Выпустили джинна из бутылки, или Взгляд со стороны не постороннего

Выпустили джинна из бутылки,  или Взгляд со стороны не постороннего

В 1976 году меня из гарнизона Гаджиево Северного флота направили во Львовское высшее политическое училище на двухмесячные курсы. И хотя поселили нас в старой крепости «Цитадель», где во время Великой Отечественной войны гитлеровцы и их пособники содержали и пытали советских военнопленных, не буду кривить душой: город Львов мне очень понравился. Великолепная окутанная многовековой тайной архитектура, Высокий замок, прекрасный оперный театр, да разве все достопримечательности перечислишь… В 1976 году меня из гарнизона Гаджиево Северного флота направили во Львовское высшее политическое училище на двухмесячные курсы. И хотя поселили нас в старой крепости «Цитадель», где во время Великой Отечественной войны гитлеровцы и их пособники содержали и пытали советских военнопленных, не буду кривить душой: город Львов мне очень понравился. Великолепная окутанная многовековой тайной архитектура, Высокий замок, прекрасный оперный театр, да разве все достопримечательности перечислишь… Даже малейшей неприязни к человеку в советской военной форме я не заметил. Да тогда и экипажи атомных подводных ракетоносцев формировались примерно на треть, в том числе и командным составом, из украинцев, сослуживцы адресов своей родни во Львове мне столько надавали, что я замучился ходить по гостям. Хотя в реальной жизни даже на бытовом уровне существовали и свои нюансы. Так, например, представительницы женского пола из коренных жителей не любили, когда к ним обращались, как это у нас принято,—«женщина», «девушка» или «товарищ продавец», но мне даже понравилось обращаться к ним «пани», «Прошу, пани!»На встрече с первым лицом Львова мы узнали и то, что в городе на тот момент проживало около тридцати тысяч отбывших в тюрьмах сроки наказания за военные преступления и реабилитированных бандеровцев. Естественно, последовали вопросы: как они себя ведут, не представляют ли опасности, ведь территория Галичины присоединена к Советской Украине только в 1939 году и «воссоединение» воспринято коренными жителями неоднозначно? Мы тогда ещё хорошо помнили, что вытворяли бандеровцы в войну и в послевоенные годы. Но нас утешили: «Местное население, как видите, нормально воспринимает советскую власть, а отбывшие наказание за военные и послевоенные преступления бандеровцы нынче «тише воды, ниже травы». Если у некоторых от прошлого в душе что-то даже и осталось, они опасаются, как бы детям и внукам напоминанием о своём «героическим прошлом» жизнь не испоганить. А вот сами дети и внуки старательно в обычных школах и даже вузах учатся, активно стремятся вступить в пионеры, в комсомол, без возражения идут служить и стараются достойно нести срочную службу в Вооружённых Силах. Выводы также прозвучали оптимистично: «Пройдет 20-30 лет, уйдут в мир иной непосредственные участники Великой Отечественной войны, в том числе и предательски воевавшие на стороне врага, и уже трудно будет у нас на глаз и даже по анкете отличить, кто чей наследник…» По-семейному, без оглядки проходило и так называемое «дарение» Крыма Украине. Даже не оговаривалась при этом «такая мелочь», как дальнейшая принадлежность и статус морской крепости юга России—Севастополя. Надо же как-то было по-особому и исторически значимо выделить и увековечить сам акт 300-летия воссоединения братских народов Украины с Россией, причём с перспективой на тысячелетия. Реально: одна страна—один народ, тем более Украина в СССР являлась самой развитой, «продвинутой» и любимой республикой. Поэтому жители огромной страны нормально восприняли факт, что к этой дате, наряду с вручением Киеву высшей награды страны—ордена Ленина, стараниями не всегда адекватного генсека Хрущёва «переложили Крым из одного кармана в другой». При этом одним выстрелом «убив сразу двух зайцев»: по-царски одарили Украину ещё и «орденом на груди планеты»—Крымом, а заодно переложили организационно на хозяйственных украинцев «семейную заботу» о дальнейшем развитии хозяйства Крыма. Показательны и другие примеры особого статуса Украины в созвездии социалистических стран как особенно любимой в советском многонациональном государстве.Тринадцать городов СССР за подвиги их защитников и жителей во время Великой Отечественной войны были удостоены высшего звания «Город-герой». Четыре из них, в честь героической обороны которых 22 декабря 1942 года указом Президиума Верховного Совета СССР были учреждены медали «За оборону Ленинграда», а также Сталинграда, Севастополя и Одессы, названы городами-героями по факту в опубликованном 1 мая 1945 года военном приказе № 20 Верховного Главнокомандующего Сталина. «Приказываю: сегодня, 1 мая, произвести салют в столицах союзных республик: Москве, Киеве, Минске, Баку, Тбилиси, Ереване, Ашхабаде, Ташкенте, Сталинабаде, Алма-Ате, Фрунзе, Петрозаводске, Кишиневе, Вильнюсе, Риге, Таллинне, а также в городах-героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе—двадцатью артиллерийскими залпами». В данном приказе № 20 Верховного Главнокомандующего городами-героями названы те города, о которых президент Америки Рузвельт, побывавший в 1945 году в разрушенном Севастополе, чьи развалины, по рассказам очевидцев, потрясли его до глубины души, выступая в США перед Конгрессом и своим народом, с не свойственной для политика дрожью в голосе произнёс: «О, господа! Если бы я мог ходить, то тогда бы дошёл до святых мест России: Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, встал бы на колени и поцеловал эту священную землю». 21 июня 1961 года, в канун двадцатилетия скорбной даты вероломного нападения фашистской Германии на СССР, генсек Никита Хрущёв от имени Президиума Верховного Совета СССР удостаивает Киев медали «За оборону Киева», а за героизм тружеников награждает вторым орденом Ленина. Ради «любимого дитяти» какой только глупости не сотворишь…Почему Хрущёв заодно не присвоил Киеву почетное звание «Город-герой»?Тогда ещё не существовало прецедента присвоения этого звания указом Президиума Верховного Совета, а в приказ военного времени Верховного Главнокомандующего, назвавшего по факту Ленинград, Сталинград, Севастополь и Одессу городами-героями, даже особо любимый Киев не впишешь… Несмотря на беспрецедентную гонку вооружений на уровне дорогостоящих разорительных технологий, двадцатилетие Победы в Великой Отечественной войне вылилось в нашей стране действительно во всенародный праздник со слезами на глазах, чествованием и награждением ветеранов. И не только их… Специального положения «О присвоении почётного звания «Город-герой» вообще никогда не существовало. Но идеологи—люди изворотливые, всегда найдут выход. В данном случае стали руководствоваться нормами «Положения «О присвоении звания «Герой Советского Союза», утверждённого постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 года. Согласно «Положению…», высокое звание «Герой Советского Союза» за индивидуальный или коллективный подвиг во имя Отечества присваивается указом Президиума Верховного Совета СССР с вручением текста указа, ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Но город ведь тоже коллектив… Ежегодно, к тому моменту уже 20 лет, в праздничных приказах министра обороны в заключительной части следовало: «…произвести салют в столице нашей Родины Москве, в столицах союзных республик… в городах-героях Ленинграде, Волгограде (Сталинграде), Севастополе и Одессе». Поэтому указами Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 20-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне, трудящимся этих четырёх городов-героев были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». А городу-герою Ленинграду, ранее награждённому за эти заслуги орденом Ленина, вручена только медаль «Золотая Звезда». Брестской крепости указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года, в котором отмечались исключительные заслуги защитников Брестской крепости, в ознаменование 20-летия Победы было присвоено почётное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Также указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися столицы, и в ознаменование 20-летия Победы городу Москве присвоено почётное звание «Город-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Но разве мог Киев, мать городов русских, остаться и в 1965 году без очередной награды на всенародном торжестве в ознаменование 20-летия Великой Победы? Ни в одном из приказов Верховного Главнокомандующего или хотя бы в одной из публикаций военного времени Киев городом-героем даже не упоминается. Указом Президиума Верховного Совета в послевоенное время тоже высокое звание «Город-герой» Киеву не присваивали, но принимается соломоново решение: «Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные трудящимися города Киева в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. городу-герою Киеву, ранее награждённому за эти заслуги орденом Ленина, вручить медаль «Золотая Звезда». Но тогда в советской стране с пониманием отнеслись как к необоснованному признанию на словах Киева городом-героем с вручением медали «Золотая Звезда», так и к его высшим наградам—двум орденам Ленина. Лишь два города в стране были тогда удостоены двух высших наград—ордена Ленина: Киев и беспримерно стойко выдержавший «великой героической и жертвенной ценой» 900-дневную осаду Ленинград. Даже Москва не удостоилась подобной чести. Но это же Киев!Нетрудно убедиться и в том, что Советская Украина была самой развитой и ведущей среди всех советских республик как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, в науке, медицине и т.д. Не главный, но показательный пример. Начиная с первого участия советской команды в XV Олимпийских играх в 1952 году, украинские спортсмены наряду с россиянами всегда по количеству участников и числу завоеванных медалей составляли её основу. А на XXI Олимпийских играх 1976 года в Монреале, где по числу наград и набранных очков советская олимпийская дружина заняла первое место, украинские спортсмены в её составе в количестве 95 олимпийцев добились феноменального результата. Из 47 золотых медалей, завоеванных командой СССР, 27 удостоены украинские спортсмены, из 43 серебряных—21 удостоены украинцы, из 35 бронзовых—21. В общем зачёте по наградам и набранным очкам украинских спортсменов опережала только команда США. И народы нашей великой многонациональной страны тогда искренне радовались и восторгались поистине богатырскому вкладу украинских спортсменов в нашу общую победу…Да разве могла в составе СССР тогда всё это заполучить, всего этого достигнуть «угнетаемая и унижаемая русскими» Советская Украина? И куда всё это подевалось в течение полутора десятка лет после сомнительного референдума и обретения Украиной в Беловежской Пуще независимости благодаря стараниям отнюдь «не святой троицы»? Перемены в государстве разумны и исторически оправданны лишь тогда, когда они реально вершатся во благо народа. О заслугах перед народом нынешних дорвавшихся до власти «стратегов» независимой Украины лучше Тараса Григорьевича Шевченко не скажешь: «Дiти мої, дiти, що ж ви наробили…»

 

Н. СТРЕЛЕНЯ.

Другие статьи этого номера