«Стихом объясняю себе и прочим»

Газета «Маяк Коммуны»  в период обороны Севастополя

Пользующийся у нас в Севастополе широкой известностью и расположением публики бард и поэт Андрей Соболев издал шестой сборник стихотворений. Как обычно, Андрей Николаевич представил новую книгу в читальном зале Центральной городской библиотеки имени Л.Н. Толстого.

 

В 60-е годы автор этих скромных заметок служил срочную в Подмосковье, точнее—в Клину. В то время—три года. Как же медленно текло время! Три года! Ровно столько времени провел Андрей Соболев, но не в Подмосковье, а в сердце столицы, где представлял Севастополь в Совете Федерации. Как жилось земляку в первопрестольной?
Ответы на этот вопрос мы находим в поэтической книге «Из московского окна». Вошедшие в нее произведения написаны и в самолете при бесчисленных перелетах из Севастополя в Москву и обратно, и в перерывах между заседаниями в сенате, и вечерами в предоставленном на время московском жилище, и… и…
Москва—не Клин, апартаменты сенатора—не солдатская казарма. Тем не менее своим словом Андрей Николаевич вернул в памяти ощущения более чем полувековой давности:
Из окон московских«Стихом объясняю себе и прочим»
Теперь я смотрю,
Закат провожаю,
Встречаю зарю
. . . . . . . . . . . .
Пейзажи иные,
Машины рекой,
И вижу тут сны я
Про берег морской…
Эти строки озарены лучами светлой грусти. Одинаково она воздействует и на подстриженного «под ноль» солдата, и на уверенного в себе политика.
Как в старину говорили, от корки до корки многостраничная, повышенного формата книга составлена из стихов. Но однажды, вернувшись домой, решительно склонился над листом чистой бумаги.
Название главы—«Об этом прозой». «День первого полета,—потекли строки,—день нашей памяти, гордости и победы—День космонавтики». Что побудило сенатора обратиться к суровой прозе? В зале, который вместил шесть тысяч участников посвященного празднику концерта, звучала мелодия знаковой в этот день песни Давида Тухманова «Притяженье Земли». На экране вспыхнул фотопортрет Юрия Гагарина, в зале находились президент государства, другие руководители. На сцену вышел обласканный славой певец. Сосед Андрея Соболева беспокойно заерзал в кресле: «Фанера!» Андрей Николаевич отметил в мыслях: «Знает термин».
Чередой пошли исполнитель за исполнителем, не менее избалованные всеобщим вниманием. И все песни «под фанеру». Это было видно, ведь изображение очередного певца вспыхивало на экране. В самом деле, об этом можно сказать только прозой: «Стыдно и обидно. Кроме президента и ведущих—ни одного живого слова. Главная сцена страны, эпохальная дата—и вот такой дивертисмент. Родилось название концертного зала: главный храм фонограмм. Не смешно, однако…»
В творчестве Андрея Соболева все подлинно, все обнажено, все настоящее. Как говорится, без фонограммы:
Снова осень на дворе,
Холоднее ночи,
Дата на календаре
Радует не очень.
Но времен не рвется нить,
Вертится планета,
Продолжаем дальше жить,
В ожиданье лета.
По-настоящему хороша лирика. Но конёк поэта—произведения гражданского звучания. Андрей Соболев откликается на заметные события в общественно-политической жизни страны, планеты. «Стихами объясняю себе и прочим»—строка из предисловия автора и книге.
…Поэтам дуться
не пристало,
Ты им обидчивость не шей,
Им просто
не хватает зала,
При этом полного ушей.
Андрей Николаевич не обделен вниманием любителей поэзии, бардовской песни. Вот и в этот день в просторном зале не осталось свободных мест. Это мы наблюдаем из года в год, когда именины Андрея Соболева собирают десятки, сотни его друзей. Некоторые из них едут в Севастополь из дальних городов. В этот день поэт не только принимает поздравления и другие знаки внимания, но и сам вручает загодя приготовленные подарки.
В этот раз директору Центральной городской библиотеки имени Л.Н. Толстого Елене Волковой Андрей Соболев преподнес пожелтевший от времени номер газеты «Правда», вышедший в 1942 году. В нем помещен рассказ Леонида Соболева. Кое-что приготовлено для передачи в фонды музейного комплекса «35-я береговая батарея». «Кое-что»—это труды, отклики британских исследователей на события Второй мировой войны.
Многие участники вечера уходили домой с книгой с автографом автора. Андрею Соболеву удалось распахнуть перед друзьями московское окно.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: подарки главной городской библиотеке.
Фото автора.

Другие статьи этого номера