А есть ли Дед Мороз на самом деле?

А есть ли Дед Мороз на самом деле?

Недетский вопрос, хоть и задают его, как правило, дети. Некоторое
количество лет назад мой ребенок об этом тоже меня спросил. Мы шли по
улице Льва Толстого по каким-то своим хозяйственным нуждам. И вдруг с
высоты роста девятилетнего мальчишки прозвучал этот вопрос.
Признаться, я уже ждала его, но все равно оказалась как-то не совсем
готова. Почувствовала некоторое замешательство, прежде чем начать
подбирать слова. Пусть кто как хочет, а для меня этот вопрос — как некая
условная граница. Черта, за которой начинается плавный (или не плавный,
у кого как) переход из детства во взрослую жизнь. По нарастающей,
медленно, но это движение уже очевидно. И там, за чертой, о которой не
понаслышке знают лишь взрослые, бывает непросто и нелегко… Каким
будет этот переход, имеет значение. С утратой иллюзий, невольным
разочарованием или с приобретением каких-то новых ощущений и
знаний.А раньше-то проще было. Садились за стол. Доставали альбом и краски. Рисовали картину в подарок Деду Морозу, за которую он, в свою очередь, в новогоднюю ночь мог преподнести сюрприз. От усердия у маленького художника краской вымазывались ладошки и щеки. Помогал создавать вечный шедевр слегка закушенный между губами язычок. Но творческие муки не отпускали, даже когда рисунок был окончен. «А хорошо ли, красиво я сделал? А понравится ли?»

Иногда мы вывешивали рисунок на балконе, на бельевую веревку. Прищепкой так прикрепляли, главное, чтоб ветер не унес. Будет лететь на оленьих санях бородатый, обязательно рисунок приметит и заберет. И если ему он понравится…

— То Дедушка Мороз подарит мне ружье!

Несколько часов томительных ожиданий. Хлопанье балконной дверью: «Может, он уже пролетел?» Наконец торжествующий возглас: «Забрал! Забрал мой рисунок!» И опять потянулись часы — такие томительные и радостные… В какие-то годы Дедушка Мороз просто звонил в дверь. И убегал, оставив на пороге долгожданный подарок. Однажды пришел в гости сам (по приглашению: пьяненький и со Снегурочкой. Но эта сказка уже для взрослых). Но как-то всегда атмосфера праздника удавалась. Дед Мороз был. И точка.

Теперь эти воспоминания, милые сердцу, остались в прошлом. Но они свое дело сделали, наполнив жизнь мгновениями счастья.

Так есть ли Дед Мороз на самом деле? Я склонна думать, что есть.

Просто он — лишь часть того Большого Добра, которое могут и должны делать по отношению друг к другу люди. Он как подсказка: чтобы кого-то обрадовать, зачастую достаточно самых простых вещей. Забота, внимание, ободрение и поддержка — вот чего, по сути, мы ждем от новогодней ночи. Эти настроения хотим растянуть на новый, наступающий год. И это естественно, что в первую очередь дарить радость и надежду могут близкие, родные люди. Это и есть в некотором смысле чудо, которое хоть и нельзя потрогать руками, но оно есть.

Для меня Дед Мороз — это то существо, которое помогает помнить себя ребенком. Не так уж много отчетливых воспоминаний из детсадовского возраста, как того хотелось бы. Но предновогодние переживания буквально врезались в память. Видимо, были настолько сильны. Вот я сижу на кухонном подоконнике (дом был «сталинский», с толстыми стенами и широким подоконником соответственно). До рези в глазах всматриваюсь в северный, щедро запорошенный снегом пейзаж за окном. Жду. Час жду, другой. Покидаю свой пост лишь по какой-то крайней необходимости. Очень хочу дождаться Деда Мороза, чтоб на него посмотреть. На живого. В прошлом году не выдержала, заснула. А он приходил…

На кухню заходит тихая мама. Ее лицо озадаченно. Я уже слышала, как она в комнате сказала обо мне отцу, что я очень упрямая. И терпеливая. Сижу и сижу на окне, как сова. Сон смыкает глаза. Сквозь него, засыпая, я чувствую, как осторожно подхватывают меня чьи-то крепкие, сильные руки.

Утром нахожу подарок под елкой. Он приходил, а меня не разбудили. Вот так и знала!

Дуюсь недолго. Потому что все внимание привлекает яркий шуршащий пакет, плотно наполненный чем-то еще не изученным. А рядом стоят, обнявшись за плечи, мама и папа. Такие молодые…

Другие статьи этого номера