Гипнозная «пятерка»

Гипнозная «пятерка»

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Я уже 17 лет работаю в школе. Лет десять назад я преподавала математику в 7-м классе одной из школ. Был в этом классе довольно необычный мальчишка—рыжий, маленький, худой, с круглыми желто-зелеными глазами. Таких обычно дразнят и бьют сверстники, а девчонки просто не замечают. Однако у меня сложилось впечатление, что с Рыжим, назову его так, боялись связываться даже самые отъявленные хулиганы, да и вниманием девчонок он не был обижен.
Меня это обстоятельство в какой-то степени заинтриговало, просто было интересно узнать причину такого «аномального явления» в подростковой среде.
Сначала я решила, что у этого паренька папа или богач, или очень крутой бандит, это могло бы многое объяснить. Навела справки и узнала, что отца у него вообще нет, а воспитывает его мать, причем живут они довольно бедно. Рыжий, видимо, почувствовал мой интерес к его персоне, возможно, он уловил мои взгляды, которые я бросала украдкой в его сторону. За свое любопытство я была вскоре наказана: Рыжий стал пристально глядеть в мою сторону, его немигающий взгляд я чувствовала даже спиной, когда писала на доске математические формулы. Приятного в этом было мало, иногда из-за этого взгляда я запиналась, буквально забывая, о чем говорю. Однажды Рыжий полностью раскрылся и продемонстрировал все свои способности. В тот день я вызвала его к доске, отвечал он более чем неудачно—на двойку; наша отличница Вика во время его мучений у доски не выдержала и хихикнула. Плохую оценку я ему не поставила, директор той школы говорила педагогам: «Двойки—не вина детей, а свидетельство профнепригодности учителя», сами понимаете, после таких слов двоек в этой школе почти не было…
Я предложила Рыжему пересдать мне ответ по домашнему заданию после уроков. Он с ухмылочкой пошел на свое место, сел и уставился немигающим взглядом на Вику. Минуты через три она вдруг встала и, не отвечая на мои вопросы, вышла из класса. Шла девочка как-то странно, словно в трансе, я посмотрела на Рыжего, но он ответил мне невинным взглядом. Вика вернулась в класс через пять минут вся пунцово-красная, попросила извинения и села на свое место. После уроков Рыжий пришел пересдавать свой неудачный ответ. Я усадила его перед собой, приготовилась его слушать. Он молчал, я подняла глаза от классного журнала и встретилась с его пронзительным взглядом…
После этого мое сознание словно отключилось. Не знаю, была ли я в обмороке или в трансе, но очнулась только от голоса своего двоечника. Он поблагодарил меня и попрощался. Я посмотрела в журнал и увидела, что поставила Рыжему пятерку… Оценка была поставлена явно моей рукой, но как и за что, я не помнила. Все это я могла объяснить только тем, что этот мальчишка обладал явными способностями к гипнозу.
Я не стала рассказывать об этом случае в учительской, но осторожно попробовала узнать у своих коллег, не замечали ли они за Рыжим чего-нибудь особенного. Ничего интересного я не узнала, только физрук мне сказал: «Странный это паренек». Честно скажу, я стала бояться уроков в седьмом классе, а когда мне предложили работу в другой школе, с радостью согласилась. Если ученику ничего не стоит заставить учительницу поставить нужную ему оценку, то через год-два дело может и до стриптиза дойти… Такая перспектива меня не очень радовала.

 

С. КРЕНДОВСКАЯ, педагог.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера