Мелочи жизни…

Мелочи жизни...

Вот представьте себе… бочку меда! Не бочонок, не бидон, а именно бочку. Литров на сорок. Полнехонькую под кромочку янтарным даром майского Крыма. А запах… И вдруг! Нет, слабонервным лучше не читать… Потому что в этот океан бездонного блаженства какой-то… ну, в общем, нехороший человек выплескивает такую вот совсем маленькую-малюсенькую чайную ложку знаете чего… В сопоставимых размерах—мелочи жизни, даже еще меньше. А вот по последствиям… Пусть простят меня читатели за такие вот страсти-мордасти, как говорится, во первых строках, но из песни-то слов не выбросишь. Ассоциация не случайная, а вами же и навеянная. Той почтой, которую с подачи наших читателей редакция получила за прошлую неделю. Сверим ощущения?

 

Для кого делается?

«Сейчас город все больше напоминает строительную площадку,—поделился наблюдениями В.М. Чеботов (ул. Охотская, 59-а).—Страна вкладывает в развитие региона миллиарды рублей, отдавая Севастополю не последние, конечно, но точно не лишние в нынешней бюджетной ситуации средства. Это и радует, и вдохновляет… Но, как бы так необидно выразиться, душевный подъем ощущаю все-таки не всегда. Большая реконструкция нашей улицы ведется уже второй год. За это время из пяти растущих с 1963 года на нашей придомовой территории платанов (еще отец сажал, доросли до третьего этажа) остался один. Остальные убрали в связи с организацией стройплощадки по реконструкции подпорных стенок в соседних дворах.
Зачем срубили—до сих пор непонятно. Строителям они не особенно мешали, при желании можно было и сохранить. Зато самое проблемное для жильцов дерево оставили. Вернее, там всего одна ветка проблемная: нависает над вентиляционной трубой дома и по осени так забивает листьями каналы, что в квартирах ощущается запах газа. Раз в сезон приходится вызывать печников для прочистки. Подходил к строителям: «Уберите ветку». «Без акта,—говорят,—не можем». Звоню в ГБУ «Парки и скверы»: «Дайте указание». «Не можем. Там не наша бригада работает. Но на днях к вам выедет комиссия, которая составит акт, и тогда наши специалисты ветку уберут».
В общем, все, как всегда. Уже несколько лет регулярно подаем заявки (сначала в РЭП-13, потом—в Нахимовскую УК, потом—в муниципальный округ, потом…) На сегодня все мыслимые и немыслимые адреса исчерпали, я даже в МЧС позвонил. Сказали написать письмо, начальник рассмотрит, наложит резолюцию, пришлет инспектора… Инспектор, надо полагать, выпишет предписание… И все пойдет по следующему кругу?
Я к чему все это… Вроде бы для нас, севастопольцев, все делается. Но… ну как бы, чтобы понятнее сказать?.. Тут неподалеку в сквере прекрасную детскую площадку поставили. Еще в прошлом году. Под раскидистой и очень плодовитой шелковицей. Так все лето «бездетной» и простояла: кто поведет любимое чадо сначала под обстрел жирными ягодами, а потом под гусеницепад американской бабочки? «Мелочи», конечно, а неприятно. О чем думали? Только об успешном освоении средств? В общем, по весне на месте пеньков деревья сажать будем. Сами. И, наверное, опять платаны»…

 

Зачем дорожку поломали?

«В минувшие выходные решили прогуляться по центру города,—пишет Александра Белая,—я, муж и Егор Федорович (за рассудительность своего шестилетнего сына так иногда зовем). Как раз «иногда» и случилось. «Зачем,—спрашивает,—поломали хорошую дорожку?» Вспомнил: летом возле Дворца детского и юношеского творчества на самокате катался. Вот и я подумала: кому бы этот вопрос переадресовать? Плитка там была в отличном состоянии. Сменили и идеально смотревшееся плиточное покрытие в районе Поста № 1, рядом с памятником адмиралу Сенявину… И далее по проспекту Нахимова везде… Богатырский замах, во всяком случае, очевиден. Так вот в некотором недоумении и дошли до детского парка с его изъеденным временем асфальтом и разломанной еще в моем детстве плиткой вокруг фонтана (поломала не я!). И закономерный в таком контексте вопрос: это одним нам показалось, что инвестиции с «материка» используются не только нерационально, не только бездумно, но и недальновидно как-то? У фининспектора при этом замечаний, разумеется, не будет. В Москве, может, даже похвалят за успешно и в срок освоенные средства. Вот только что делать с нашим особо трепетным отношением к Севастополю, лучшему городу земли, который не терпит и, главное, не прощает формального к себе отношения. Или лес рубят—щепки летят?»

 

А что по сути?

«На днях территориальный орган федеральной службы государственной статистики по Севастополю обнародовал свежие данные величины прожиточного минимума. Так, согласно сведениям «Севастопольстата», в III квартале 2017 года прожиточный минимум на душу населения составил 10284 рубля. Для сравнения: во II квартале 2017 года он равнялся 10420 рублям. То есть произошло снижение аж на 136 рублей,—делится своими бухгалтерскими изысканиями Ирина Костромичева.—Расчет прожиточного минимума «пляшет» от потребительской корзины. Но это все равно, наверное, не тот случай, о котором И.В. Сталин сказал бы: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Куда уместнее вспомнить В.И. Ленина с его знаменитым: «Формально правильно, по сути—издевательство».
Средняя зарплата по Севастополю чуть больше 26 тысяч, но работающие реально получают меньше. Севастопольцы—народ весьма специфический: и на алтарь Отечества, и на благо родного города (видно, так уж история научила) в случае необходимости отдадут последнее. Но необходимость должна быть осознанной. Вот сейчас дороги строят, поликлиники, больницы ремонтируют, школы и детские сады закладывают… У любого севастопольца спросите мнение. Скажет: «Здорово. Заждались. Спасибо, Родина. Ценим и гордимся». А вот помпезные проекты типа «офонтанить» и одеть в мрамор и гранит парк Победы не все принимают. Может, не время, а может, и вообще неприродно для Севастополя (типа каменных клумб). И вот они скажут, а таких, думаю, немало, что ресурсы следует перераспределить. И ничего вы им ни бюджетным процессом, ни КЭКами (кодами экономической классификации) не докажете. Лучше даже не пробовать.
Слишком серьезные средства заходят с «материка», и чтобы они работали на консолидацию общества, севастопольцы должны понимать, по крайней мере, смысл происходящего. Я не сторонница теории заговора, т.е. не склонна считать, что со всей Руси великой чиновники съезжаются к нам исключительно, чтобы «пилить бюджет». Просто не знают специфику города, не чувствуют (это приходит, но не сразу) его менталитет. И не почувствуют, если директор департамента у нас сейчас «живет» в среднем полгода-год.
Думается, закончится эта кадровая чехарда—и все очень быстро наладится. Но без привлечения к управлению местных кадров команде «варягов» все равно не обойтись. К этому они тоже очень быстро придут. Вот увидите. Севастополь влюбляет и очаровывает не всех, разумеется. Абсолютное большинство. И, конечно же, огромная удача—родиться в Севастополе. Но это совсем не обязательное условие для того, чтобы стать настоящим севастопольцем».
Что ж, с некоторыми сентенциями Ирины я, может, и поспорил бы. Но с последним выводом не согласиться невозможно. Много ли среди читающих эти строки коренных севастопольцев? А сколько настоящих? Все! Как севастополец капитан-лейтенант А.И. Казарский. Как севастополец матрос П. Кошка. Как севастополец граф Л.Н. Толстой. Как севастополец генерал-майор Н.А. Остряков. Как севастополец Герой Социалистического Труда Е.А. Ребров. Как… Перечислять и перечислять… Но еще одного настоящего севастопольца с очень большой буквы «С» просто необходимо назвать здесь и сейчас. Это адмирал М.П. Лазарев. 14 ноября с.г. мы отмечали его 229-й день рождения. Командующий Черноморским флотом с 1833 года.
Этот период современники и потомки назвали «Лазаревской эпохой» флота. Не только потому, что при нем парусный флот достиг вершины своего развития. Именно под личным наблюдением Лазарева были составлены детальные планы и проведена подготовка местности для возведения адмиралтейства, построены знаменитые Севастопольские доки. Именно усилиями М.П. Лазарева в Севастополе открылась школа для матросских детей и реорганизована Морская библиотека.
В 1837 году М.П. Лазарев ознакомил императора Николая I со своим видением развития Севастополя, которое в качестве генерального плана и было утверждёно на высочайшем уровне.
Планом предусматривалось строительство дома главного командира, памятника Казарскому вместе с садом, набережной вдоль берега Южной бухты, складских помещения для хранения больших запасов продовольствия, вооружения, разнообразного снаряжения и многое другое. Фасады зданий оформлялись в стиле классицизма, а наиболее крупные из них украшались портиками и колоннадами.
М.П. Лазарева лично заказывал в Италии мраморные статуи и барельефы для наиболее знаковых общественных зданий и объектов Севастополя. Графскую пристань и по сей день украшают львы из каррарского мрамора, заказанные адмиралом у итальянского скульптора Фердинандо Пеличчио.
Концепция М.П. Лазарева по развитию Севастополя (даже после фактически полного уничтожения его после двух оборон) определила и современный вид города.
Вклад Лазарева в строительство и развитие Севастополя огромен. И сейчас, когда город находится в преддверии очередного большого обновления, в самый раз вспомнить и М.П. Лазарева, и его подвиг во имя будущего Севастополя. Так сказать, потомству в пример. А живущим—в назидание. Вот кому непременно нужно ставить памятник. Не хуже того, что когда-то был. Или даже лучше. И домик Лазарева на территории Свято-Георгиевского монастыря на Феоленте восстанавливать ох как надо. «Слава Севастополя» не раз писала об этом. И впредь напоминать будем. До победного конца! Для консолидация. Для возрождения. Ну и для преумножения, конечно, того, что у нас есть. Иначе зачем мы живем в Севастополе?
Ну а что касается «мелочей жизни»… Из них жизнь в основном и состоит. Поэтому нет среди них неважных… Во всяком случае, о неважных мы сегодня точно не говорили.

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера