаря этому аппарат уполномоченного смог открыть «горячую линию» по номеру 41-66-00. Можно звонить с 10 до 18 часов.

Люди стараются в максимально короткие сроки рассмотреть все жалобы. Как говорит севастопольский омбудсмен, его аппарат сотрудничает с УМВД, прокуратурой, Следственным комитетом, УФСПП. Оказывает помощь ОНФ. Хорошо, что федеральные ведомства идут навстречу, поэтому многие вопросы удается решить в телефонном режиме. Иначе официально пришлось бы писать запросы, которые по закону рассматриваются в течение 30 дней, и ждать ответа. А время уходит, и порой оно значит очень много.

К примеру, омбудсмен рассказывает такой случай: уже на второй день после избрания к нему обратился 35-летний мужчина, который жил в пещере и не имел никаких документов, даже свидетельства о рождении, только справку о том, что он — гражданин Украины. Жить негде, на работу устроиться не может, хотя раньше работал плотником. Такие вот у человека сложились обстоятельства.

— Конец ноября, скоро зима, холодно. И у меня сразу возник вопрос: а что будет с этим человеком? Ждать нельзя, — рассказал Павел Буцай. — Я его спросил, какого он вероисповедания, согласен ли помогать послушникам в монастыре. Он ответил: «С большим удовольствием». Позже я созванивался с приходом и был тронут, что обратившемуся за помощью там нравится, а настоятель монастыря сказал, что он оказался работящим. В УФМС мы направили запрос, и ведомство пошло нам навстречу, разрешив получение паспорта по имеющимся документам. Для нас это был радостный момент. Главное — человек зиму провел не на улице, а с пользой для себя, для людей. Он оказался не лентяем, и его даже прозвали Моторчиком. Теперь будем следить за судьбой этого человека.

Если распределить все жалобы в количественном соотношении, то окажется, что больше всего — на работу УФМС. К примеру, вот такая ситуация вполне типична: сын получил паспорт РФ, мать умерла, а отцу отказали в гражданстве. У человека в Севастополе собственный дом, больше 20 свидетелей, что он здесь давно живет.

— Не может же быть такого, что один человек в семье — гражданин РФ, а другой — нет, — комментирует Павел Буцай. — Нельзя это оставлять без внимания. Еще в декабре я составил докладную записку уполномоченному по правам человека в РФ Элле Памфиловой (ныне экс-главе. — Ред.), чтобы как-то подобные ситуации решать. Допускаю, что, как рассказывали в УФМС, есть и злоупотребления. Но ни в коем случае не должны пострадать севастопольцы, которые постоянно здесь живут. Это нонсенс. У кого-то просто не было возможности стоять в очередях: есть же такое, когда родитель один воспитывает детей, когда плохое здоровье — им же обещали, что очередей не будет. Вот и ждали, а сейчас оказались за бортом, и полностью нарушены права. Таких людей много. На втором месте по количеству — обращения по перерасчету пенсий, их индексации, ведь в нашем городе проживает огромное количество пожилых людей, и они зачастую не знают, куда им правильно обратиться. Тем более что институт уполномоченного по правам человека — в регионе явление новое. Много проблем, связанных с жилищными вопросами и неправильным начислением коммунальных платежей.

— Недавно к нам пришла бабушка, которую третировали соседи по коммунальной квартире, — вспоминает севастопольский омбудсмен. — Она плакала, у нее дрожали руки — пожилой, незащищенный человек. Она принесла судебное решение, по которому ей должны были выплатить компенсацию. Дело в том, что соседи сделали ремонт, «отхватив» и часть бабушкиной площади. Запретили старушке даже ходить в туалет и пользоваться ванной — предложили ей устроить туалет на балконе. Но как доказать, что они запрещают? Замков нет. Пришли, поговорили. Да, замков не было, но что это такое, когда двухметровый детина не дает бабушке туалетом пользоваться?

В итоге попросили о помощи службу судебных приставов и полицию. Соседи бабушке устроили еще больший скандал. Приставы пришли в коммуналку. Детина им сообщил, что бабушка ему угрожает топором, да еще написал жалобу, что старушка его, здорового мужика, избивает. Пришлось задействовать участкового, который теперь регулярно приходит, проверяет обстановку. (По словам Буцая, его аппарат держит эту ситуацию на контроле).

Кроме того, в зоне внимания омбудсмена — выселение людей из общежития Банковской академии. Вроде бы все законно: организация перестала существовать, работников уволили и попросили «освободить помещение». Кто-то куда-то переехал, но некоторым — просто некуда. Павел Буцай обратился в Банковскую академию Москвы с просьбой предоставить хоть какие-то вакансии сотрудникам, тогда они могут жить в общежитии.

Крайне беспокоят уполномоченного по правам человека и участившиеся в Севастополе аварии на дорогах: совсем недавно двое подростков были насмерть сбиты пьяным водителем, достаточно известным в городе. Чуть ли не ежедневно в новостях — сообщения о ДТП.

Аппарат омбудсмена разработал ряд рекомендаций, попросив, в частности, ГИБДД усилить меры реагирования и ужесточить ответственность водителей, которые садятся за руль в нетрезвом состоянии. Правда, в УМВД сейчас катастрофически не хватает сотрудников. Предложения также были направлены в департамент здравоохранения и «Севастопольэнерго». К примеру, по мнению Павла Буцая, хорошее освещение улиц поможет справиться с аварийностью на дорогах. На уличные фонари в нашем южном городе можно установить солнечные батареи: даже если снова начнутся отключения электроэнергии, фонари продолжат работать. И не произойдет такого, как было зимой во время блэкаута, когда улицы погружались во тьму, на дорогах ничего не было видно. Естественно, необходимо и большое количество светофоров.

Проблем в городе вообще огромное количество. В том числе с местами в детских садах. Некоторое время назад аппарату омбудсмена удалось помочь матери-одиночке, воспитывающей двоих детей. Она приехала из Луганской области, а в Севастополе у неё нет ни друзей, ни родственников, которые могут помочь. В нашем городе женщина работает несколько лет, о ней хорошо отзываются в коллективе. Старший сын ходит в школу, а вот младшую дочку пяти лет не с кем было оставить дома, в садик попасть нереально. Мама буквально разрывалась между работой и домом. Ребенка закрывала в квартире и уходила на работу. Девочка очень энергичная, как-то брат открыл ей дверь, а она пошла к соседке, сказала, что хочет кушать. Еда дома была, хотелось просто пообщаться. Соседка вызвала полицию. Заплаканная мама позвонила в аппарат уполномоченного по правам человека, просила приехать, боялась, что ее лишат родительских прав. Ребенка забрали домой, место в детском саду малышке нашли.

— Да это было даже, в общем-то, не в нашей компетенции, — говорит Павел Буцай. — Но нельзя проходить мимо чьей-то беды. Я считаю, что у этой женщины была безвыходная ситуация: помощи никакой, нет родственников, нет родителей. Ситуация с местами в детских садах в нашем городе не слишком благоприятная, но у нас также есть ряд предложений.

По словам омбудсмена, например, на балансе агрофирмы «Золотая балка» находится несколько старых детсадов. Агрофирма говорит, что не препятствует передаче своих помещений департаменту образования. Но дело в том, что здания находятся в плачевном состоянии, не соответствуют никаким требованиям. И аппарат уполномоченного по правам человека будет просить власти Севастополя, чтобы детсады приняли на баланс хотя бы в «таком виде». Если даже капитальный ремонт окажется невозможен, есть вариант возведения на этих участках модульных объектов.

— Конечно, мы — не властная структура и не обладаем полномочиями принимать строгие меры, — рассказал Павел Буцай. — Тем не менее каждый день стараемся помочь людям. Как сказала Элла Памфилова, аппарат уполномоченного по правам человека — возможно, последняя инстанция для отчаявшихся.

Я давал клятву уполномоченного — содействовать правам человека законами и голосом совести. Вот голос совести и не позволяет проходить мимо чьих-то проблем.

Другие статьи этого номера