Зимние уловы севастопольских рыбаков

Зимние уловы севастопольских рыбаков

Рыбаки Крымского полуострова отчитались по объемам вылова водных
биоресурсов (ВБР) за январь 2017 года. По данным Крымского отдела
Азово-Черноморского территориального управления (АЧТУ)
«Росрыболовства», январский промысел осуществляли 153
рыбодобывающих предприятия и индивидуальных предпринимателя,
получивших разрешения на добычу (вылов) ВБР. Рыболовецкие
регистровые суда в количестве 27 единиц и 29 единиц маломерного флота
добывали сезонные виды рыбы: пиленгаса, черноморскую ставриду,
луфаря, черноморско-азовскую сельдь, хамсу и тюльку. Рыбодобыча
велась активными (кошельковые и кольцевые невода, разноглубинные
тралы, конусные сети) и пассивными (ставные невода и сети) орудиями
лова.
— По состоянию на 1 февраля текущего года на рыбный стол российских (и
прежде всего крымских и севастопольских) потребителей всего поступило
6896 тонн крымской рыбы, из которых почти 6 тысяч тонн хамсы, 111 тонн
тюльки, 368 тонн ставриды, 6 тонн луфаря, 8 тонн сельди, 44 тонны
пиленгаса, 10 тонн кефалевых, добытых в Азово-Черноморском
рыбохозяйственном бассейне, — говорит заместитель руководителя Азово-
Черноморского территориального управления федерального агентства по
рыболовству Иван Сокол. — Данные объемы добычи превышают
прошлогодние показатели, когда было добыто 4867 тонн рыбы, при этом
по хамсе вылов увеличился практически вдвое (3018 тонн), по ставриде
превышение составило 18 тонн (350 тонн), по пиленгасу — 38 тонн (6 тонн),
по луфарю — 5,5 тонны (0,5 тонны).
Основные промысловые показатели севастопольских рыбаков: добыто в
сложных погодных условиях 5368 тонн рыбы, то есть 77% от общего
вылова рыбодобывающих предприятий Крымского полуострова. Рыбаки
Севастополя не только продолжают преумножать многолетнюю рыбацкую
славу города-героя, но и способствуют снижению цен на рыбу в магазинах
и на рынках. Ставрида, например, продается по 90 и даже 80 рублей за
килограмм. Мелкий пиленгас — по 150 рублей, кефаль — по 200. Ранее эти
цены были выше.ЕДИНСТВЕННЫЙ В КРЫМУ РЫБКОЛХОЗ

В знаменитом рыбколхозе «Путь Ильича», который ведет свою историю с 1929 года и который сегодня возглавляет Владислав Павленко, по-ударному трудится бригада прибрежного лова Владимира Высоцкого, в прошлом — военного моряка. Владимир Львович — мичман запаса. Родился и вырос в Севастополе, в семье военного. Отец, Лев Григорьевич, тоже мичман, служил в оркестре Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С. Нахимова.

Владимир Высоцкий был техником, служил на Камчатке, а затем — в Балаклаве, в известной штольне для укрытия и ремонта дизельных подводных лодок. За плечами — 21 год службы. В рыбколхозе — с 2000 года. Он настоящий технарь. Технику любит, двигатель яла — на его совести. О таких говорят: руки выросли откуда надо. Именно он во время перехода к месту ловли и обратно управляет плавсредством, задает режим работы двигателю, сидит у руля. Выходят в море двумя моторными ялами — «Чижик» и «Спрут». Того требуют безопасность мореплавания и условия труда рыбаков. Вторым ялом управляет Павел Петрушкевич.

В бригаду Высоцкого, кроме Павла Петрушкевича, который в своё время был бригадиром и в рыбколхозе тоже с 2000 года, входят Алексей Гончаров, Евгений Змеев и Олег Поддубнов. Их рыбацкий стаж работы поменьше. Лет пять назад вместе с работником рыбинспекции Дмитрием Гуцалом мы выходили в море, и я собственными глазами наблюдал работу рыбаков-профессионалов. Сейчас, зимой, такие выходы проблематичны. Недавно мне довелось встречать рыбаков с промысла. Ждать пришлось долго, зато имел возможность увидеть улов и пообщаться с бригадой.

Выходят в море они затемно и приходят к причалу через несколько часов интенсивного труда уже изрядно уставшими, но, как правило, с уловом. Иногда — с богатым. Правда, бывает это только в путину. Швартуются и начинают перебирать улов, сортировать рыбу, промывать её чистой морской водой, готовить к передаче оптовикам, с кем заключён контракт.

— Большим уловом считается 600-800 килограммов, иногда даже тонна выходит, — говорит Владимир Высоцкий. — Правда, бывает это, к сожалению, не часто. Тут многое зависит от времени года, рыбацкого счастья, миграции рыбы и погоды, которая часто вносит свои коррективы. Случается, и пустыми приходим.

— Вообще у нас несколько бригад прибрежного лова, — говорит Владислав Павленко. — Балаклавскую бригаду возглавляет Андрей Иващенков, в Стрелецкой бухте работает бригада Юрия Шагинова, ялтинскую бригаду возглавляет Яков Полтавченко. За 2016 год мы наловили 227 тонн рыбы. Из них ставриды — 73 тонны, барабули — 75 тонн, смариды (окуня) — 24 тонны, камбалы — 2,6 тонны… Текучесть в бригадах небольшая. Рыбаком-профессионалом может стать далеко не каждый. Это тяжелый труд. Но уж коль стал, то работает, как правило, много лет. Сейчас наш колхоз не имеет дотаций от государства, работаем на самоокупаемости. Сезон ловли рыбы невелик. Бывают вообще «мертвые» месяцы, когда рыбаки в море не ходят: нет рыбы у берега. И значит, они ничего не зарабатывают. Обычно путина — конец апреля-май. Относительно неплохо ловится в июне. В жаркие июль и август рыбодобычи нет. Она возобновляется в сентябре и идет по ноябрь. Зимой очень сложно ловить. Рыбы немного, а короткий световой день, холод, минусовая температура и ветреная погода очень осложняют работу…

В коллективе рыбколхоза «Путь Ильича» — всего 35 человек. Четыре бригады. В Балаклаве — самая большая: 10 человек. Остальные — по пять. В Ялте и того меньше — четыре человека. Управление рыбколхоза совсем невелико. Есть юрист и бухгалтерия. Правой рукой Владислава Васильевича Павленко является главный инженер Юрий Иванович Горохов. Он трудится здесь с 1981 года.

— Когда-то, еще в советские времена, у нас было большое хозяйство, — вспоминает Юрий Иванович. — Были серьезные плавсредства, гараж, на балансе находилось 20 машин разного назначения. В частности, автокраны, МАЗы, КамАЗы, легковушки типа «Нива», «пирожок». Приходилось ездить и в Керчь. В ту пору были должности главного механика, энергетика, у нас был свой причал на Северной стороне, свои коптильный и столярный цеха. Было хорошее снабжение. Сегодня это всё в далёком прошлом. В колхозе машин нет. Нет плавсредств рыбодобычи водоизмещением 150 тонн, которые могли брать на борт до 50 тонн рыбы. «Путь Ильича» минимизирован как по технической, так и по людской части. Возможно, с возвращением Севастополя в «родную гавань» что-то начнет меняться в лучшую сторону…

Хочется верить. Но пока особых перемен к лучшему не видно. Конечно, не одним рыбколхозом «Путь Ильича» живёт крымское рыболовство. Сегодня солидные рыбодобытчики — ООО «Голден Фиш» Григория Телебея, ООО «Морской колокол», «ССВ» и другие. Появилось немало индивидуальных предпринимателей. Среди них есть такие успешные, как Антон Чикунов. И всё же рыбколхоз «Путь Ильича» — своего рода бренд севастопольских и крымских рыбаков. Позади — 88-летний путь. И славные добрые традиции, огромный опыт.

— Надеемся достойно встретить 90-летие нашего старейшего предприятия, ведь мы — наследники знаменитых балаклавских рыбаков, талантливо описанных Александром Куприным в его известных «Листригонах», — итожит нашу беседу Владислав Павленко. — Как тут не вспомнить удачного и сильного рыбака Юру Паратино? Его славу уже в советское время продолжила бригада Александра Феина. Сегодня рыбалят те, кто пришел им на смену. Кстати, среди рыбаков немало в прошлом военных моряков. Это мичманы запаса и в отставке Сергей Сокол, Владимир Благий. А Евгений Войченко — капитан 3 ранга, в прошлом — командир корабля. Я, например, служил на противолодочном крейсере «Москва», в БЧ-4. Хорошо помню своих прежних командиров — офицеров Лопацкого, Шайкина. Потом четверть века был капитаном судна, ходил на «СЧС-1047». Люди с «военной косточкой» отличаются дисциплинированностью, исполнительностью, смекалкой, чувством коллективизма, способностью прийти на выручку. Для рыбаков это очень важно. Общение с морем и флотская закалка особо ценятся у рыбаков. Мы охотно берем тех, кто имеет опыт флотской службы.

СБЕРЕЧЬ МОРЕ И ЕГО ЗАПАСЫ

Да, в бытность Александра Куприна в Черном море ловили белугу и осетра. Сегодня об этом можно только мечтать. А самой ходовой рыбой стали хамса, тюлька, ставрида, смарида, кефаль, пикша. Сегодня уже редкость катран, камбала-калкан. Можно считать удачной ловлю селедки, луфаря, саргана, ласкиря. Ерш — и тот стал редкостью. Бычок в основном в Азовском море, в Черном его мало.

Профессия рыбака во все времена была трудной и почетной. И всегда творческой и напитанной морской романтикой. Ведь нет ничего краше нашего Черного моря. Вот только бы сохранить его для наших потомков. Не отравить, не замусорить, не загадить. Оставить возможность нашим детям и внукам порыбалить с лодки или ялика, посидеть на берегу, на причале с удочкой.

На снимке: бригада прибрежного лова Владимира Высоцкого.

Фото автора.

Другие статьи этого номера