Прекрасный пол за боевым штурвалом

«Слава Севастополя» выступила.  Что сделано?»

В российской боевой авиации появятся женщины-летчицы, объявил министр обороны Сергей Шойгу. Это заявление прозвучало на фоне острого некомплекта кадров в нашей боевой авиации. Но поможет ли его закрыть срочный набор девушек—первый столь массовый со времен Великой Отечественной войны?

 

Краснодарское высшее военно-авиационное училище летчиков (КВВАУЛ) в этом году будет впервые набирать девушек, заявил в минувшие выходные министр обороны Сергей Шойгу. Краснодарское училище—фактически единственное учебное заведение, готовящее военных летчиков по всем специальностям. Есть еще училища в Челябинске и Сызрани, но там готовят, соответственно, лишь штурманов и вертолетчиков. То есть выпускницы КВВАУЛ будут первыми военными летчицами в нынешней российской армии, сообщило РИА «Новости».
«Их будет немного—15 человек, но с учетом большого количества заявок, которые поступают от девушек в адрес Воздушно-космических сил, мы не можем не удовлетворить эти просьбы»,—сказал Шойгу на торжествах, посвященных Дню ВКС. При этом министр полагает, что поступившие в этом году девушки уже через пять лет смогут не просто летать, но и участвовать в воздушных парадах. «Надеюсь, что через пять лет они украсят подобный праздник своим мастерством»,—пояснил министр, имея в виду авиафестиваль к 105-летию ВКС в парке «Патриот».
Бывший командующий 4-й армией ВВС и ПВО Валерий Горбенко уверен, что каких-либо серьезных перемен в системе боевой подготовки и в документации Министерства обороны появление женщин-летчиц не вызовет.
«Я не знаю, конечно, куда этих женщин точно направят,—сказал он газете «Взгляд».—Но во фронтовую, тактическую, корабельную авиацию их, конечно, не будут готовить: там все связано с большими перегрузками, что для женского организма, конечно, не очень хорошо. А вот для вертолетов, транспортной авиации женщины вполне подойдут. И потом, у Министерства обороны много обеспечивающей авиации». Горбенко напомнил, что «и в армии США есть женщины-летчицы, так что и у нас женщины-летчицы вполне справятся со своими задачами».
Бывший военный летчик Дмитрий Дрозденко напоминает: разрешая женщинам служить в авиации, Минобороны реализует конституционное право представительниц прекрасного пола тоже участвовать в защите Родины. Он также считает, что каких-либо перемен в Вооруженных Силах в связи с появлением женщин-летчиц не будет. «Если что и будет, то разве что какие-то бытовые перемены: например, придется строить еще и женскую казарму. Но запрещать женщине служить в армии… Это ее право»,—сказал он газете «Взгляд».
По его мнению, и проблемы дискомфорта, связанного со службой в смешанных экипажах, у мужчин или женщин-летчиков не будет. Дрозденко привел пример Армии обороны Израиля, где прекрасно сосуществуют в одних экипажах военные разных полов.

 

Красота и блеск

«Военные парады показали, что женщины в нашей армии—это красота и блеск. Ничего экстраординарного в том, что женщина идет на военную службу, нет»,—подытожил Дрозденко.
Эксперты попутно развеяли расхожее заблуждение, будто служба женщин в авиации потребует каких-то изменений в конструкции самолетов или вертолетов—например, туалетов особой конструкции. «Когда летчики-истребители делают дозаправки и висят в воздухе по шесть-восемь часов, им, конечно, требуется как-то решать эту проблему. Но, как я уже говорил, едва ли у нас появятся летчицы-истребители»,—заметил Горбенко.
Следует заметить, что накануне и особенно во время Великой Отечественной войны в стране были и летчицы-истребители. В частности, знаменитая Лидия Литвяк. Она совершила 186 боевых вылетов, провела 69 воздушных боев, одержала 12 подтвержденных побед и погибла в бою в 1943 году в возрасте неполных 22 лет. В целом же количество женщин, служивших в военной авиации в годы Великой Отечественной войны, исчислялось тысячами. Это было не единичным (как, скажем, до войны, когда вся страна знала имена Полины Осипенко и Людмилы Гризодубовой, побивших авиационные рекорды), а массовым явлением. Марина Раскова, Евгения Руднева, Екатерина Буданова—все они были асами истребительной или бомбардировочной авиации, удостоились высоких правительственных наград и вписали свои имена в историю своими подвигами на фронте.
Впрочем, Дрозденко уверен, что те времена—это исключение, обусловленное тотальным характером войны. «Тогда воевали все, включая детей. Когда кончилась война, нужно было восстанавливать страну, рожать детей»,—объяснил он отказ от приема женщин в авиаучилища после Великой Отечественной. В те годы женщин брали в боевую авиацию в том числе и из-за нехватки летного состава, вызванной большими потерями. В наши дни такой проблемы нет.
После войны начала развиваться реактивная авиация, и с тех пор принято считать, что перегрузки в ней слишком вредны для большинства женщин. В послевоенные годы женщины все же летали и на реактивных самолетах, и даже в космос, как космонавты Валентина Терешкова, Светлана Савицкая и Марина Попович (вдова космонавта Павла Поповича), но это было исключением из правил.
В современной российской боевой авиации тоже есть одна летчица-истребитель—Светлана Протасова. Она единственная женщина в мире, которая может пилотировать истребитель «МиГ-29». Так что ее военная карьера—тоже пока исключение из правил.

 

Нехватка военных летчиков

Решение Минобороны начать прием девушек, возможно, косвенно было вызвано острой нехваткой пилотов в российских ВКС. Как отмечало в прошлом году «Независимое военное обозрение», по экспертным оценкам, некомплект в военной авиации доходит до 20% личного состава.
«Сейчас громаднейший конкурс в летные училища,—говорит Горбенко.—Туда рвется много здоровых молодых ребят». Но проблема некомплекта кадров в военной авиации, как он считает, все же возникла, и вызвана она действиями предшественника Шойгу—Анатолия Сердюкова.
«При Сердюкове вообще три года не брали в летные училища. Это сейчас сказалось, и серьезно. Потом было много сокращений, когда высококлассные, подготовленные летчики, которые лет 15 могли еще летать, уходили в запас»,—сказал Горбенко. Но эту проблему, по мнению генерала, набором женщин в авиации все равно быстро не решишь. Новое руководство Минобороны уже возобновило набор курсантов, но на подготовку летчиков нужно, как известно, от 5 до 10 лет.
Словом, опрошенные газетой «Взгляд» мужчины-летчики поддерживают инициативу Шойгу о приеме женщин в военные авиаучилища. А вот в лице одной из самых титулованных и известных российских летчиц газета «Взгляд» нашла противника этой инициативы. Светлана Капанина, семикратная абсолютная чемпионка по самолетному спорту, летчик-инструктор ОКБ Сухого, считает, что женщинам в военной авиации делать нечего.
«Женщины, конечно, могут заниматься профессиями, которые считаются мужскими. Но женщины созданы для мира, рождения детей, но никак не для войны. Что касается военных профессий, то я категорически против того, чтобы женщины ими занимались,—сказала Капанина в беседе с газетой «Взгляд».—Есть много гражданских самолетов, которые женщины могут освоить. А военные? Не надо им этим заниматься».

 

О. МОСКВИН.

Другие статьи этого номера