На Мангуп-Кале—по южному склону

В ожидании моста

Традиционные маршруты организованных туристических групп на вершину Мангупа, как правило, начинаются в поселении Хаджи Сала, у северного основания горы. Здесь, возле озера, есть и автопарковки, и места для отдыха. А дальше туристы идут по добротным тропам Кожевенного (Табана-Дере) или Банного (Хамам-Дере) оврагов. На этот раз наша группа выбрала не очень популярный, но не менее интересный маршрут с южной стороны горы. Имен у поселений на вершине горы Баба-Даг (Отец гор) было много в разные времена. Мангуп—одно из них. По площади этот пещерный город самый большой в Крыму (90 га), но по количеству пещер является аутсайдером—всего 77 против 332 пещер Эски-Кермен. Южный склон Мангупа надежно защищает пещеры у основания скалы от северных ветров. Гроты южной стены и стали прибежищем монахов.

 

Сразу после Терновки машина поднялась на перевал и начала спускаться к Залесному. От перевала вниз в дождливые периоды протекает ручей Урус-Дереси, но в этом году воды в нем нет. Вот тут и нужно не пропустить съезд вправо на поле. Когда-то здесь, в долине Адым-Чокрак, были угодья колхоза. Но сейчас стоят шлагбаум и афиша о частном землевладении. Два охранника возле кунга рубят дрова для печки, с интересом смотрят на нас. В глазах—ожидание просьбы и денег. Отдаем 100 рублей в обмен на любезно поднятый шлагбаум и тут же паркуемся.
Охранять нашу «Ниву», конечно, никто не будет, но и дальше ехать нет резона. Поле вспахано, а дорога вдоль него по кромке леса разбухла от дождей. Уже первая сотня метров тропинки показала, что оптимальный способ передвижения на этом участке—пеший. Посреди поля видим большой куст. Почему его не выкорчевали, а старательно обошли трактором, в этот раз выяснять не стали. Возможно, что под ним остались сооружения времен Великой Отечественной войны. Но куст является ориентиром уже много лет. Сворачиваем и через пашню выходим на опушку. Здесь на кустах висят яркие пакеты, явно маркирующие тропу. Действительно, за кустами начинается сосновая посадка в возрасте около 60 лет. Белки прыгают по веткам.
С вершины горы прилетает орел и высматривает в поле мышей. Птица внушительного размера и парит величественно, никуда не торопясь. Под моросящим дождем идем по тропе на северо-восток и вверх. Под ногами—белесые скалы и мелкий щебень. Даже под дождём тропа совсем не скользкая, камень держит подошву трекингового ботинка надежнее, чем глиняный склон. На скалах есть свежие значки Севастопольского клуба следопытов—маленькая пятипалая оранжевая лапа какого-то зверя. Они подтверждают правильность выбранного пути и вовсе не портят пейзаж.
Но есть на камнях и более древний рыжий налет: то ли их оставили какие-то живые организмы, то ли сказалась химическая реакция породы с атмосферой. Интересна и форма камней. По большей части они напоминают черепки посуды. Но некоторые осколки имеют форму кубиков, на каждой грани которых присутствуют выпуклости округлой формы. Есть 6-, 8-, 12-гранные камешки. И везде формы полусферы. Может, это и обычное явление в Крыму, но мы такие камни встречаем впервые.
Сосняк закончился, и тропа переходит в редколесье можжевельника. Больших деревьев здесь нет, их давно вырубили аборигены на подставки под горячее. Но до метра-полутора кусты сохранились. Спасает их то, что не годятся они даже на бусы. На южном склоне встречаются одичавшие яблони и груши. Возраст их очень почтенный. Потому, наверное, на их ветвях обосновался популярный паразит—омела. Это растение считается лекарственным и используется в народной медицине для лечения различных заболеваний. В зимний период омела выделяется яркой зеленью на фоне голых ветвей деревьев-носителей.
У скальной стены видим свежий белёсый обломок весом около тонны. Место его отрыва—здесь же рядом. А вот виновник разрушения скалы нас удивил. Все место срыва на протяжении двух метров густо покрыто разветвленной корневой системой невзрачного растения. Эту травку не очень-то и заметишь на склоне горы: совершенно непривлекательная, но скалу разорвать смогла.
Дождь усиливается. Мы в пути уже почти час, набрали 200 метров высоты. Уже виден крест на вершине горы на фоне неба. По описанию, под ним должен располагаться монастырь. Очередной поворот тропы—и перед глазами появляются деревянные конструкции мужского Мангупского Свято-Благовещенского монастыря. Внизу у основания скалы в небольшом гроте оборудован дровяной склад. У дверей послушник рубит дрова. Приветствуем его и получаем приглашение посетить храм.
В первом гроте оставляем рюкзаки и пытаемся укрыться от дождя. На полу—три могильные известняковые плиты-новоделы закрывают древние пустые гробницы. Поднимаемся по каменной лестнице-тоннелю, вырубленной в скале, к храму. Он небольшой (6 на 4 метра), но для монастыря его площади пока хватает. Высота потолка—около трех метров. На нем заметны каменные кольца-проушины. Современный алтарь храма расположен во второй полукруглой части пещеры. Стены хорошо обработаны, гладкие. У них вырублены скамьи. Пол деревянный, теплый. Где-то под ним—две пустые гробницы.
Входим босиком, ставим свечи. Тридцать минут тишины. Мы здесь одни и чувствуем себя ближе к небу. Дождь не стихает. Послушник проводит нас к купели, оборудованной в соседнем гроте. Здесь есть Богоявленский источник. Послушник рассказывает, что вода собирается и от конденсата. Показал и строящийся храм в большом гроте чуть восточнее. Он будет раз в десять больше нынешнего. Посетили уютную теплую трапезную, где в печи потрескивают дрова.
Археологи не обошли вниманием этот пещерный монастырь и датируют его создание XIV-XV веками, относя к периоду процветания княжества Феодоро. Прекратил он свое существование как монастырь в 1475 году, когда после полугодовой осады турки захватили Мангуп. А в 1774 году и турки ушли с вершины горы. До конца прошлого века монастырские гроты и пещеры пустовали. Теперь они вновь обживаются монахами и послушниками. А началось возрождение монастыря в 2002 году по благословению митрополита Крымского и Симферопольского Лазаря.
Пора в путь. Метрах в ста восточнее монастыря в расщелине Демир-Капу должна быть деревянная лестница, выводящая на плато. Деревянной уже нет, а новая, стальная, насчитывает 45 ступеней в несколько пролетов. Лестница очень удобная: ступени не скользкие, есть перила. Рядом еще один грот, где переждать непогоду могут одновременно до 50 человек. От монастыря до лестницы—пять минут хода, еще пять минут на подъем. При выходе на плато лестницу обозначает добротная ажурная арка. Мимо неё туристы не пройдут.
Ветер усиливается, дождь уже льет как из ведра. Любуемся пейзажами. Сквозь завесу дождя просматривается автодорога на перевале к Терновке. Машины угадываются по свету фар и стоп-сигналов. На востоке видно озерцо в долине Алмалык-Дере. На кромке обрыва арка лестницы находится как раз посередине между триангуляционным знаком (на востоке) и Крестом (на западе, над монастырем). Триангуляционный знак указывает высшую точку горы—583 метра над уровнем моря. Завершаем экспедицию контрольным звонком по мобильному телефону друзьям в Севастополь (связь была на всем маршруте, кроме места парковки у шлагбаума).
Наша программа-минимум выполнена. Минут за 40 не спеша спускаемся к машине, раскланивается с охранниками и уезжаем домой.

 

В. ИЛЛАРИОНОВ, член Русского географического общества.

Другие статьи этого номера