Чтобы английский текст заиграл на русском…

Чтобы английский текст заиграл на русском...

Севастопольский театр юного зрителя поставил Вина Морреале… Автор
удивительный, интересный и до обидного неизвестный отечественному и
читателю, и зрителю. Спасибо театру за это замечательное знакомство! Но
ему все-таки во-вторых. А главный виновник праздника — Виктор Вебер.
Тот самый Виктор Анатольевич Вебер. Личность во многих отношениях
легендарная. Автор более 70 изобретений. Что, в общем-то, не
удивительно. Родился в московской семье потомственных инженеров.
Окончил Московский авиационный институт, с 1973 г. — сотрудник одного
из секретных КБ. А вот все остальное получилось неожиданно даже для
него. Английский язык выучил всего за год: увлекся англо-американской
фантастикой и захотелось читать ее в оригиналах. Переводить начал в
1977-78 гг., как говорится, не на продажу, а по просьбам коллег: тогда таких
текстов в отечественном книжном мире было совсем немного.
А еще Вебер, наверное, — мой кумир. Никто тоньше его не чувствует, а,
значит, и понимает Стивена Кинга. Да разве только Кинга. Никто лучше
Вебера пока не перевел Дина Кунца, Гарри Гаррисона, Брэма Стокера,
Роберта Сильверберга, Алена де Боттона, Клиффорда Саймака, Пола
Андерсона, Сидни Шелдона, Джеймса Чейза…Легендарный переводчик любезно согласился ответить на ряд вопросов. Первый я сформулировала так:

— Виктор Анатольевич, каким методам перевода вы отдаете приоритет?

— Кто-то из великих советских поэтов, родившихся на Северном Кавказе, кажется, Расул Гамзатов, сказал: «Что вижу, то и пишу». Переводчик должен руководствоваться этим принципом: что видит, то и переносит на поле русского языка. Ничего не добавляет, не приукрашивает, не фантазирует, не делится с читателем своими эмоциями. Только авторский текст, адекватно изложенный на очень хорошем русском языке.

— Практически во всех пособиях по переводу одним из главных критериев успешной работы является природный талант переводчика. Несмотря на то, что этот фактор довольно субъективен и оценить его сложно. Придерживаетесь ли вы данного мнения?

— Боюсь, это из области: кто не умеет работать, тот учит. Да, природный талант — это существенно, но где его столько взять? Известно же, что в любой профессии только три процента работников обладают природным талантом. У этих переводчиков, конечно же, есть преимущество перед остальными, но их хватает ровно на три процента книг. И нельзя утверждать, что все остальные переводные книги — полный отстой. Кроме таланта, есть еще и мастерство. Поэтому хороших переводчиков гораздо больше, чем талантливых.

— Очевидно, что перевод художественного текста нельзя ограничить определенными рамками. Это касается и прозы, и особенно поэзии. Как вы относитесь к переводу лирики? Считаете ли это возможным и необходимым видом перевода или поэзию следует читать только в оригинале?

— О поэзии — это не ко мне. Тут должен быть совершенно специфический склад ума. Если мне попадается что-то стихотворное, я обращаюсь к Наталье Вениаминовне Рейн. Даже не пытаюсь понять, как она это делает. Но на русском получается адекватный стихотворный текст. Так что, конечно, надо переводить. Но не всем, далеко не всем.

— Если проанализировать вашу деятельность, то становится ясно, что вы отдаете предпочтение фантастике. Почему именно этот жанр?

— Надо отметить, что не отдаю я предпочтение фантастике. Вот язык выучил, потому что хотел читать англо-американскую фантастику, это да. В начале творческого пути переводил рассказы. Может, пару-тройку романов. И все. Потом с фантастикой мои пути как-то разошлись. Стивен Кинг — это не фантастика. Это серьезная литература, стилизованная под некий жанр.

— Насколько важно проникнуться произведением, чтобы передать художественный образ, или достаточно хладнокровно и механически переводить слова?

— Разумеется, крайне важно понимать автора. Чувствовать дух, а не только видеть букву. Только тогда текст заиграет и на русском. Если автор мне не по душе, я его книг в перевод просто не беру. Но у меня есть право выбора.

— В Севастополе, в Театре юного зрителя, состоялась премьера спектакля по мотивам пьесы Вина Морреале «Кража со взломом», с которой русскоговорящие читатели, а впоследствии и зрители познакомились благодаря вашему переводу. Часто ли удается увидеть произведения, переведенные вами, на сцене? Насколько удачна была севастопольская интерпретация?

— В Севастополе «Кража со взломом» поставлена блестяще. Людмила Евгеньевна Оршанская увидела все, что сказал автор (а за ним и переводчик), и удивительно красиво воспроизвела все на сцене. В этом ей всемерно помогали актеры, которым пьеса, несомненно, понравилась. И правильно, потому что пьеса хороша. Легкая, романтичная, человечная, а потому понятная и зрителям.

Вообще мои переводы ставят достаточно часто, поэтому есть прекрасная возможность побывать в различных уголках нашей страны. Вознаграждений за постановки как раз хватает на билеты.

— Что вы посоветовали бы переводчику для достижения успеха в этом виде деятельности? Какими качествами и навыками он должен обладать?

— Я бы посоветовал начинающему книжному переводчику в качестве основной выбрать другую профессию, а переводом заниматься в порядке хобби. Работа эта приятная творчески, но очень низкооплачиваемая. А переводчик не должен думать о том, что завтра не сможет купить еду, если сегодня не переведет пять, десять, пятнадцать страниц. В таком варианте ничего путного у переводчика не получится. А если перевод — хобби, то результат будет точно, и со временем, когда переводчика заметят и начнут к нему обращаться, перевод вполне может стать основной профессией. У меня именно так все и произошло.

— Спасибо, Виктор Анатольевич, за ответы. Ждем с нетерпением ваших новых переводов.

Е. БЕЛАЯ, творческое объединение «Журналистика», МАН.

На снимке: лауреат премии «Странник» Виктор Анатольевич Вебер после премьеры пьесы в Севастопольском театре юного зрителя.

Другие статьи этого номера