Незабываемая встреча в Тессели

Незабываемая встреча в Тессели

К 150-летию со дня рождения советского писателя и драматурга М. Горького.

28 марта сего года исполняется 150 лет со дня рождения русского писателя, прозаика и драматурга Алексея Максимовича Пешкова, литературный псевдоним—Максим Горький. Его жизнь была необычайно яркой и представляется поистине легендарной. Есть в ней и страницы, связанные с Балаклавой, чья история в 20-е гг. ХХ века была тесно переплетена со становлением подводно-водолазного дела благодаря легендарному ЭПРОНу.

 

Сегодня по-прежнему сохраняется живой интерес исследователей к истории ЭПРОНа и всему тому, что было связано с ним. Чудом уцелевший небольшой эпроновский архив организатора и первого руководителя экспедиции—Льва Николаевича Захарова-Мейера—ныне является источником уникальных сведений о работах экспедиции в 1923-1931 гг. Обладателем архива после смерти Захарова-Мейера стала его сестра, доктор исторических наук Мария Николаевна Захарова (1906-1984), научный сотрудник Института истории АН СССР. Из сохранившихся записей мы узнаем новые факты, в том числе о сотрудничестве известного советского писателя и балаклавского ЭПРОНа.
Еще в 1931 году Захаров-Мейер составил обширную деловую «Хронологию» ЭПРОНа—эдакий свой каталог работ по подъему и исследованию затонувших кораблей, который в дальнейшем и лег в основу его научно-популярной книги «Темно-голубой мир». А вот редактором книги согласился стать Максим Горький, которого связывали с автором теплые дружеские отношения.
Сегодня сохранились лишь несколько глав книги, в том числе «Ее Величество субмарина L-55». В 1959 году она была опубликована на страницах журнала «Советский моряк», но в несколько сокращенном варианте: были опущены очень выразительные детали передачи Великобритании останков моряков, показавшиеся редакции излишне натуралистическими.
К сожалению, рукопись всей повести, завершенной осенью 1936 года и в декабре переданной в издательство, погибла в октябрьские дни 1941 года. Если бы книга сохранилась полностью, то, выражаясь современным языком, сегодня могла бы стать настоящим бестселлером.
Первые публикации М. Горького о работе Экспедиции подводных работ особого назначения относятся еще к началу 20-х гг. XX века и были связаны с подъемом английского транспортного судна «Принц». С этого момента советский писатель с интересом следил за работой Экспедиции, а сами эпроновцы были зваными гостями на даче в Тессели.
С 1932 года ЭПРОН являлся единственной в стране организацией, на которую были возложены все подводные, спасательные и опытные глубоководные работы для всех министерств и ведомств. С целью повышения безопасности и эффективности работы под водой к сотрудничеству с ЭПРОНом привлекались различные научные учреждения со всей страны. Этому содействовала и образованная в 1931 году аварийно-спасательная комиссия Военно-Морского Флота. Она объединила усилия нескольких учреждений—Военно-медицинской академии, ЭПРОНа и Краснознаменного учебного отряда подводного плавания (КУОПП), на подводных лодках которого отрабатывалась техника выхода водолаза на глубину.

 

Незабываемая встреча в Тессели

 

Об одной из встреч М. Горького с членами данной комиссии вспоминал Евгений Михайлович Крепс, известный советский ученый в области биохимии, физиологии. С 1931-го по 1951 год он работал в аварийно-спасательной комиссии Военно-Морского Флота по разработке физиологических основ глубоководных спусков.
Как-то прознав о том, что видный советский писатель поправляет здоровье в Тессели и редко куда-либо отлучается, члены комиссии, эпроновцы решили пригласить его на подъем затонувшей подводной лодки. Не так давно на сравнительно небольшой глубине водолазами Черноморского флота была обнаружена подводная лодка, затонувшая в начале ХХ века. Все приготовления к ее подъему уже были завершены: пробоина заделана, под лодку подведены стропы, которые были закреплены на притопленных понтонах. Оставалось «продуть» понтоны, чтобы они подняли затонувшую лодку.
Момент всплытия затонувшего судна, пролежавшего на дне моря около 20 лет,—эффектное и волнующее зрелище, и эпроновцы были убеждены, что Алексей Максимович Горький, живо интересовавшийся всеми сторонами жизни, захочет посмотреть завершающий момент работы по подъему лодки.
С большим трудом, при содействии командования Черноморского флота, удалось узнать номер телефона Горького в Тессели и связаться с ним. Дозвонившись, группа ученых и представителей водолазной службы получила от знаменитого писателя приглашение в гости на чай.
В назначенный день профессор Р.А. Орбели, научный консультант, член научно-технического совета ЭПРОНа, опытный водолазный инструктор Г.А. Голынец, командир штаба водолазной школы, ученый-физиолог Е.М. Крепс, работавший в Институте экспериментальной медицины и сотрудничавший с балаклавскими водолазами, отплыли на маленькой моторной шхуне ЭПРОНа, взяв курс на Форос. Стоял тихий теплый день. Хода до мыса было часа три.
М. Горький встретил севастопольскую делегацию в большой светлой столовой, откуда было решено прогуляться по саду, который он очень любил, практически ежедневно ухаживая за кустарником и другой растительностью, расположившейся на южнобережных каменных террасах. Во время прогулки по аллеям сада гости рассказали Горькому о предстоящей операции по подъему лодки. Писатель расспрашивал о технике подъема, задавал много вопросов о глубине, на которой затонула лодка, о том, когда она затонула. И тут в ходе беседы вернулись к поездке на подъем подводной лодки. Слово взял доктор писателя, Л.Г. Левин, который категорически воспротивился затее гостей:
—Мне поручена охрана здоровья Горького. Можете ли вы поручиться, что на море не испортится погода, не подует холодный ветер? Потом до Севастополя надо ехать машиной. Все это сопряжено с риском, на который я пойти не могу, как бы ни хотелось Алексею Максимовичу увидеть лично такую интересную морскую операцию.

 

Незабываемая встреча в Тессели

 

Стало ясно, что предложение будет отвергнуто. Тем не менее живая и открытая беседа увлекла гостей, они также поинтересовались, над чем сейчас работает автор. Горький ответил, что большую часть времени проводит за чтением писем и ответами на них. Ему писали в основном молодые литераторы, начинающие писатели. Как вспоминал Е.М. Крепс, среди них Горький особенно отметил «молодого педагога, совсем не литератора, никогда ничего не писавшего для печати». «Он руководит школой-интернатом для трудновоспитуемых подростков где-то под Харьковом. Фамилия его—Макаренко. Я пришел в восторг от его рукописи: написал ему, что его вещь—настоящая педагогическая поэма. Он просил разрешения так книгу и назвать. Прочитайте ее. Получилось прекрасно»,—заметил писатель.
В неспешной беседе Алексей Максимович упомянул и имя Бабеля, отметив несомненный талант молодого писателя, который обратился к нему за советом, как сделать лучше его произведения. «Пишите о том, что знаете, что пережили, и не выдумывайте из головы: мертво получается. Опишите одесскую жизнь, ту, которую знаете, со всем ее колоритом»,—комментируя письмо Бабеля, заметил Горький.
Время летело незаметно. Увидев знаки, которые подавал доктор, было понятно, что пора уезжать. Распрощавшись, члены севастопольской делегации, полные впечатлений от незабываемого вечера, проведенного с Горьким, отправились домой морским путем…
2018 год—юбилейный в биографии знаменитого советского прозаика и драматурга, поэтому есть повод еще раз вспомнить страницы жизни писателя, внесшего значительный вклад в отечественную и мировую культуру, связанные с Севастополем и Балаклавой.

 

И. ОСТРОВСКАЯ, член Севастопольского отделения Российского исторического общества.
На снимках: М. Горький; эпизод подъема подводной лодки, затонувшей в 1916 году; наземные испытания подводного аппарата.

Другие статьи этого номера