Испытание на прочность?

Испытание на прочность?

Когда читаешь письма, приходящие в редакцию и затрагивающие
удивительно долгоиграющую проблему транспортного обслуживания
населения (да и в целом организации движения), в голове тут же начинает
стучать: «Гвозди бы делать из этих людей. Крепче бы не было в мире
гвоздей…»
И кто рискнет обвинить именитого классика в том, что он был не прав? Я
бы лично не рискнула, тем более что приводимые нашими земляками
аргументы — куда уж весомей?! И терпение у севастопольцев —
архиангельское, железное, честно говоря, терпение. Но порой
обстоятельства все же оказываются сильнее. И тогда… Тогда — по-разному.
Кто срывается на крик, кто — в слезы. А кто-то берется за ручку и пишет
письмо в редакцию, чтобы обнародовать факт и не допустить его
повторения. Мы же со своей стороны с обращениями горожан
внимательно знакомимся и стараемся помочь. Когда получается делом, а
когда и словом.
Транспортная тема — в нашем традиционном пятничном откровенном
разговоре о важном. Сегодня его начинает Е.Г. Деркач, инвалид 2-й группы.«МИНА» КИСЛЕЕТ НА ГЛАЗАХ

«Здравствуйте, уважаемая редакция «Слава Севастополя». Пишу вам письмо с большой болью в душе. Может, оно спасет многих от хамского, безответственного отношения в нашем городе-герое к детям войны, инвалидам и просто пассажирам.

14 июня мне надо было проехать в поликлинику N 3 (живу на ул. Героев Бреста) всего одну остановку. Подошел к остановке автобус маршрута N 109. Я едва поднялась на ступеньку, не успев взяться за поручень, как водитель рванул с места так, что я летела метра два по салону. Салон был почти пуст, сидели всего человек шесть, поэтому подхватить меня было некому. Пролетев, я резко «приземлилась» на копчик. Меня пронзила нестерпимая боль в пояснице. А водитель знай себе едет, как ни в чем не бывало. Стонала я на весь автобус. С огромным трудом поднялась, и подошла (скорее, подползла) к водителю и говорю ему: «Разве можно так ехать?» У меня был болевой шок, но водитель не задержал автобус, не вышел, не помог мне, а рванул дальше. А ведь ему надо было вызвать «скорую», зафиксировать этот случай, отвезти меня в травмпункт, снимок сделать. Я с большим трудом посмотрела на номер автобуса (N 685), вернулась назад на 109-й автобус. Боль была адской. А ведь мне ни в коем случае нельзя испытывать такие встряски — я инвалид 2-й группы (одна с таким диагнозом на весь Крым). Операцию, которую мне пришлось пережить, сегодня могут делать только в Москве, Израиле и Санкт-Петербурге в военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. Меня оперировали в Санкт-Петербурге. Обследовав, в один день поставили диагноз. Очень хорошее впечатление осталось о медицинском персонале, а именно о профессоре И.П. Костюке, ассистентах С.С. Крестьяминове и П.П. Митрофанове. Операция была тяжелой, длилась шесть часов. Я выжила! Начала приходить в себя. И вдруг такое происшествие!

Водитель маршрутки так летел, что у меня разорвался довольно крепкий браслет на руке (уже и не помню, кто мне его подал из пассажиров). Сломала я и два ногтя. Слава Богу, не сломала руку. Но локоть до сих пор болит… Придя домой, немного отойдя, позвонила по тел. 15-63. Женщина на другом конце провода ответила приветливо, приняла мою жалобу и заверила, что ее передадут в управление транспорта.

На следующий день приняла обезболивающее и поехала в травмпункт 1-й горбольницы. Рисковать больше не стала — вызвала такси. Высидела целый час в очереди, зашла к врачу. Сделали мне снимки позвоночника, поставили диагноз, назначили лечение.

Через 6 дней мне позвонил зам. начальника управления транспорта, фамилия его Фоменко. И все… До сих пор разбираются. Я хочу знать, как же все-таки разобрались с водителем, как его фамилия…

Мы все любим свой город-герой. Говорят, что любят его и транспортники. Так откуда тогда в нашем городе такие нерадивые водители? Остановки не объявляют, а как заикнешься о проезде по льготе, так у водителя сразу такая «кислая мина», что уже и не хочется никуда ехать, даже если очень надо. Извините за правду, но это просто оскорбляет. Я не только инвалид 2-й группы, но и ветеран труда, имею медаль. Я — дитя войны, пережила войну, тяжелые послевоенные годы, голод, разруху. Детство было несладким. Нас сейчас мало осталось, так еще и выходки подобных водителей жизнь укорачивают…

Я буду добиваться справедливости. Не разберутся наши власти — помогут власти Москвы (наш город любят и уважают везде). У меня пример из Санкт-Петербурга, из академии, где меня оперировали. Так вот, узнав, что я из Севастополя, люди из других палат приходили, спрашивали меня о нашем референдуме, о городе. И в глазах у всех горели огоньки любви к Севастополю, к его жителям.

Во всех безобразиях в городе нелегко, но надо разбираться. Я пишу в газету, потому что, может, мой пример кого-то убережет от бездушия и травм.

Хочу обратиться к руководству управления транспорта: пожалуйста, воспитывайте водителей. Мы живем в городе, где не место невежам и грубиянам. Наш город — герой. Поэтому и культура обслуживания должна быть на высоте. Летом много приезжих, и стыдно за бескультурье…

Вот и 2 июля снова зашла в автобус маршрута N 109, попросила проехать одну остановку по льготе. Водитель тут же «выдал»: «Как вы дороги мне!» Я культурно сказала ему: «Вы мне просто скажите, что льготные места заняты». Он и правда повторил, что два льготника уже есть. Я глянула в салон: людей мало, все больше молодежь. За «льготный» проезд я уплатила, еще и «спасибо» сказала. Вышла из автобуса с таким неприятным чувством унижения и оскорбления. Знаете, дорогая редакция, иногда складывается впечатление, что водители нас проверяют на прочность. Обидно, что к жителям пожилого возраста относятся, как к отбросам. Слов нет…

С уважением

Екатерина Григорьевна Деркач, инвалид 2-й группы.

P.S.  И еще просьба к транспортному управлению: обратите, пожалуйста, внимание и примите меры на маршруте N 107. Есть остановка «Воинская часть», так водители её проезжают, не останавливаясь. Можно и полтора часа простоять… Было бы неплохо, чтобы в каждом автобусе висела табличка с фамилией и инициалами водителя — это мощный дисциплинирующий рычаг!»

Грустно. Больно. Обидно. И усугубляются названные нами эмоции тем, что, к сожалению, описанная нашей читательницей ситуация — не единичная. «Перепалки» между водителями и льготниками — это вообще уже из разряда закономерностей. Причем хорошо устоявшихся. Редкая поездка обходится без малого, среднего или большого скандала по поводу перевозки льготных категорий населения. Зачастую он заканчивается тем, что «человек с удостоверением» остается «за бортом». Все зависит от совести, а иногда и просто от настроения водителя: хочу — везу, хочу — нет.

Мы возвращаемся к этой проблеме регулярно, но она как будто заколдованная и не решается годами. Может, оттого, что нет желания ее решить?

Что же касается ситуации с Екатериной Григорьевной Деркач, то здесь, на наш взгляд, все гораздо сложнее. И решать ее необходимо не только департаменту транспорта, но и правоохранителям.

* * *

«Транспортный» диалог продолжает А.М. Соколова, жительница проспекта Генерала Острякова:

НЕЛЬЗЯ ТАК ПЛОХО ЕЗДИТЬ!

«Здравствуйте, уважаемая редакция. Пишу вам под впечатлением от неприятной во всех отношениях поездки в городском общественном транспорте, а именно — в троллейбусе маршрута N 12. Сразу уточню, что у меня нет абсолютно никаких претензий ни к водителю троллейбуса, ни к кондуктору. Они, как и пассажиры, — тоже заложники ситуации. Теперь по существу. На улице стоит нестерпимая жара. И хотя медики советуют пересидеть ее дома, но бывают моменты острой необходимости. Вот и меня «припекло». Захожу в троллейбус, как я уже сказала, 12-го маршрута. Смотрю на электронное табло. «В салоне — 41.С». Нормально?! Это, подчеркиваю, новенький троллейбус. Кондиционером в нем даже и не пахнет. Но почему, уважаемые? Нас же клятвенно заверяли, что все новые машины, поступающие в город, приобретаемые городом, будут оборудованы системами кондиционирования. Так где же этот неотъемлемый атрибут цивилизованного существования в южном городе?

Пассажиры выходят и заходят, а водитель и кондуктор (там, где он есть) остаются. Как можно работать в таких условиях людям, от чьих собранности, ответственности и физического состояния зависят здоровье и жизнь людей, их безопасность?

Слышала по ТВ интервью руководителя «Севтроллейбуса». Он говорил, что машин с кондиционерами очень мало. Мало настолько, что в общей массе подвижного состава их и не заметишь. А еще, что люди в троллейбусе открывают окна и фрамуги, двери на остановках тоже открываются, поэтому, мол, толку от этого кондиционера нет никакого.

Я вот и думаю: есть магазинчики и ларьки, где двери вообще целый день не закрываются, но если кондиционер включен, то в помещении прохладно. Или у них кондиционеры особые, волшебные?

…Доехала я до своей остановки. Мозги от жары в салоне троллейбуса «расплавились» окончательно, аж «зайчики» в глазах запрыгали. «Включиться» помогла прохладная вода, щедро вылитая на голову и тело. Пришла домой, приняла душ и села за письмо в газету. Ну нельзя так плохо жить, люди! И к людям нельзя так относиться! Давайте же вместе что-то делать, иначе пропадем!

С уважением и надеждой

А.М. Соколова».

И кто не согласится с уважаемой Ангелиной Михайловной? Наверное, только тот, кто ездит на персональном авто с непременно работающим кондиционером. Так как журналисты «Славы» на себе ежедневно испытывают те же трудности, что и другие горожане, предлагаем провести в нашем городе эксперимент. Запустить на линии всех маршрутов (и троллейбусных, и автобусных) по нескольку единиц транспортных средств, оборудованных кондиционерами. Дабы дело было прибыльным, установить повышенную (но адекватную) цену за одну поездку. И, понятное дело, предложить оплачивать такой комфортный проезд всем (без учета льгот). В троллейбусе — тоже. К примеру, если сегодня поездка в «сауне» троллейбуса стоит 10 рублей, а для льготников — бесплатно, то сделать ее 15-20 рублей. И пусть каждый выбирает: париться ему или предпочесть комфортную поездку, за которую нужно заплатить чуть больше. Конечно, ездить в человеческих условиях должны все пассажиры, но если сегодня перевозчики не в состоянии обеспечить это на 100 процентов всем, то давайте попробуем хотя бы начать с малого. А там, глядишь, и остальные подтянутся…

* * *

Следующий наш собеседник затрагивает не менее актуальную тему. Она тоже не нова, но, судя по тому, как к ней относятся, в ближайшее время перемен ждать не приходится:

«УМНЫЕ» — ХОРОШО! ЧТО С «ГЛУПЫМИ» ДЕЛАТЬ?

«Доброго времени суток, «Слава»! Вы не раз писали об «умных» остановках в городе. А у меня совершенно банальный вопрос: «Что делать с их «глупыми» собратьями?» Сами понимаете, что остановки, конечно же, «глупыми» не бывают. Они бывают неудобными, необорудованными и просто никакими. И вот «никаких» в Севастополе много-премного. Хотите примеры? Да возьмите хотя бы центр города, тот же водоканал. Не предприятие, а остановку общественного транспорта возле него. Остановка там, ясное дело, есть, а вот павильона для пассажиров как не было, так и нет. Поставили здесь скамейку у столба и, видимо, посчитали, что задачу выполнили.

Мне бы очень хотелось пригласить господ (ответственных за оборудование остановочных комплексов) на эту остановку часов в 11 утра, когда температура воздуха зашкаливает за плюс 35.. Пусть еще не забудут захватить с собой собственных детей и стариков-родителей. И, как говорится, милости просим, наслаждайтесь! Не понравится этот пятачок (см. снимок), можно за угол завернуть — на ул. Очаковцев. Там ситуация не лучше. Не помешает и на проспект Победы заглянуть… Этот список можно продолжать и продолжать. Вот только стоит ли время тратить и бумагу марать? Дождусь ли, доживу ли, когда в нашем прекрасном городе все остановки будут «умными»?

П.Д. Байков, житель проспекта Победы».

Трудно сказать, уважаемый Петр Дмитриевич, дождемся ли мы все эры «умных» остановок, но то, что засилье «глупых» уже надоело, это точно.

До следующей пятницы.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера