Откуда ракеты? Спросите у Бени

Корабельное братство крейсера «Дзержинский»: есть что вспомнить, есть чем гордиться!

Скандал с продажей «южмашевских» силовых установок КНДР набирает обороты, и дело идёт к добровольно-принудительному уходу президента Украины Петра Порошенко. Не исключено, что статья с обвинениями в The New York Times затем и вышла, чтобы у Вашингтона появились веские основания для рокировки в Киеве. Украинская сервильная пресса нынче только тем и занята, что придумывает для Порошенко более-менее убедительные оправдания, попутно переводя стрелки на Москву. Так чьи же двигатели продали Пхеньяну?

 

Двигатели, разумеется, украинские,—днепропетровские, с «Южмаша». Но история эта давняя, и началась она ещё во времена президентства Леонида Кучмы, так что обвинения депутата Михаила Добкина в посредничестве при сделке с Пхеньяном советника главы МВД Антона Геращенко или тонкий намёк Юлии Тимошенко на участие Игоря Коломойского—лишь часть правды.
А было так: Кучма всячески старался пропихнуть продукцию украинской оборонной промышленности на международный рынок. С этим его маниакальным желанием было связано множество казусов. Вспомнить хотя бы скандальную поставку харьковских танков в Пакистан в конце девяностых: у них не было заднего хода, а пушку, сделанную безо всякого соблюдения советских норм, разрывало после третьего выстрела. Наше издание написало об этом первым, и харьковские танкостроители побожились нас затаскать по судам. Вот только за правду не судят.
Именно Кучма дал задание главе «Укрспецэкспорта» и члену Совбеза Валерию Малеву поискать покупателей для украинских «Кольчуг» и прочей военной продукции в странах Азии. Ракетными двигателями, в частности, интересовались в Пекине и Пхеньяне. Внезапную гибель Малева в автокатастрофе принято связывать с продажей «Кольчуг», но в том скандале как-то замяли историю с «РД-250», которые, как оказалось, были проданы то ли китайцам, то ли корейцам. Впрочем, скандал вышел и без того громкий, у Киева с Вашингтоном вконец разладились отношения, и для Кучмы это стало финалом его политической карьеры. А Малеву, важнейшему свидетелю, подстроили автокатастрофу. Классическую: с грузовиком, неожиданно выехавшим наперерез легковушке чиновника.
Собственно, тогда всё и началось, в 1999-2002 годах. А продолжилось уже после Майдана. Тут-то и подключился в полную силу Геращенко, у которого уже имелся опыт посредничества с китайцами и корейцами в 2011 году (о чём, собственно, и поведал харьковский политик Добкин). Но дело даже не в том, кто посредничал: посредников было чуть меньше десятка, и их фамилии, в общем-то, на слуху. Важно знать следующее: «Южмаш»—это Кучма и Коломойский. Один персонально курировал производство по 2004 год включительно, другой—после 2004-го. Вот у них-то и следовало бы поинтересоваться (если американцев это действительно интересует), кто и как продавал днепропетровские установки Пхеньяну.

 

А. АРТИЩЕНКО.
(Газета «События недели: итоги и факты» № 34 за 22.08.2017).

Другие статьи этого номера