Детская «фантазия»?

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Я, взрослый, вполне адекватный человек, не верю во всякого рода мистические явления. Но случилось то, что заставило нас с мужем сильно задуматься о сверхъестественном в нашей жизни.

Нашему сыну Никите было чуть больше двух лет, когда это случилось. Однажды вечером муж на ходу сочинял сказку и предложил Никите самому выбрать главного героя. И сын четко выговорил имя Каник.

Этот Каник всплывал в его речи довольно часто. Мы случайно спросили: кто же он такой? И с удивлением узнали, что Каник — это царь. Он ездит на коне. У него есть меч. Более того, сынишка относился к нему очень недружелюбно. А дальше вообще заявил, что этот Каник в одном из сражений убил его.

Именно так он совершенно спокойно заявил об этом, как об уже свершившемся действии. Мы стали искать информацию о царе Канике, и каково же было нам, когда мы узнали, что царь Каник действительно жил в древнем Хорезме (Центральная Азия) примерно в VIII в. н.э.

Источники эпохи арабского завоевания называют Хорезм страной тысячи крепостей. Ребенок рассказывал эту историю несколько раз, никак не меняя событий. Так что за простую детскую фантазию это не могло пройти. Он не помнил бы то, что сочинял раньше, и события бы как-нибудь менялись.

Я стала интересоваться информацией по этому вопросу. И оказалось, что есть много родителей, которые также обнаружили, что события и истории, рассказанные их детьми, порою действительно оказываются… воспоминаниями о прошлых прожитых ими жизнях.

Причем возраст, когда это происходит, имеет четкие границы. Наиболее часто это период от 2 до 3 лет, намного реже — от 4 до 5 лет. Дети говорят о таких вещах, о которых знать в силу своего возраста просто не могут. Толчком для воспоминаний часто становятся какое-нибудь событие, впечатление или просто предмет.

Так, девочка с мамой ехала в машине и увидела солнечные блики на стекле. И тут же рассказала о том, как ехала по мосту, который так же блестел на солнце, упала в реку и утонула.

Другой мальчик боялся звука салюта. Когда его стали спрашивать, он сказал, что он — солдат Гражданской войны, подробно описал бой и сказал, что был ранен в руку, а затем убит. Интересно, что в месте ранения руки, по рассказу мальчишки, у него с рождения была экзема, которую никак не могли вылечить.

Мой сын уже через год не помнил историю с Каником. Сейчас ему 7 лет, он увлекается компьютерными играми.

Слушайте своих малышей внимательно, и они вам расскажут то, что известно им одним.

И. СЕМЕНОВА, преподаватель английского языка.

Другие статьи этого номера