Женщина прекрасного возраста

Женщина прекрасного возраста

Октябрь — традиционное время поговорить о возрасте. Вообще осень —
красивое время года и время жизни, если быть в гармонии с самим собой,
со своим телом и своей душой. Не всем это удается. Старость пугает, когда
видишь грустные лица, унылую походку, тяжелую жизнь на одну пенсию,
отсутствие новых возможностей. Когда кажется, что впереди остались
только тоскливые, пасмурные дни. Но и стареть, оказывается, можно
красиво. Или вообще не стареть, спокойно воспринимая свои
прибавляющиеся годы. В молодости и в среднем возрасте совсем не
хочется думать на такие темы, мы гоним прочь подобные мысли и решаем
«подумать над этим завтра», а «завтра» вдруг наступает совершенно
неожиданно и бесповоротно.
Общественный деятель Людмила Моисеевна Лапчинская не боится
говорить о своем возрасте и может совершенно откровенно беседовать о
мужчинах, отношениях между полами и о том, как меняются чувства с
возрастом. О деньгах, как о космическом ресурсе. Обо всем и о самом
главном — как оставаться современной женщиной с любыми цифрами в
паспорте. Людмила Моисеевна много лет проработала в академической
среде, и она не знает, что такое пенсия. Ей — 77 лет. Две семерки.
Оказывается, это красиво.— Людмила Моисеевна, вас не пугает ваш возраст? Вы так легко говорите на эти темы…

— Я не боюсь говорить о возрасте, я горжусь им. Женщина всегда остается женщиной настолько, насколько она себя чувствует, и речь здесь не столько о времени. За все годы у меня не изменилось отношение к себе — я была всегда активной, такой и остаюсь, я люблю всех, кого жизнь подводит ко мне, ведь все наши встречи не случайны. И, думаю, многие любят меня. А вокруг меня нет плохих людей не потому, что я их идеализирую, а потому, что возраст (одно изменение я все-таки нашла) позволяет мне чувствовать непорядочных людей на интуитивном уровне: мы просто не общаемся друг с другом. Это, конечно, опыт долгой работы с людьми.

— Людмила Моисеевна, а что вы чувствовали, когда выходили на пенсию? Было грустно, чувствовалась растерянность?

— А я не выходила на пенсию и никто меня туда торжественно не провожал. Я всегда работала и работаю до сих пор, но я занимаюсь тем, чем мне заниматься интересно, не заставляю себя делать что-то только для того, чтобы делать. Меня увлекают новые проекты. И еще я постоянно духовно развивалась. Но бывает так, что кто-то один в семье развивается, а другой с возрастом как бы оседает. Тут два варианта развития событий: либо брак распадается, либо придется второму супругу «подтягиваться». Второй мой брак распался именно поэтому.

Мне было 50 лет, когда я решила переехать в Москву, где жил мой старший сын с семьей и где пробовал учиться второй сын, но ему это плохо удавалось. Толчком послужил звонок приятеля, с которым я дружила во время моей учебы в аспирантуре. Шел 1988 год, формировался первый парламент страны, мой приятель выдвигался в Московскую городскую думу и попросил меня стать его доверенным лицом, возглавить его команду.

Муж не возражал. Мы поменяли нашу севастопольскую квартиру на улице Генерала Хрюкина на квартиру в Москве, и я, успешно проведя избирательную кампанию, перешла работать в административно-техническую инспекцию Мосгорисполкома. Правда, работала я там недолго: в 1991 году мой второй сын все-таки ушел из института и предложил мне создать семейное предприятие. Так я стала директором первой из четырех своих московских бизнес-организаций.

Надо сказать, что муж не решился с нами переехать, он был морским механиком, его профессиональные интересы были связаны с морем. Он перевез нас, но сам остался жить у моих родителей и продолжал работать капитаном морского пассажирского катера: до пенсии — ещё 8 лет, до распада нашей семьи — три года. Он приезжал в гости, я уговаривала его переквалифицироваться на капитана речного катера, работающего на Москве-реке, но он так и не решился. Это был прекрасный, добрый и очень порядочный человек, но он не поспевал за мной, я все время что-то искала новое, а он хотел стабильности.

За 25 лет жизни в Москве я чего только не перепробовала: занималась бизнесом, посещала многочисленные курсы по передовым технологиям в сфере нового знания, преподавала менеджмент и бизнес-планирование в вузах, работала бизнес-тренером в разных коммерческих организациях, пока 15 лет назад не стала сотрудничать с департаментом труда и социальных отношений.

— Вам уже было за 60… Некоторые женщины чувствуют себя пожилыми уже в 40 лет, жалуются, что работодатели не берут на работу, а вы даже на пенсию не выходили…

— Конечно, если такие установки перед собой ставить, и на работу не возьмут, и замуж. Если сказать себе, что в 40 лет жизнь закончилась, тогда чего ждать от других при таком к себе отношении? Уверенная в себе женщина, профессионал своего дела всегда найдет и работу, и мужчину. Мы сами иногда программируем себя, а потом следуем своей программе, даже разрушительной. Женщина сама себе выносит приговор своим отношением и равнодушием к самой себе.

Так вот, в департаменте мы обучали безработных, как им начать свое дело, как составить бизнес-план для получения субсидии от московского правительства, как определить программы для развития своего бизнеса и работать с фондами, дающими крупные суммы на инновационные разработки. Сотрудничала с департаментом общественных связей по целевой программе социальной реабилитации инвалидов, с общественной палатой Москвы в комиссии по образованию. Я разрабатывала собственные авторские методики, практические пособия, программы, проекты, выступала на различных конгрессах. И это в том возрасте, когда многие выходят на пенсию.

— А все-таки что самое главное в браке?

— Женщина изначально должна быть мужчине партнером — по любви, по браку, по детям. Мужчина и женщина в нормальной семье дополняют друг друга. Мужчина ищет женщину с такими качествами, которых нет у него. Если он сильный, грубоватый, он будет искать женщину ласковую и нежную. Каждый берет на себя свою часть ответственности за семью. Во многих семьях происходят скандалы из-за денег. Ты знаешь, за кого ты выходишь замуж. Не надо требовать, чтобы муж зарабатывал столько же, сколько сосед. Зачем смотреть, как живут другие? Живите в том достатке, который есть у вашей семьи. Настоящая любовь ничего не требует. Много глупых бытовых скандалов можно избежать в семье. Любовь предавать нельзя. Женщины начинают болеть в браке без любви. И растворяться полностью в семье нельзя: опять-таки многие начинают прислуживать мужу, детям, свекрови, жаловаться подругам, что их обижают. Но прислуживать и служить — разные вещи. Чувство собственного достоинства должно быть. Правда, оно тоже с детства формируется. Если оно есть, тебя никто не посмеет унизить.

— Но сейчас в современном российском обществе как-то становится стыдно не иметь денег, и все стремятся как можно больше дать своему ребенку…

— Главное, что вы должны дать своему ребенку, — это любовь и хорошие отношения между отцом и матерью.

— И все-таки по поводу денег. Их постоянно многим не хватает, тем более когда наступает так называемый пенсионный возраст. Вот это тяжелое состояние нищеты и возраста страшно пугает, но вам как-то удалось избежать подобного момента.

— Деньги — серьезный энергетический ресурс. У многих к ним неправильное отношение изначально. Ошибка — поиск работы только из-за денег, а работу нужно любить. Многие женщины хватаются за все, даже за то, к чему не лежит душа, к чему нет призвания. Если менять место работы постоянно, не станешь профессионалом, не будешь востребованной. В то же время однозначно нужно уходить из организации, где тебе некомфортно, где что-то не нравится, куда идти не хочется по утрам. Какой совет? Искать свою среду, свое окружение, которое может оказаться в совершенно неожиданном месте. Мне все новое до сих пор интересно. И деньги как-то сами собой приходят, но далеко не всегда так было: в детстве мы жили бедно, не хватало даже еды, наша мама постоянно придумывала что-то из ничего.

— Людмила Моисеевна, «Слава Севастополя» уже писала о вашем отце, Моисее Ивановиче Чумакове, первом послевоенном директоре севастопольской школы N 1. Видимо, родителям удалось самое главное — дать всем своим дочерям уверенность в себе, своих силах.

— У меня были прекрасные родители, а все, что происходит с нами в жизни, идет из детства. Нельзя никогда унижать ребенка, нельзя унижать человека. Если девочку в семье постоянно делают виноватой, она вырастает психологически разрушенной, она не знает, как себя вести с мужчинами, и мужчины ей будут попадаться не те. Все мои сестры — уверенные в себе женщины: результат правильного воспитания. Одна из моих сестер, очень плотненькая с детства, с возрастом набрала почти 100 килограммов, но каждое утро подходит к зеркалу, собой любуется и говорит: «Какая я красивая!» Она не иронизирует над собой, она искренне верит в свою женскую привлекательность. И так оно и есть.

Мы с моей старшей сестрой Изольдой рано стали воинами в борьбе с несправедливостью. Это проявлялось уже в старших классах. Я, например, не прощала ни одного критического замечания ни в свой адрес, ни в адрес отца, просто подходила и била тех, кто позволял унижать нас за то, что мы были бедно одеты, даже если это происходило на уроке. Бывало такое, что я через день была в кабинете директора, вечером мама меня упрекала, что я разрушаю авторитет отца, но он меня никогда не ругал.

— Вы рассказывали о втором браке. Значит, был еще и первый?

— Первый раз я вышла замуж очень рано, в 18 лет, за офицера. Я не умела ни стирать, ни готовить. Со своим мужем уехала на атомный полигон на Новую Землю и чувствовала себя счастливым человеком. Мой муж был для меня всем: первая любовь, первый в жизни поцелуй, столько новых впечатлений! Я училась жить в гарнизонах и, конечно, ждать его из вечных командировок. Потом был перевод на Дальний Восток, опять гарнизон. Там муж заболел и был комиссован из Вооруженных Сил, уехал во Владивосток искать работу, а я осталась одна с ребенком на руках без работы и образования. Позже мы с сыном переехали во Владивосток в очень плохую комнату в коммунальной квартире. И оказалось, что у мужа уже была другая женщина — врач: пока болел, познакомился. Потом у него появилась другая женщина, то ли продавец, то ли парикмахер, словом, там, куда он тоже постоянно ходил. Некоторые мужчины так и живут, меняя женщин.

После развода я пошла работать продавцом в Центральный универмаг и сразу же поступила в филиал Московского института им. Плеханова на заочное отделение, экономический факультет. Катастрофически не хватало денег, тогда по рекомендации друзей решила пойти поработать в Дальневосточное морское пароходство. Испытание судьбой на прочность проходила на большом пароходе «Союз», который перевозил солдат на Камчатку и Сахалин. Пришлось вычищать за ними грязь. Я плакала, жалела себя, а однажды даже пошла на корму топиться: зачем нужна такая горькая жизнь? Молюсь и как бы слышу внутренний голос: «А как же сын? У тебя сейчас все проблемы решатся… А он что будет делать без тебя?» Я выдержала испытание и по прибытии в порт сразу же была переведена на прекрасный пассажирский теплоход, на котором и встретила своего второго мужа, прожив с ним более 25 лет и родив еще одного мальчика.

— Хороший урок для тех, кто уже решил сдаться. Но после ночи всегда ведь бывает утро…

— Да, как-то все потом начало хорошо складываться. Практическое освоение моей новой профессии экономиста началось с третьего курса института, меня приняли в плановый отдел управления Приморского края по угольной промышленности. Там пришлось практически самостоятельно разрабатывать пятилетний план развития угольной отрасли в Приморском крае. Параллельно с главком этот план разрабатывался в Дальневосточном центре Академии наук СССР. Когда оттуда пришли согласовывать наши разработки, расхождения оказались минимальными. Меня тут же забрали работать в лабораторию экономической кибернетики, и в 26 лет я начала свой путь в академической среде. В 39 вернулась в Севастополь, работала в Инбюме. Ну а потом уже была Москва. Жить было интересно.

— А у вас был кризис среднего возраста, моменты, когда страшно, так скажем, взрослеть, когда вдруг замечаешь, что мужчины перестают обращать внимание?

— Никакого кризиса среднего возраста у меня не было! Никогда я по поводу возраста не переживала и не переживаю сейчас. Вокруг меня всегда были мужчины, и даже сейчас, если захочу быть с кем-то, это не будет для меня проблемой. У меня и сейчас есть свои поклонники. Не помню, чтобы я когда-то мучилась неуверенностью в себе.

— Мужчины должны дарить женщинам дорогие подарки?

— Я не люблю, когда мне дарят подарки. И абсолютно равнодушна к цветам. Это просто ритуал. Мне кажется, это ошибка, когда женщина начинает требовать подарков, воспринимать их как должное. Но это, скорее, по неопытности. Я сама все, что нужно, могу себе купить. Когда человек любит по-настоящему, он переполнен этим чувством. Кто хочет сделать мне приятное, подарит банку хорошего кофе. Все мои знакомые знают об этом. Не нужно постоянно искать подтверждения любви к себе, если научиться любить себя. Не понимаю, как молодые еще женщины в 50-60 лет опускают руки, перестают следить за собой! Но ведь женщины, которые «опускаются», изначально были психологически надломлены, это не проявляется вдруг, внезапно…

— А вы как-то особенно за собой следите? Трудней это делать с возрастом?

— Да все то же самое, ничего особенного. Правильный образ жизни, хорошие продукты, хорошая одежда. Распускаться нельзя. У меня сейчас отличный гардероб, хотя в детстве, конечно, не хватало красивых платьев. Никаких пластических операций. Хотя я понимаю, что если бы моя жизнь была связана со сценой, то, вполне возможно, я бы делала себе такие процедуры. Очень важно еще, конечно, сохранять ровное хорошее настроение, не расстраиваться из-за мелочей.

— Как можно не расстраиваться, если, например, тебе нахамили в магазине или приходится сталкиваться с каким-то злом, несправедливостью?

— А зачем мир сначала идеализировать, а потом переживать, что он не соответствует твоим ожиданиям? Все, что существует, все имеет право быть. Миру нужны все энергии. Я к жизни отношусь рационально, как к большому пазлу: без всего многообразия картина не будет полной. Мне настроение испортить очень тяжело. Нормальный человек не станет самоутверждаться за счет другого, а тот, кто говорит гадости и может поиздеваться над другим, — что значит его мнение?

— Людмила Моисеевна, вы живете сейчас одна. Не бывает одиноко, грустно?

— Я не одинока! У меня большая семья, четыре сестры. Мы каждый день вместе. У нас две «конференции» в день. Обязательно — утром и вечером, в одно и то же время. Попробуй только не выйти на связь! Обговариваем все: как прошел день, кому нужна помощь, чем можем помочь. В соседнем доме живет старший сын с семьей. Да, я себя бабушкой не чувствую, но внук у меня есть, учится в Америке, мы с ним часто разговариваем по скайпу. Он называет меня Люсей. Это не значит, что мы как-то любим меньше друг друга. Но сами посудите: какая я бабушка? Слово «бабушка» означает старость, ко мне это не относится.

— Извините за вопрос, но раз у нас с вами такой откровенный разговор… Чем старше человек, тем сильнее страх смерти? Все мы ведь биологические существа… Как можно все-таки принять это?

— Смерти нет. Это переход в другое состояние. Я точно знаю, что дух возвращается на землю. Два года назад умер мой младший сын. Пока он болел, а болел он долгие годы, я развивалась вместе с ним. Я многому у него научилась. Тридцать лет я проработала в университете, и в молодости у меня было много спеси — сын избавил меня от этого. Он научил меня милосердию. В 14 лет он сказал мне: «Мама, я так много знаю, что мне даже страшно». Он настолько любил людей, что сам, даже в последние годы жизни, жалел одиноких, больных, он постоянно кому-то давал советы, кого-то утешал. Когда он умер, плакали даже мужчины, которые знали его. Я восхищалась им, он трудный путь прошел.

— Энергии меньше с возрастом становится? Расскажите, как вы чувствуете себя в свои 77 лет.

— У меня уважение вызывает свой возраст. Как я себя чувствую в нем? Как королева! Энергия с возрастом не теряется. Конечно, когда ее изначально немного, с возрастом она совсем уйдет. Я помню свою маму — она была еще не старая совсем, но пятеро детей, 11 внуков… Себя она растратила. Помню, какой тяжелой была ее походка в последние годы. Мне удалось избежать этого. У меня никогда не бывает авралов, потому что я во всем люблю порядок — дома и на работе, но я всегда занята, и мне все интересно. Сейчас я стала предлагать свое участие в разработке городских программ по дуальному образованию, социализации школьников старших классов, инклюзивному образованию, повышению финансовой грамотности населения. Я жду, когда город созреет для решения этих насущных проблем, а пока помогаю в работе комиссии по образованию общественно-экспертного совета Севастополя.

На снимке: Л.М. Лапчинская.

Другие статьи этого номера