Феномен декаданса

Феномен декаданса

…Прошло сто шестнадцать лет!.. И ничего не изменилось в жизни
российского провинциального города.
По-прежнему люди рождаются, чтобы повзрослеть, попытаться влюбиться,
родить детей, поработать, состариться и понять, что счастья как такового
нет!
То есть вообще нет в том виде, в котором мы себе его представляли. И все
равно мы совершаем какие-то нелепые телодвижения, чтобы отвлечь себя
от этих депрессивных мыслей, которые так любил смаковать Антон
Павлович Чехов.У него из пьесы в пьесу кочует одна и та же мысль: «В Москву, в Москву, в Москву!» При этом ни один из героев не прилагает сколь-нибудь видимых усилий для того, чтобы в корне изменить свою жизнь. А может, это наша национальная черта — связывать все свои надежды на счастливое будущее с переменой места жительства, семейного положения, рода деятельности?..

Кто из нас хотя бы разок не зарекался «с понедельника бросить курить»?! То же и у Чехова в «Трех сестрах». Жизнь незаметно просачивается, как песок сквозь пальцы, а герои все в том же доме, в том же городе, в том же составе. Девушки стареют на глазах и, отчаявшись встретить своего принца, выходят замуж за «надежного» человека из близкого окружения. Мужчины донельзя инфантильны и безвольны. Их хватает лишь на незамысловатые развлечения: карточные игры, застолье, дуэль.

Все персонажи рассуждают о необходимости приносить пользу Отечеству и обществу и верят в светлое будущее, которое непременно наступит через сто-двести лет. Ну вот, прошло сто с лишним лет, и где оно, то самое светлое будущее, о котором мечтали герои пьесы? Рискну предположить, что с таким отношением к жизни и еще через сто лет мало что изменится. А ведь лекарство от хандры лишь одно — ставить заведомо заоблачные цели и ежедневно делать хоть что-то для их достижения! Каждый день, каждое мгновение совершать маленький шажок в ту сторону, где живет ваше счастье. При этом надо быть готовым, что, достигнув всего намеченного, вы испытаете глубокое разочарование… Очень уместен гениальный афоризм: «Бойтесь своих желаний, они имеют коварную закономерность сбываться»!

Вспомните Константина Треплева из другой, не менее жизнеутверждающей пьесы — «Чайка» (ее, кстати, нам обещает представить в следующем сезоне театр им. А.В. Луначарского). Так вот, этот молодой человек мечтал стать большим писателем, которого публиковали бы столичные издательства. Да так сильно мечтал и так много трудился, что мечта сбылась! Казалось бы, жизнь удалась и теперь все будет хорошо. Ан нет, чего-то для абсолютного счастья не хватает. Поэтому Костя, ничтоже сумняшеся, взял старое ружьишко да и… застрелился! «Груба жизнь…»

То же и в «Сестрах». Сплошное декадентство: люди хотят любви, хоть ненадолго, а ее, как выясняется, нет. Годы не то чтобы идут, они летят… Желание перемен, связанных с поездкой в Москву, превращается в тотальное разочарование. Женятся — разводятся, пьют, гуляют, потом стреляются, все чего-то ждут, но никто ничего не хочет делать. Всем подавай много счастья и любви, но чтобы на блюдечке, здесь и сейчас!

Так что содержание пьесы можно выразить словами Чехова, которые он вложил в уста Андрея Прозорова: «Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других… Только едят, пьют, спят, потом умирают… Родятся другие и тоже едят, пьют, спят и, чтобы не отупеть от скуки, разнообразят жизнь свою гадкой сплетней, водкой, картами, сутяжничеством…»

Ничего и никого не напоминает?.. А ведь прошло сто с лишним лет. Но пойти на «Сестер» после их триумфального (уверен в этом) возвращения из столичных гастролей настоятельно рекомендую. Ведь одно из главных предназначений театра — ставить перед зрителями «зеркало», в котором каждый увидел бы себя со стороны и, пока не поздно, определился: «Кто я? Зачем я?» Думаю, что и Чехов добивался именно этого во всех своих пьесах.

На снимках: сцены из спектакля «Три сестры» театра им. Б. Лавренева.

Другие статьи этого номера