Две «реинкарнации» Петропавловского собора

Две «реинкарнации» Петропавловского собора

…225 лет назад в тогда еще камерном городке по имени Севастополь («августейший город»—с латинского) самой высокой архитектурной доминантой поселения стала возведенная в конце декабря 1792 года небольшая деревянная церквушка на макушке Центрального городского холма. Ее срубили понтийские греки, которые стали общинами свободно селиться в Крыму, и в частности в Севастополе, с 1783 года с легкой руки благодушно настроенной к ним императрицы Екатерины II, давшей отмашку «единоверцам и древним обладателям этой страны».

 

Церквушка простояла 45 лет, постепенно ветшая и разрушаясь. В ноябре 1837 года свирепая буря разметала все хлипкие деревянные строения на Хребте беззакония (так именовался народом в определенное время Центральный городской холм), и в первую очередь жестоко пострадал эллинский храм…
…К идее строительства на этом же месте собора Св. Петра и Павла вернулся весной 1840 года военный губернатор Севастополя, член Русского географического общества адмирал М.П. Лазарев. Он предложил инженеру-поручику строительной морской части В.А. Рулеву подготовить проект, и уже осенью 1840 года в основание собора был заложен первый камень.
8 декабря 1844 года адмирал Лазарев в донесении 11-му Морскому министру Российской империи И.А. Шестакову сообщает о том, что «Петропавловская церковь, построенная в древнем греческом вкусе, окончена». Это был собор, сооруженный в романтических формах, но с явным акцентом на параллель со знаменитыми античными архитектурными артефактами Древней Греции.
Кстати, в мемориальной табличке у входа в собор сделана ошибка: храм почему-то «омолодили» на целых четыре года.

 

Две «реинкарнации» Петропавловского собора

 

Это была самая первая в нашем городе христианская церковь, выполненная в строгом дорическом стиле, хотя и с некоторыми новациями в духе классицизма, которую нарекли Петропавловским собором. Во всем Крыму ничего подобного этому храму нет и по сей день, т.к. здесь отсутствуют канонические золочёные купола, а само здание из сарматского известняка являет собой уменьшенный в три раза знаменитый афинский античный Парфенон с 44 величественными дорическими с каннелюрами колоннами, обрамляющими храм с четырех сторон.
Когда-то в фасадных нишах здесь услаждали взор две прекрасные скульптуры, изображавшие св. апостолов Петра и Павла (работа итальянского мастера Фердинандо Пелличио). В период оккупации Севастополя союзниками (первая оборона) эти артефакты по приказу маршала Пелисье были вывезены в Константинополь. В часовне французского посольства они простояли вплоть до 1859 года, а потом их следы (по весьма, однако, шатким данным) затерялись в одном из крупнейших замков Европы—Шамборе, жемчужине французского ренессанса, расположенном в долине тысячекилометровой реки Луары.
…Второе пришествие печальных «руинных» страниц в летописи Петропавловской церкви пришлось на первую оборону Севастополя в 1854-1855 гг. Собор после прямого попадания английского снаряда являл собой грустное зрелище: восемь колонн было разрушено до основания, крыша снесена полностью…
В 1883 году по распоряжению императора Александра III началось восстановление храма. Хорошим подспорьем для царской казны оказались спонсорские взносы двух купцов-радетелей—А.А. Максимова и С.Л. Кундышева-Володина. Собор строили заново в двупридельном варианте почти шесть лет. В канун 1890 года он был освящен и стал учебным теологическим центром в Севастополе—здесь открылась церковно-приходская школа, работало несколько гимназий…
С приходом советской власти в биографии храма вновь наметился «руинный период». Нет, собор не снесли, его определили с 5 февраля с 1931 года в разряд «нерукопожатных» с советской властью. И в 1932 году сюда поселили городской архив.
Очередная, третья беда не обошла стороной уже много повидавший на своем веку храм в период Великой Отечественной войны. Несколько упавших немецких бомб вернули церковь в «первобытное» состояние 1855 года…
Вновь восстанавливать Петропавловский собор отцы города решили в 1946 году. Что-то заделали, кое-что заштукатурили, убрали с глаз долой приметы религиозного культа, и с середины 40-х годов прошлого века здесь на три года нашли прибежище клуб треста «Севастопольстрой», а в подвале—часть городского архива.

 

Две «реинкарнации» Петропавловского собора

 

Но ненадолго. В 1947-м сюда «подселили» театр им. А.В. Луначарского…
Конечно, севастопольцы, ценители высокого искусства Мельпомены, в течение целых десяти лет желали много лучшего, приходя в тесный (всего на 400 мест), холодный зальчик бывшей церкви, которую варварски перепланировали…
В 1957 году здесь разместили городской Дом культуры. Помимо занятий кружков и выступления художественной самодеятельности в бывшей церкви на пятачке, на месте амвона, молодежь после семи часов вечера лихо «качалась и каталась», изображая из себя последователей и фанатов Элвиса Пресли…
И так продолжалось до 2006 года, пока церковной общине наконец не удалось вернуться под законно возвращенные ей своды многострадального храма, где установили колокола и началось регулярное богослужение.
К 225-летию Севастополя, 14 июня 2008 года, перед собором были установлены две статуи—в память славных просветителей Кирилла и Мефодия—на том самом месте, где в годы советской власти монументальный Алексей Максимович Горький строго озирал окрестность с Центрального городского холма…

 

Леонид СОМОВ.
На снимках: примерно так выглядела греческая церквушка в ноябре 1837 года после свирепой бури, как гигантским гребнем прочесавшей Хребет беззакония в Севастополе; вид собора Св. апостолов Петра и Павла в ХIХ—начале ХХ века; современное изображение храма со статуями «учителей и просветителей словенских» Кирилла и Мефодия (в миру—Константина и Михаила).

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера