Его улыбка, утоляющая печали…

Его улыбка, утоляющая печали...

«НЕ СУДЬБА?»

В зените славы знаменитого российского клоуна, киноактера и телеведущего, народного артиста СССР Юрия Никулина его рабочий день как бы складывался из двух несоприкасаемых частей: утром — очередная съемка на «Мосфильме», вечером — арена цирка на Цветном бульваре. И одно действо никогда не пересекалось в жизни Юрия Владимировича с другим. Наверное, именно об этом удивительном симбиозе наш великий комик как-то высказался на своей телепередаче «Белый попугай» на ОРТ: «Что такое «не судьба»? Это когда два поезда мчатся по одной колее навстречу друг другу. Но весь цимус в том, что они… не встретились. Не судьба!»

Однако уже через три года после ухода из жизни нашего замечательного мэтра «разговорного жанра» такая встреча чудесным образом все-таки состоялась. В сентябре 2000 года недалеко от Московского госцирка на Цветном бульваре была торжественно открыта скульптурная композиция (автор — народный художник РФ Александр Рукавишников), где Юрий Никулин стоит рядом с кабриолетом. Да-да, «в обнимку» со своим любимым автомобилем выпуска 1936 года марки «Адлер-Трампф». Именно тем самым (кстати, это личная собственность артиста), который использовался в 1967 году в ходе съемок в Крыму сцен знаменитой советской кинокомедии «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика».

Чуть уменьшенную копию «ленного владения» исполнителя роли Балбеса отлили в Минске, а узнаваемую скульптуру знаменитого коверного — в Италии. Таким вот образом и соединились впервые замечательный киноактер Юрий Никулин и знакомый миллионам советских зрителей любимый цирковой клоун в костюме «переростка»…

ПОД КРЫЛОМ КАРАНДАША

…Будущему королю советской клоунады, выросшему в актерской семье, было всего семь лет, когда он дебютировал на сцене школьного драмтеатра. Он должен был «устами» зеленого горошка в маленькой интермедии, написанной его же отцом, произнести всего лишь три строчки из незамысловатого стишка. Однако мальчуган жутко растерялся, стал нервно комкать карманы штанишек и вдруг выдал совершенно нелепую и неуместную по случаю фразу: «Он, питомец огородный, рос… зимой и летом стройный!» Раздался безудержный смех в актовом зале, и юный артист, смешно и криво исполнив реверанс, как это делали институтки, отчаянно дрыгая ногами, ретировался за кулисы.

Может быть, отсюда и берет истоки его уверенность в том, что «много доброго можно сделать, если у тебя хорошее настроение» (в зрелые годы — любимейший афоризм Юрия Никулина).

…Значительно позже, когда уже изрядно понюхавший пороху на Ленинградском фронте, награжденный медалью «За отвагу» старший сержант артдивизиона Юрий Никулин, демобилизовавшись, решился реализовать мечту детства и «пробить прямой наводкой» по цели «профессия — актер», ему удача, увы, скорчила рожицу. В какой бы театральный вуз он ни пытался поступить, везде — отказ. Причем с небрежно уничижительной формулировкой, если ее «заземлить» на народный язык: «Мордой не вышел»…

…А вот для студии клоунады при Московском госцирке на Цветном бульваре он оказался «самым что ни на есть тем». После курса обучения никому не известный пока неофит клоунады попал под опеку знаменитого российского эксцентрика Карандаша. Два года в паре с Михаилом Шуйдиным он лицедействовал на арене ассистентом Михаила Николаевича, а затем они ушли, как сейчас выражаются, «в собственный бизнес», образовав эпатажный, всенародно востребованный клоунский дуэт…

И все же мечта явить свой, как потом окажется, уникальный природный талант актера на суд миллионов зрителей никогда не оставляла Юрия Никулина. Помог случай. А может быть, вовсе и не случай? Его любимая спутница жизни, Татьяна Никулина, отдавшая цирку на Цветном бульваре целых три десятка лет, как-то уговорила уже вконец потерявшего веру в свое актерское призвание мужа попробовать себя в эпизодической роли в ленте Владимира Полякова «Девушка с гитарой».

Люди старшего поколения прекрасно помнят эту веселую кинокомедию. Нескладный и смешной пиротехник, запустив «сорвавшуюся с катушек» петарду, заставил очумелых членов жюри панически ретироваться под стол. А когда они стали искать в актовом зале, так сказать, виновника торжества, то от него осталась — крупным планом — одна лишь кепка на ступеньках…

Но именно этот эпизод, как нельзя кстати приглянулся режиссеру Леониду Гайдаю. И в начале 60-х годов прошлого века Юрий Никулин влегкую и победно выступил в амплуа знаменитого Балбеса в короткометражном фильме «Пес Барбос и необыкновенный кросс». Причем Гайдай не зря высмотрел этого артиста: петарду однополярно сменил динамит (так сказать, уже обкатанная, привычная ситуация). Никулину только приклеили ресницы и «лишили слова»: в фильме одни трюки и полное безмолвие!

А дальше актерская судьба Юрия Никулина стала набирать новые и новые обороты. Полный аншлаг на авансцене российского кинематографа ожидал уже через год ленту Л. Гайдая «Самогонщики», где разудалая троица — Никулин, Вицин и Моргунов, как говорится, дала жару и заставила миллионы россиян давиться со смеху и в кинотеатрах, и на семейных диванах.

«ДРУГОЙ» НИКУЛИН

Прошло несколько лет, и Юрия Владимировича многие известные режиссеры стали приглашать уже на серьезные роли. В 1966 году «другой» Никулин впервые снялся в трагическом амплуа монаха Патрикея, стоически переносившего пытки в ленте Андрея Тарковского «Андрей Рублев». Что интересно, во время съемок комедийные ситуации как бы специально «находили» артиста. Вот как вспоминал об этом сам Юрий Никулин: «Снимали мой план по пояс. Начали первый дубль. Горит факел, артист, играющий татарина, произносит свой текст, поднеся огонь к моему лбу. Понятно, чтобы создавалось впечатление, что обжигается лицо. Итак, татарин что-то говорит, а я, заглушая его, ору страшным голосом. Все наблюдают за мной, но никто не видит, что на мои босые ноги капает горячая солярка. И смех, и грех…»

После выхода на экраны отечественного кино таких серьезных фильмов, как «Ко мне, Мухтар!», «Двадцать дней без войны» и других, Юрий Никулин пережил полосу досады и разочарований. Нет, все свои 64 роли он отыграл превосходно. Одно лишь неизбывно его печалило: как только в кадре появлялась его фигура, зрители синхронно оживлялись и начинали неуверенно улыбаться, предвкушая какие-либо хохмы и комедийные фишки. Наверное, поэтому великий артист как-то грустно пошутил: «Чувство юмора есть у всех. Правда, некоторым надо тупо указать, когда и над чем надлежит смеяться…»

САМ ПОДДУБНЫЙ РЕПЕТИРОВАЛ ЗДЕСЬ…

А сейчас — пора небольшого и далеко не лирического отступления. История возникновения нашего, Севастопольского цирка изобилует далеко не радужного плана пертурбациями. Впервые циркачи, а также владельцы зверинцев, так сказать, иностранной выпечки стали наезжать в наш город с гастролями около 120 лет назад. Их примеру вскоре последовали и свои, отечественные лицедеи.

В 1889 году напротив Городского собрания (сегодня — пл. Лазарева) раскинул шатер всемирно известный шотландский цирк К. Соломона. Спустя год большие аншлаги сопутствовали артистам цирка с разнообразными животными В. Андерлика, дающим представления на пл. Новосильского. В начале 90-х годов позапрошлого века здесь (уже в стационарном здании) начал работать цирк М. Труцци. Периодически из Москвы приезжал к нам на гастроли цирк Владимира Дурова… Именно здесь, в цирке Труцци, как борец и атлет-гиревик впервые дебютировал знаменитый русский силач Иван Поддубный.

Как утверждает нынешний директор федерального казенного предприятия «Севастопольский цирк» Владимир Ульянов, Иван Поддубный проводил тренировки именно в Загородной балке, где сегодня по адресу: ул. Пожарова, 23, и располагается наш цирк. Поддубный взваливал на плечи телеграфный столб, предлагал двум десяткам цирковых трюкачей повиснуть на нем с двух сторон и крутил «рулетку» до тех пор, пока ассистенты, как груши, с хохотом не скатывались в траву…

В 1902 году здание цирка Труцци вследствие аварийности было снесено, но гастроли приезжих трупп продолжались на пл. Базарной, пл. Новосильского, на ул. Большой Морской, ул. Лермонтова, у подножия Исторического бульвара и, случалось, перед Центральным рынком.

В 1908 г. здание цирка на пл. Новосильского вновь было отстроено. Его владельцем опять стал представитель цирковой династии Труцци.

…В советское время, как вспоминают старожилы, стационарного цирка у нас не существовало до 1979 года…

В разные периоды конца ХХ и начала ХХI веков цирк то разбивал свои шатры на культурном «подиуме» Севастополя, то о нем напоминали лишь металлический каркас и голодный, всеми забытый верблюд, не единожды замеченный уныло бродящим по склонам Загородной балки…

«НЕГОЖЕ ЦИРКУ НАХОДИТЬСЯ В БАЛКЕ»

В конце 90-х годов прошлого века представители госадминистрации нашего славного города были приглашены в столицу России на празднование Дня Москвы. В Белокаменную выехали заместитель председателя горисполкома по социально-гуманитарным вопросам Ирина Цокур и референт мэра Иван Родионов. В числе целого ряда мероприятий в графике севастопольской делегации значилось и посещение Московского госцирка на Цветном бульваре.

Ирина Геннадьевна вспоминает: «В один из вечеров был организован поход в знаменитый Никулинский цирк. Юрий Владимирович принял нас в своем кабинете, все стены которого были увешаны значками — это его любимое хобби. Сей факт мне был известен, и надо было видеть, с каким нескрываемым удовольствием наш знаменитый артист принял от меня подарок — целый набор значков севастопольской тематики…

…Далее мы пили с ним душистый башкирский чай, хохотали после очередного его анекдота, а затем я попросила всесильного хозяина цирка на Цветном бульваре каким-либо образом помочь нам в становлении нашего, Севастопольского цирка, который располагался, как и сегодня, в Загородной балке.

Юрий Никулин отнесся к этой просьбе очень серьезно и обещал всяческую поддержку. И, кстати, добавил: «Негоже цирку находиться в балке». Он имел в виду затрапезный юридический адрес.

Уже в марте 1997 г. на имя мэра Севастополя В.М. Семенова пришло письмо от Юрия Никулина, в котором он горячо одобрил инициативу севастопольцев открыть всесезонный стационарный городской цирк и высказал надежду на то, что «Укрцирк» и правительство Украины пойдут городу-герою в этом деле навстречу: выделят законную землю и профинансируют доброе дело. А сам Никулин пообещал для самого первого представления в новом цирке «прислать ряд первосортных номеров Московского цирка…»

…Слова великого клоуна, казалось, были услышаны. По инициативе севастопольского предпринимателя Жаркова вначале был разработан шикарный план-макет целого циркового городка, который должен располагаться на ул. Парковой. Здесь предусматривалось сооружение красочного «Шапито», игровых аттракционов, мини-зоопарка, гостиничного комплекса со стоянкой для авто и даже слоновника на восемь африканских «кораблей саванн».

…Каких только дорог мы порой не выбираем, чтобы упереться в свой собственный тупик! Когда этот прекрасный проект лег на стол некоего чиновника от архитектуры, незамедлительно нашлась целая куча «но» и «однако». К примеру, в этом месте якобы дуют свирепые ветры. Что не помешало, кстати, появиться там спустя годы комплексу Банковской академии…

…Но вот подули долгожданные ветры «Крымской весны» 2014 года. И позапрошлым летом правительство Севастополя заключило с Минкультуры России и Российской государственной цирковой компанией договор об организации цирка в Севастополе. И что же? Кое-что сдвинулось с места в этом вопросе. Пошит по итальянским калькам и надет на каркас прекрасный шатер. Такой же, кстати, как в Монте-Карло. Цирк приобрел стационарный электрогенератор. Идут представления…

Однако чаяния и надежды несравненного комика нашей страны, как-то обратившегося к мэру Севастополя со словами: «Вам предстоит оперативно решить вопрос с отводом земли для цирка в удобном для посещения месте», увы, и по сей день остаются несбыточными пожеланиями. Потому как на готовящемся генплане города место, где ныне расположен цирк по адресу: ул. Пожарова, 23, носит унылое новое наименование «спуск». А земля цирку так и не отведена.

Поистине ниже «опускать» наш городской цирк уже некуда. И сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать такой вот расхожей народной фразой: «Цирк, да и только!»

ОН ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНЕТСЯ…

…Пройдет время, и, хочется верить, все встанет с нашим цирком на свои места. Юрий Владимирович, как бы глядя в будущее, писал мэру Севастополя в уже упомянутом нами послании, что «такому городу, как ваш, цирк необходим. Он будет любим и посещаем детьми и взрослыми всех возрастов…»

…В Московском цирке им. Ю.В. Никулина всегда остаются открытыми двери в его кабинет. Там сразу же обращает на себя внимание знаменитое Никулинское кресло, в которое никто ни разу не посмел сесть, начиная со дня кончины Великого клоуна и киноартиста — с 21 августа 1997 года…

Рядом с креслом стоит «несгораемый» портфель Юрия Владимировича. Он ему служил добрых два десятка лет. И поставили ведь его тут не случайно. Чтобы оставалось стойким ощущение того, что хозяин кабинета лишь куда-то выбежал на минутку и вот-вот вернется…

А ведь верно задумано! В народной памяти этот замечательный человек, как бы «родившийся в опилках» на арене цирка и занявший свою, особую нишу в советском кинематографе, поистине разве что куда-то недавно отлучился. Он с нами…

…В одном из интервью писатель-сатирик Григорий Горин припомнил, как Никулин однажды привел по случаю на одном из собирушников хохмачей, питомцев КВН и корифеев эстрады, знаменитые слова элегантно-галантного француза писателя Жюля Ренара: «Я хотел бы жить и умереть в мягком климате этой женщины». Это он — о любви к своей половинке недавно ушедшего его друга, который прожил с любимой супругой целых 60 лет. Тогда же Никулин как-то очень кстати привел и еще одну сентенцию Ренара, которую, оказывается, как бы заповедно примерял на себя: «В моем памятнике выдолбите маленькую дырочку на макушке, чтобы птицы сюда прилетали пить»…

Грустный юмор несравненного пересмешника… 18 декабря ему исполнилось бы 95 лет. Право слово, Смоленщина просто была задумана стать колыбелью целой плеяды наших замечательных великих россиян…

На снимках: Юрий Никулин в разных амплуа; директор Севастопольского цирка В. Ульянов у знаменитого Никулинского кресла.

Другие статьи этого номера