Севастопольский Верещагин

Севастопольский Верещагин

У нашей газеты со 100-летними традициями, конечно, есть «100 друзей»! И они—ее главное богатство.
Это те, кто на протяжении многих лет (а то и десятилетий) не только были героями газетных публикаций, но и сами писали историю города на страницах нашей «Славы». И среди самых преданных газете друзей—Леонид Николаевич Рудкин, который сотрудничает со «Славой Севастополя» более 40 лет—столько же, сколько он отдал благороднейшему делу охраны таможенной границы нашего города-героя, буквально «с нуля» создав этот рубеж! О нем и его делах во славу Севастополя—наш рассказ накануне его 70-летнего юбилея, который он отметит 29 ноября.

 

Начало

А все начиналось, как ни банально это звучит, но, скорее всего, с удивительным образом совпавших генов его родителей!.. Шли первые мирные дни после кровопролитной Великой Отечественной. Несмотря на руины, жизнь казалась удивительной и обещала так много! Радость от того, что все впереди, была неимоверной, она переполняла в те незабываемые дни души переживших жуткую войну. Пришел черед строить планы, трудиться и отдыхать, наконец влюбляться, создавать семьи и растить детей, не думая со страхом, какая участь им уготована.
Вот в такой неповторимой сегодня, прямо-таки праздничной атмосфере они и встретились: 25-летний старшина 1-й статьи Николай Рудкин и 18-летняя Верочка. Он—моряк, закончил свой боевой путь в освобожденном Севастополе, а потом его перевели служить в Симферопольскую комендатуру. Вера уже работала в этом городе. Они познакомились в кинотеатре (который стоит в столице Крыма и сегодня), что вполне логично, ведь тогда единственно доступным видом культурного досуга было кино. В темном зале, где крутили фильм «Битва за Россию», и вспыхнула между молодыми людьми искра любви, которая спаяла их на всю оставшуюся долгую—до 90-летнего рубежа—жизнь.
Правда, мама Веры была (как все взрослые и тогда, и сейчас) против скоропалительного брака. Пришлось влюбленным пойти на хитрость. Она взяла паспорт, а он просто повел ее погулять. И увел тайком прямиком в загс, где они и расписались 19 мая 1945 года! С тех пор жизнь не раз проверяла на крепость их союз. Но опасения мамы были напрасны: любовь только крепла год от года, становясь все выдержаннее и слаще, как доброе марочное вино. Да, первые послевоенные браки были крепкими! Слава богу, они успели отпраздновать 65-летие своего союза вместе и в кругу многочисленной семьи!
Из Симферополя увез моряк молодую жену на родной хутор Мигулин, что на Сумщине. Там у них и родился первенец—Лёнечка, позднее создавший и 34 года возглавлявший Севастопольскую таможню. А вернулась семья в Севастополь в 1951-м.

 

Назад, в СССР!

Во всей России (да и, наверное, на всем постсоветском пространстве) найдется не так много людей, которые отдали свыше 40 лет службе на таможенной границе, причем практически на одном месте. И уж точно нет руководителя таможенного органа, который бы проработал на своем посту более 34 лет.
На стене в кабинете, а теперь в доме Леонида Николаевича Рудкина, висит картина, на которой изображен герой фильма «Белое солнце пустыни»—таможенник Павел Верещагин. Для кого-то это лишь напоминание об интересном фильме, а для хозяина кабинета—образец морального принципа, которого он придерживается на протяжении почти четырех десятков лет и который помогает порой загадочному превращению человека в легенду… Это сейчас эпитеты «первый», «самый», «единственный»—неотъемлемые атрибуты его образа. Наверное, можно было сказать о судьбе и удаче—служебной и человеческой. Но это было бы слишком просто. В основе его профессионального феномена лежит в первую очередь упорный и кропотливый труд!
А началось все в октябре 1969 г., когда Леонид Рудкин после службы на флоте остался у полюбившегося ему моря и был зачислен в штат Феодосийской таможни инспектором Севастопольского таможенного поста. Работал и одновременно учился в СПИ. В свой первый же выход на оперативный досмотр (1969 г.) Леонид нашел на судне контрабанду—порядка 500 газовых косынок, очень модных в то время и пользующихся спросом на рынке. Все были удивлены: молодой инспектор показал образец поисковой работы. Еще и опыта нет, а сразу—«показатель». Но после повторного досмотра судна было найдено еще около 18000 (!) таких косынок. Причем экипаж активно пытался избавиться от предметов правонарушения, выбрасывая их в воду. И Рудкин, будучи одновременно и «завхозом», после оперативной работы еще не один день с тем же усердием занимался приведением в порядок, упаковкой и дальнейшей судьбой «улова».
В Музее Севастопольской таможни бережно хранились фотографии того времени, которые отобразили результаты и его труда. Десятками тонн и кубов, сотнями штук, тысячами метров, значительными денежными суммами исчислялись выявленные им за годы предметы контрабанды. Это касается задержанной валюты, ювелирных изделий, оружия и боеприпасов, наркотиков, товаров промышленного назначения и народного потребления. Совершенствуя поисковые навыки, совмещая оперативную работу с обязанностями кладовщика таможни и учебой в институте, молодой Рудкин показал себя как умелый организатор с задатками перспективного руководителя. Именно поэтому Главное таможенное управление Министерства внешней торговли СССР достойно оценило его добросовестную службу, назначив в октябре 1975 г. начальником Севастопольского таможенного поста, замначальника Феодосийской таможни.
А в марте 1976 г. в связи с реорганизацией была создана Севастопольская таможня, которой стали подчиняться Симферопольский и Ялтинский посты, а начальником ее был назначен 28-летний Леонид Рудкин—самый молодой в СССР руководитель таможни! Тогда под его началом было 36 сотрудников. Ютились они в трех комнатушках на ул. Гоголя. Потом вновь созданная таможня переехала на 2-й этаж дома на ул. Ленина, 43. Со временем получили все это здание. Но и там скоро стало тесно. И вот на самом, так сказать, «взлете» укрепления таможенной службы и ее материально-технической базы было решено построить новое здание таможни. И Рудкин как инициатор этого предложил построить ее на том месте в порту, непосредственно рядом с морем и причалами, где она сейчас и стоит.
Леонид Николаевич вспоминает, что когда ему предложили возглавить таможню, он обратился за советом к отцу, мнение которого уважал всегда, и получил такое напутственное слово: «Если ты чувствуешь в себе силы преодолевать соблазны—иди начальником, не сможешь—не иди!»
Несмотря на высокую должность, Леонид Николаевич так и не стал «кабинетным» начальником. Он постоянно принимает участие в контроле товаров и транспортных средств. Умение организовать поисковую и аналитическую работу, высокие показатели по предотвращению таможенных правонарушений послужили поводом для награждения его знаком «Отличник таможенной службы СССР». А на базе его таможни неоднократно организовывались семинары, приезжали обмениваться опытом коллеги из Керчи, Херсона, Новороссийска и других морских таможен. Не зря он стал первым отличником таможенной службы в СССР, а всего таких во всем Союзе было 12…

 

«Мы—государевы служащие»

…В 1995 году в Морском торговом порту в торжественной обстановке было открыто новое собственное административное здание Севастопольской таможни. В этом проекте 99%—заслуга Леонида Николаевича Рудкина. Им выстрадан каждый камешек, каждый гвоздик… Сколько труда и времени вложено в это строительство! Рудкину Севастопольский Верещагинприходилось быть (естественно, не в убыток основному делу) и прорабом, и завхозом, вести обустройство таможенных постов, ведать обеспечением их современными оргтехникой и мебелью.
Бесспорная заслуга начальника таможни и в создании комфортных условий для работы личного состава. Эта чуткость была ему привита с детства родителями. Отец для Рудкина—это всегда незыблемый серьезный авторитет и очень дорогой, любимый человек. А мама—Женщина! Кстати сказать, удивительной аккуратности. У них, когда они жили в частном доме, не только у двери, но и на тропе перед калиткой лежала чистая тряпочка—ноги вытирать! Поэтому и в его таможне всегда был образцовый порядок. По крайней мере, благодаря начальнику весь коллектив к этому стремился.
Еще один, можно сказать, курьезный случай, который характеризует Рудкина как рачительного хозяина. В Севастопольской таможне (первой на постсоветском пространстве) появился собственный грузовой транспорт. Сразу после распада Союза в Москве в ГТК СССР были собраны начальники таможен для решения дальнейших оргвопросов. И тут во дворе административного здания все увидели новенький грузовичок. Кто-то с завистью предположил: «Везет москвичам—у них такая машина!» Но осведомленный коллега сказал: «Да нет! Это Рудкин выбил грузовик для своей таможни!»
Как-то я спросил его, может ли он с вершины своего 40-летнего опыта безупречной службы (иначе бы, наверное, давно уволили!) сказать: при каком режиме или правителе был крепче всего «замок» на нашей таможенной границе? Вот что он ответил: «Как руководитель Севастопольской таможни считаю, что во все времена, при всех правителях наша граница была на надежном замке. Мы—государевы служащие и при любом руководителе должны выполнять свои обязанности достойно. Поэтому граница наша год от года укреплялась. Правда, в некоторые периоды этот процесс шел лучше, в другие—хуже, почти останавливался. Вот на это уже напрямую влияли «приоритеты» руководства державы, поскольку развитие таможни всегда зависело от материальной базы и того внимания, которое уделяется первыми лицами страны нашему делу».
А в январе 1998 года генсек Всемирной таможенной организации Т. Шейвер направил руководству Украины благодарственное письмо за обнаруженную севастопольскими таможенниками беспрецедентную даже по мировым масштабам контрабанду—624 кг чистейшего кокаина.
«Достоинство я всегда видел в том, чтобы наши люди шли на работу и с работы с гордо поднятой головой, чтобы они четко выполняли свои обязанности, на высоком профессиональном уровне, со знанием дела и законодательства. И не стеснялись ходить в форме по родным улицам, не боялись, что севастопольцы будут тыкать в них пальцем, а за спиной говорить, что идут, мол, какие-то «хабарники». Леонид Рудкин.
И веселых эпизодов в жизни Л. Рудкина хватало. И курьезы были. До сих пор без улыбки не может он вспоминать, как уничтожали конфискованную партию почти из 500 бутылок греческого коньяка. Его контрабандой ввозили на корабле. И севастопольские таможенники обнаружили. Реализовать его, увы, несмотря на их обращения в различные инстанции, так и не удалось. Пришлось в присутствии многочисленной комиссии контролирующих органов сливать алкоголь из всех бутылок прямо в таможне, пардон, в унитаз. Когда об этом узнал сантехник, долго потом «плакал» и простить не мог: «Вы бы предупредили, я через дорогу в канализации сел бы с тазиком. Первые литров 20-40 слил как промывочные, а потом чистого коньяка сколько бы собрал!» И это—в конце 80-х… «Я бы,—говорил сантехник Рудкину,—в таможне потом три года бесплатно все сети ремонтировал!»
И второй курьез связан с уничтожением конфиската. Только на этот раз—черной икры, которую задержали при попытке вывоза за границу на одном из рыболовецких судов в каюте комсостава. 12 кг были в банках, закрытых кустарным способом. Естественно, без документов. То есть реализовать через торговую сеть нельзя. СЭС запретила. Рудкин распорядился, опять же в присутствии членов комиссии, выбросить всю икру в бухту: хоть рыбы, может, поели бы или осетры развелись (сам смеялся, когда рассказывал). А самому интересно было: как же процесс прошел? И потом у водителя спросил: «Скажи честно: сами-то попробовали?» «Шеф,—ответил тот, да с таким упреком,—если б вы сказали заранее, я бы хоть ложкой запасся или хлебом. А так что—пальцем пару раз зачерпнул… И выбросили!»…
А когда уничтожали полтонны жевательной резинки в районе Максимовой дачи, она горела так, что пожарные примчались. Объясняться пришлось…
Коллектив Рудкина однажды даже конкурс придумал на лучшую… улыбку таможни. Организатором и душой конкурса была Ира Молчанова, тогда главный инспектор по связям с общественностью. Почти год она фотографировала на работе и на отдыхе коллег. «Копалась» в фотоархивах, выбирала самые эффектные улыбки. И набрала аж 98! Интереснейшая получилась галерея! И призы были оригинальными: «Самая веселая улыбка», «Самая прикольная» и «Самая загадочная».
«Я всю жизнь придерживаюсь принципа и стараюсь привить его коллегам: всегда встречайте и провожайте людей на границе с улыбкой! Потому что таможня—это визитная карточка государства. Значит, от нее в первую очередь зависит отношение к нашей стране. И каким оно будет, становится ясно уже с того момента, есть или нет на лице таможенника, встречающего туристов или бизнесменов, улыбка. И не просто профессиональная, а человеческая—добрая, без злорадного ожидания какой-то оплошности. Вот такая улыбка и есть визитка самого таможенника». Леонид Рудкин.

 

Россия всегда помнила!

Отдавала бесспорное должное заслугам Леонида Николаевича Рудкина и Россия. При президенте Б. Ельцине, будучи уже украинской «номенклатурой», он был удостоен памятной медали в честь 300-летия Российского флота, в 2004-м—юбилейного нагрудного знака «10 лет ГТК России», в 2006 г. награжден медалью РФ «За укрепление таможенного содружества», в 2014-м—Почетной грамотой «за активную работу по пропаганде лучших традиций таможенного дела». А в прошлом году пенсионера Л. Рудкина ждал еще один радостный сюрприз от российских коллег: ему позвонили из Москвы и пригласили выступить на очередном подведении таможенных итогов. А чтобы был «на высоте», прислали на дом портных, которые его обмерили и срочно сшили генеральскую форму российского таможенника. Ее-то ему торжественно и вручили под бурные аплодисменты на встрече с делегацием ГТС РФ, которая прилетала из центра в наш город.
Говоря о Рудкине как о легенде таможенной службы, нельзя не отметить и его прекрасные человеческие качества. Мало будет сказать, что он заботливый и любящий сын, муж, отец и дедушка. Во всех делах его отличает горячее, беспокойное, небезразличное сердце! От трудностей он не уходит, а преодолевает их, как спортивные препятствия. И действительно, сложно представить себе такую «планку», которая была бы ему не по плечу. В этом ему помогают неугасимый, прямо-таки юношеский темперамент, целеустремленность и высокая работоспособность. В людях он тоже ценит эти качества, а еще—честность и трудолюбие.
Основные увлечения Леонида Николаевича в свободное время—охота и рыбалка. Любит читать, в основном историческую литературу, автобиографические произведения. В юности занимался борьбой и баскетболом, а сейчас уважает бильярд. Семья поддерживает его во всем, являясь надежным и верным тылом уже почти полвека.
Из интервью с Леонидом Рудкиным в «Славе Севастополя» (2006 г.):
—Ваши жизненные ценности?
—Порядочность, честность, искренность в отношениях и любовь к своему делу!

 

Сергей КОШКИН.

Фото из архивов юбиляра.

 

Журналисты «Славы» от всей души поздравляют с юбилеем своего давнего друга Леонида Николаевича Рудкина, желают ему крепкого здоровья и долгих лет укрепления легенды «севастопольского Верещагина»!

Другие статьи этого номера