Пофигизм. Как с этим бороться?

Пофигизм.  Как с этим бороться?

«Как нам реорганизовать Рабкрин»—есть у В.И. Ленина такая актуальная для начала двадцатых годов прошлого века работа. Смысл ее в том, чтобы минимизировать бюрократизм в работе органов госуправления посредством влияния через механизмы низового контроля. К сожалению, вопрос не включался в повестку XII съезда ВКП(б) и, соответственно, там не рассматривался. В противном случае, кто знает, может, и не ознаменовалась бы весна 2017 года в Севастополе активным столбопадом… Если кому-то показалось, что автор путает сейчас божий дар с яичницей, то напрасно. Ассоциации на самом деле имеют место. И навеяны они самой свежайшей, что называется, с пылу, с жару, читательской почтой в «Славу Севастополя». Впрочем, судите сами.

 

«Вот какая ситуация возникла в выходной день, 8 апреля, на ул. Ленина напротив троллейбусной остановки «Площадь Ушакова»,—пишет нам Зоя Николаевна Кузьмина,—практически на пешеходном переходе. Началось с того, что я не смогла уехать по своим делам на троллейбусе 7-го маршрута: кондуктор объявила, что машина следует до железнодорожного вокзала. Далее—обратно, т.к. в центре упали три осветительные опоры, порвав провода и прекратив транспортную связь с Корабельной стороной. Пришлось воспользоваться маршруткой. Но и она не смогла доставить меня до места. Пошла пешком и сфотографировала случившееся.
Сразу скажу: работали все оперативно и слаженно! К 16.00 транспорт возобновил привычное движение. Но вот что мне непонятно: почему опоры упали? Они ведь не деревянные и не такие уж старые, даже где-то красивые… Погода в субботу была, прямо скажем, не очень. И ветер, конечно, дул. Но не такой же силы, чтобы валить столбы! Повезло севастопольцам-пешеходам и автомобилистам: выходной, движение по минимуму и никого не зашибло… Но ведь могло быть и по-другому…»
«А кто может поручиться, что беды не случится в недалекой перспективе,—словно подхватывает тревогу Зои Николаевны автор другого письма, Николай Андреевич Самойлов.—В этом году это уже второй столбопад в центре города. В марте было обрушение в районе комендатуры. В марте—один, в апреле—три… А в мае, если следовать логике развития событий, может упасть уже не меньше четырех столбов! А почему нет? Директор профильного департамента успокаивает горожан. Мол, капитальные затраты на решение проблемы запланированы на 2018 год. А что будем делать до наступления этой судьбоносной даты? В свое время, когда эти осветительные опоры ставили, предполагалось, что на них будут только фонари. Даже силовой кабель под землей располагался. Кто ж мог подумать, что потом на них понавесят и оптоволокно, и другие провода, и даже всякую-разную рекламную продукцию… Мне кажется, мы в той или иной степени заразились каким-то зловредным глобализмом. Капитальные затраты, программно-целевое освоение крупных массивов денежных средств—это мы умеем. А вот каждодневно, кропотливо, буднично работать то ли не хотим, то ли уже не умеем. А без этого, извините, уюта в городе не будет. Вот у меня—частный дом. И если я каждое забитие очередного нужного гвоздя в стену буду сопровождать капитальным ремонтом, то в таком доме жить станет тоскливо. Потому выступаю с предложением: все подозрительные столбы пронумеровать и за каждым закрепить ответственного чиновника (благо что их у нас предостаточно) с обязательным условием: если столб упадет—увольнение. Как минимум. Вот увидите: столбопад прекратится».
Не такое уж и сумасбродное предложение, между прочим. О том, что за каждой требующей незамедлительного решения проблемой должен стоять кто-то ответственный и с конкретным именем, написали в коллективном письме в редакцию и жильцы дома № 23 на пр. Генерала Острякова. Формальным поводом для обращения в редакцию послужил прогрессирующий в Севастополе конфликт между автомобилистами и пешеходами. Многоквартирные дома, каковым является и вышеупомянутый, становятся своеобразными локальными эпицентрами этой борьбы. Жильцов дома № 23 соседство с автомобилистами так достало, что на своё общее собрание они даже пригласили депутата заксобрания Татьяну Щербакову. Звучали предложения забаррикадировать детскую площадку, где норовят парковаться машины, тяжелыми вазонами. А сквозной проезд вообще перекрыть какими-нибудь хитрыми шлагбаумами. Но даже с помощью депутата ничего конкретного не придумали. «Партизанщина какая-то,—поделились послевкусием читатели.—По логике вещей, проблему надо решать не в отдельно взятом дворе, а в масштабах города. Значит, при активном участии властных структур с обязательным подключением ГИБДД. Сейчас все пущено на самотек. Народ не безмолвствует, но предоставлен самому себе. На наш взгляд, большое должно начинаться с малого. Где знаки, обозначающие пешеходные зоны? Где знаки, обозначающие жилую застройку? Где знаки, обозначающие запрет стоянки? Уже само их наличие дисциплинировало бы часть водителей. Ну, а особо непонятливых можно будет и наказывать».
Среди автомобилистов, кстати, отыскались единомышленники. В частности, к таковым относится Александр Никоненко с пр. Победы: «Сейчас в каждой семье есть автомобиль, а то и два. Все добросовестно платят налоги. Но где новые автостоянки, где научный анализ транспортных потоков в жилой застройке в целях оптимизации движения? Конечно, можно тупо все перегородить. Камнями покрупнее. Чтобы никто не сдвинул. Даже «скорая» с «пожарной». А потом будем искать виноватых. И очередной стрелочник, разумеется, отыщется».
Кстати, о стрелочниках. Виктора Федоровича Найденова интересует вопрос: кого назначили виноватым в недавней аварии на ул. Л. Толстого? Там троллейбус четвертого маршрута въехал в столб (понаставили в Севастополе столбов!). Свидетелем аварии он не был, но покореженную машину видел: «Не берусь в целом судить о техническом состоянии нашего троллейбусного парка, но внешний вид некоторых машин наводит на грустные мысли. Я хочу акцентировать внимание на другом. Кондукторов в салонах зачастую нет, и билеты предлагается покупать у водителя. Раньше висели таблички: «Водитель продает билеты только на остановках». Сейчас таких объявлений нет. За ненадобностью? Ведь водители теперь продают билеты преимущественно в движении. Я, по крайней мере, хоть на поворотах деньги не сую. А другие дают. И обилечиваются! Вы видели диаметр руля в троллейбусе? Где гарантия, что водитель, передавая сдачу или билет и поворачиваясь чуть ли не всем корпусом, не потянет за собой и руль. Не говорю уже о том, что в этот момент он отвлекается от дороги. Вот вам сразу две аварийные предпосылки в одном флаконе! Почему это никого не волнует?»
«В городе множится пофигизм,—ставит диагноз проблеме Аделаида Андреевна Прокофьева.—Приведу конкретный пример. 7 марта я ехала с ул. Истомина. Место стоянки троллейбуса на остановке «Малахов курган» занял автобус (что очень часто бывает). Троллейбус в итоге остановился в двух метрах от бордюра. Учитывая высоту ступенек, это создает настоящий стресс у таких пожилых пассажиров, как я, или у молодых мамочек. Ладно, еду обратно. Троллейбусу уже никто не мешает, но водитель все равно останавливается в двух метрах от бордюра».
«Я в Севастополе живу более 50 лет и помню любимый город другим. Удивительным! Особенно для приезжающих к нам впервые. Такого восторга многие из них не испытывали. Раз помним, значит, сможем не только повторить, но и сделать еще лучше»,—считает Иван Федорович Белый.
Автор этого материала живет в Севастополе меньше. Но я тоже помню тот удивительный город. Могу сравнивать. Пока поводов для расстройства больше, чем для радости. На днях пережил культурологический стресс. По журналистским делам довелось побывать на предприятии «Персей». Нет, там, слава богу, царит флотский порядок. А вот улица, кстати,—ответвление от почти центральной в городе ул. Героев Севастополя, ужаснула своим видом. Самое грустное впечатление осталось от того, что и возле воинской части (по тем удивительным временам—просто немыслимое дело) лежал такой же мусор, как и везде. Вот это, что называется, приехали. Или приплыли… И что теперь делать с этим воинствующим пофигизмом?
Не все ленинские рецепты из его статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин» в данной ситуации, разумеется, уместны. Но вот относительно того, что общественность должна активно влиять на работоспособность ответственных управленческих структур, у меня лично сомнений не вызывает. В противном случае, и ей станет всё пофиг. А вот это будет уже настоящая беда. Или я не прав?

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера