По местам стоять. С якоря сниматься!

Не толпиться!

Нынешний «Вопрос в лоб», что называется, навеяло. Череда прошедших праздников вкупе с недавней очередной годовщиной Черноморского флота буквально украсила улицы города людьми в форме. Порой можно было ощутить даже некое дежа-вю пребывания в том, как теперь принято говорить, «имперском Севастополе». Помните дни массового схода на берег, когда все вокруг становилось бело-сине-полосато-черным? Красиво очень было. Но в данном случае—не в ностальгии дело. С одной стороны, в нашем вопросе «Как должен выглядеть человек в форме на службе государства?» вроде бы и ответ содержится очевидный. Ну например: «Так, как выглядели наши военные на параде 9 Мая». Но в том-то и специфика сугубо военного города: людей в форме—военных, полицейских, чиновных (у целого ряда категорий гражданских государственных служащих тоже есть форма)—мы видим не только по праздникам. Каждый день. Собственно, и ответов на поставленный вопрос мы ожидали, если так можно выразиться, в расширенном повседневном формате. И читатели, нам кажется, этот нюанс уловили.

 

«В нынешнем году исполняется 33 года, как живу в этом святом городе. С эпитетом не перебарщиваю. Это самое первое впечатление от города, которое пронес через все то время, сколько я—севастополец. Святость места в данном случае для меня—в отношении жителей к своему городу. Для нас, независимо от того, военный ты или гражданский, Севастополь—это корабль. А в экипаже, моряки это хорошо знают, плохому человеку жить труднее, чем хорошему. Кто не умеет делать себя лучше, тот просто не приживается. Конечно, законодателями и хранителями этой особенности севастопольской жизни, по понятным причинам, был флот.
Кто-нибудь припомнит, что встретил на улицах неряшливо одетого или, совсем уж немыслимое дело, пьяного военного моряка?! Равно как и невозможно представить ситуацию, когда поздней ночью тебя не подберет в свою машину попутно возвращающийся со службы военный (причем попытка оплатить услугу воспринималась как личное оскорбление). Да много подобных нюансов можно сейчас припомнить. Не в их количестве суть. Просто многие, кто видел это эталонное отношение и к службе, и к форме, и к городу, невольно сравнивают это с тем, что видим сейчас. Разница, к сожалению, имеется»,—написал нам Александр Кравченко.
Спорить с этим, безусловно, трудно. «Изменения произошли,—считает и Евгений Игоревич Силин,—но тому есть не только субъективные, но и объективные причины. Раньше было три основных вида форменной одежды, в которой моряки могли появляться в городе: рабочая, повседневная (тужурка), парадная (с наградами и кортиком). Причем даже если из расположения военнослужащего отправляли в рабочей одежде, все равно, что называется, с иголочки. Ну или почти. Вполне уместными смотрелись к форме портфель или папка. Представьте тогдашнего офицера с авоськой… Не получается. Правда ведь? А это был представитель рабоче-крестьянских вооруженных сил. Представить с авоськой нынешнего человека в форме, правда, тоже трудно: не все знают, что такое авоська, но с целлофановым кульком не первой свежести—легко.
Более того, нынешнего человека в форме за 5-6 метров в толпе идентифицировать весьма затруднительно: разномастные головные уборы: бейсболка, шапка со шнурком, фуражка мятая без пружины, куртка, надетая прямо на майку. В таком виде легко раствориться среди посетителей рынка для атаки на прилавок. Засунуть головной убор для полного удобства в пакет (что зачастую и наблюдаем)—и вперед. Разумеется, есть спецвойска, где оправдано отсутствие военной эстетики… Но здесь-то другой случай. Человек в форме несет на погонах воспитательный, а для совсем малышей—даже назидательный пример. Вот о чем нельзя забывать. Думаю, в немалой степени это последствия сердюковской реформы, в результате которой войска получили «модельную линейку» формы от великого знатока специфики военной службы Юдашкина. Но многое зависит и от самих военных, которые находятся на государевой службе все 24 часа в сутки».
С этим мнением вполне солидарен и Вячеслав Семенович (фамилию по телефону не назвал). Сначала собеседник поинтересовался, был ли я на параде 9 Мая. «А я вот не пошел,—сообщил Вячеслав Семенович.—Три года подряд ходил, а на этот раз не пошел. Вы обратили внимание, что на параде—три вида оцепления. Состоит из полиции и военных. Так вот, когда гимн играют—гражданские за оцеплением начинают вытягиваться чуть ли не в струнку, а люди в форме ведут себя даже не по команде «Вольно». Дама в погонах красивую коленку выставила, кто-то по телефону болтает, кто-то переминается с ноги на ногу… Вместо того чтобы, как и положено, стоять по стойке «смирно», приложить руку к головному убору… Куда комендатура смотрит?!»
К сожалению, успокоить собеседника мне было нечем. Как вы поняли, автор этих строк на параде был. И вынужден констатировать, что прошлогодние и позапрошлогодние наблюдения Вячеслава Семеновича остаются актуальными. Красивую коленку, правда, на этот раз не показали. Но, видно, это дело своевольного случая. Да и не на коленки мы туда смотреть ходим. На концентрированную мощь страны и, что самое главное,—на людей, готовых ради нее на все. В любое время и в любом месте.
«Это, наверное, особая специфика Севастополя, что в человеке, носящем форму, нам хотелось бы видеть эталон гражданина своей страны, рыцаря без страха и упрека. Понятное дело, что в жизни, а особенно в жизни нынешней, так далеко не всегда совпадает. И виноваты в этом не только люди в форме. Куда более виновен, например, высокопоставленный чиновник в дорогом костюме, который тоже вроде бы находится на государевой службе, но думает не о благе страны, а о своих забугорных виллах и счетах. И пока они у него там есть, он не заинтересован в том, чтобы человек в форме и носил ее с достоинством, и гордился своим Отечеством, считая службу важнейшим делом своей жизни. Потому что с такими договориться невозможно»,—демонстрирует женскую логику Тамара Николаевна Мирошниченко. Кому как, но мне такая логика—по душе.
И в заключение хочу поделиться некоторыми наблюдениями. На эту деталь особенно обращают внимание гости города. В Севастополе в транспорте молодые люди очень часто уступают место даже не очень пожилым людям и просто женщинам и девушкам. Безусловным примером в этом являются военнослужащие и полиция. Более того, во многих молодых людях, одетых в обычную для их возраста одежду, читается военная выправка: может, курсанты, может, кадеты… А может, мне просто хочется снова увидеть Севастополь тем мощным кораблем, на котором у каждого получится продемонстрировать все лучшее, что в нем есть. Думаю, того же самого не мне одному хочется.

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

 

* * *

«Делу—время, потехе—час. Есть ли у вас любимые места отдыха»?—такой «Вопрос в лоб» мы решили задать читателям.

Ответы на него ждем по телефону 54-31-95 в пятницу, 19 мая, с 13 до 14 часов или на электронную почту редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 22 мая.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера