Что тебе снится, крейсер «Кутузов»?

Что тебе снится, крейсер «Кутузов»?

Легкий артиллерийский крейсер «Михаил Кутузов» был заложен на стапеле Николаевского завода в 1951 году. На воду спущен в 1952-м. Флаг ВМФ поднят на нем в 1955-м. Броневая защита—до 130 миллиметров. Две трех-орудийные башни, в носу и в корме крейсера, имели двенадцать орудий (152-мм) Б-38. Дальность стрельбы составляла 30 километров при массе снаряда 55 кг. Экипаж—1057 офицеров, мичманов, старшин и матросов.

 

В историко-культурной просветительной ассоциации «Морское собрание» под председательством ветерана-подводника капитана 2 ранга Владимира Стефановского прошел «круглый стол»: обсуждали вопрос возвращения в главную базу Черноморского флота корабля-музея—крейсера «Михаил Кутузов».
Инициатор встречи В. Стефановский считает факт возвращения крейсера в базу знаковым событием, равным окончательному признанию возвращения Крыма в Россию: «В Севастополе нет ни одного корабля-памятника. В США их четырнадцать. В Китае, Англии, Бельгии—есть. Даже в Перу—два корабля. А у нас в Севастополе—нет! Наше упущение, которое нужно выправлять. В Севастополе нужно показывать историю отечественного кораблестроения. С какого корабля начинали, над чем работали, на что нацеливались. Конечно, все корабли в один ряд не поставишь. Но стремиться к этому нужно. И крейсер «Михаил Кутузов» не имеет равных во всем мире по красоте архитектурного решения. По всем тактико-техническим данным в те времена с ним никто не мог сравниться. Это символ эпохи противостояния, крейсер—ветеран «холодной войны». И место ему, конечно же, в главной базе Черноморского флота—в Севастополе».
Леонид Михайлович Щербаков служил на крейсере «Михаил Кутузов» в должности заместителя командира корабля по политической части с 1986-го по 1990 год. Ветеран отмечает, что это был период вывода крейсера из состава боевых кораблей и перевода его в консервацию у Троицкой пристани: «Команда в то время и занималась консервацией. Больно было наблюдать. Корабль только что вышел из завода после капитального ремонта. Крейсер был как новый! Ничуть не хуже «Очакова» и «Керчи». Решение о консервации у офицеров экипажа крейсера вызвало удивление и возмущение. Из тысячи членов экипажа осталось только сто. Остальные были расформированы и переведены на другие корабли. Командиром тогда был капитан 1 ранга Юрий Николаевич Рябенький. Потом его сменил Анатолий Васильевич Супонин. Уже с первого дня консервации оставшийся экипаж вынашивал мысль создать корабль-музей. Совет ветеранов тогда возглавлял капитан 2 ранга Филиппович. Но политическая конъюнктура на тот момент была не в пользу совета ветеранов. Три крейсера, стоящих рядом («Ушаков», «Дзержинский», «Жданов»), были проданы за рубеж. Когда покупатели увидели, сколько там цветного металла, они онемели. У них волосы встали дыбом, они не могли поверить своему счастью, в то, что корабли буквально набиты цветным металлом. Их прибыль превышала все ожидаемые пределы. Крейсер «Михаил Кутузов» нужно было спасать. И его перевели в Новороссийск. Члены совета ветеранов продолжали ездить туда на все значимые праздники. Но совет ветеранов—только малая толика всей той массы моряков, служивших на крейсере. Их очень много. И они готовы выступить в поддержку передислокации крейсера в Севастополь».
Леонид Михайлович не может ничего рассказать о дальнейшей судьбе проданных крейсеров. Официально корабли продали индийскому магнату для разделки на металл на индийских площадках. Но капитан буксира, уводившего из Севастополя первый крейсер, обещал вернуться за вторым через две недели. Оказалось, что корабли уже дважды перепроданы, и первый владелец обязан отбуксировать их только до Средиземного моря. Вопросы о дальнейшей судьбе кораблей задавать было бессмысленно. Представитель торгового представительства на Троицкой пристани в присутствии Леонида Михайловича пытался в своем дипломате найти мобильный телефон. Так вот, среди пачек долларовых купюр свой телефон он искал почти пять минут. Можно полагать, что тот кейс был далеко не официальным банковским чемоданчиком с оплатой выгодной сделки, а личным портмоне делового человека.
Директор Севастопольского художественного музея имени М.П. Крошицкого капитан 1 ранга Николай Краснолицкий на крейсере «Михаил Кутузов» не служил. Но вместе с председателем совета ветеранов, бывшим командиром крейсера Малинкой прилагал усилия для спасения корабля и придания ему статуса музея. Нужно было решение на самом высоком уровне. На тот момент подобным музеем столь высокого масштаба был только крейсер «Аврора». Ветераны корабля на свои личные средства вели большую работу. Адмирал Геннадий Александрович Сучков непосредственно принимал участие в решении этой задачи. Нужно было крейсер перевести в реестр музеев. И он стал на первых порах филиалом Музея Черноморского флота. Перевод его в Новороссийск был мерой вынужденной. Но ветераны и тогда верили, что эта мера временная. Ощущение неизбежности возвращения «Кутузова» в Севастополь оставалось у всех. И если сегодня всерьез говорить о создании в Севастополе парка «Патриот», то крейсер в нем просто необходим.
За прошедшее с момента капитального ремонта корпуса крейсера время накопились проблемы. Пора крейсер ставить в док. А такой док есть только в Севастополе. При любом раскладе «Михаил Кутузов» следует буксировать в Севастополь для докового ремонта. А для города-героя как музея под открытым небом такой экспонат очень нужен.
Леонид Щербаков собирал отзывы о музее-корабле в Новороссийске. Большинство из них печальные. Ветераны корабля мечтают о лучшей доле для «Михаила Кутузова». У корабля есть собственник—Министерство обороны РФ. И этот собственник в полной мере может пользоваться своим правом. Решение о создании парка «Патриот», в состав которого войдут две береговые батареи (Михайловская и Николаевская) и крейсер «Кутузов», вселяет надежду на то, что корабль вернется в Севастополь. Но следует ожидать и противодействия турагентств Новороссийска, желающих сохранить объект в его нынешнем состоянии.
За прошлый год корабль-музей посетило более 105 тысяч туристов. Уход корабля приведет к потере турфирмами до половины выручки. И у этой стороны есть не только свои аргументы, но и серьезное лобби. Потому уже сейчас всячески тиражируются неправдоподобные аргументы о невозможности ремонта крейсера и его стоянки в Севастополе. Все это—легенды, сказки, уловки. Реально и в Новороссийске специалисты понимают, что ремонт возможен только в сухом доке Севастополя. А руководство Новороссийского порта реально ищет место, куда бы переставить корабль, чтобы не мешал хозяйственной деятельности и швартовке круизных лайнеров.
Председатель совета ветеранов крейсера «Кутузов», экс-командир крейсера Николай Малинка готов поставить свою подпись под ходатайством о переводе корабля в Севастополь только тогда, когда будет решен вопрос с конкретным причалом. Владимир Стефановский, как профессиональный гидротехник-проектировщик, не видит сложности в том, чтобы найти в Севастополе место для стоянки крейсера. Западный берег Южной бухты—идеальное место, где и глубины хватает, и доступ из центра города в пешем порядке не затруднителен, и подвоз туристов автобусами возможен. Там крейсер не будет закрывать обзор с видовых площадок, не будет подвергаться ветровому и волновому воздействию при непогоде. Такого мнения придерживается и капитан 1 ранга Павел Волгин, служивший на «Кутузове» штурманом. По его мнению, это идеальное место для стоянки корабля-музея. Но и это вопрос второго плана. Как и стоимость буксировки, и техническое состояние корпуса. Сейчас нужно решить главный вопрос: «Где стоять «Михаилу Кутузову», в каком городе?»
Обсуждая вопросы патриотического воспитания молодежи, нельзя не вспомнить о нахимовском училище, о кадетском колледже, о призывниках флота и учебных отрядах. При изучении истории Черноморского флота крейсер станет важнейшим наглядным пособием. Будут оборудованы кубрики, кают-компании, каюта командира, развешаны и расставлены экспонаты флота той эпохи. Два часа такой экскурсии заменят многочасовые ежедневные лекции по истории. Кстати, уже в период консервации на борту крейсера располагалась флотская школа боцманов. На «Кутузове» готовили боцманов для всего флота.
В ходе «круглого стола» экс-командир крейсера Анатолий Супонин высказался за то, чтобы добиваться положительного решения о переводе корабля на самом высоком уровне. А пока фрагменты крейсера севастопольцы могут увидеть в фильме «Увольнение на берег» с Владимиром Высоцким в эпизодической роли.
Участница «круглого стола», председатель Севастопольского регионального отделения Русского географического общества Елена Воскресенская согласна с тем, что создание музея на борту «Михаила Кутузова» будет очень дорогостоящим проектом. Но она задает вопрос: «А сколько будет стоить патриотизм? Что дороже? Нужно ли вкладывать в музей деньги?» И сама отвечает: «Проект, достойный внимания и реализации! В Севастополе он нужен! Севастополь—центр патриотического воспитания молодежи всей России!»

 

В. ИЛЛАРИОНОВ, член Русского географического общества.

Другие статьи этого номера