Не время мечтать?

Сведут минимумы: кому поможет  повышение МРОТ до прожиточного минимума

В принципе, можно было придумать и по-другому. Ну, например (так чаще всего и спрашивают): «Сколько денег вам надо для счастья в жизни?» Мечтать—оно, конечно, не вредно. Но мы-то находимся здесь и сейчас, и хочется, чтобы положительные изменения происходили не в каком-то там светлом будущем (коллеги по советскому детству помнят, как мечтали наши родители: мол, мы-то не доживем, а вы вот точно коммунизм увидите), а уже ну хотя бы завтра. В общем, чтобы исключить даже минимальный налет мечтательности, очередной «Вопрос в лоб» мы сформулировали с максимальной привязкой к действительности: «Сколько свободных средств у вас остается после расчетов по основным ежемесячным платежам?» Чувствуете разницу? Вот и респонденты наши почувствовали.

 

«По сведениям «Севастопольстата», среднемесячная номинальная заработная плата работников по полному кругу организаций в 2017 году перешагнула отметку в 26 тысяч рублей,—процитировала официальный орган Тамара Николаевна Мукомолова. И сразу объяснила, почему:—Я—работающая пенсионерка. Пенсия—9 тысяч. Зарплата—примерно такая же. Так вот, было бы у меня 26 тысяч, восемь бы, наверное, после основных ежемесячных расчетов и оставалось. Сейчас не остается ничего. И вообще не понимаю, откуда они эти показатели берут. Может, конечно, мне сильно не повезло, но среди моих хороших знакомых нет людей с таким уровнем доходов.
Стандартная зарплата для Севастополя—в среднем 15 тысяч рублей. Столько получает, например, и моя дочь. У зятя чуть побольше—20 тысяч. Но тоже живут, что называется, от зарплаты до зарплаты: все-таки двое деток… Внуки—моя главная радость. Вот вы задали вопрос относительно основных ежемесячных платежей… А порадовать внуков—это базовая или не очень потребность? Игрушку, сладости купить, хотя бы раз в месяц на аттракционы сводить… Для меня—базовая. Поэтому буду работать, сколько смогу».
«Мой реальный доход—12 тысяч,—обнародовала свою «декларацию» Галина.—Если б не родители, не знаю, как бы мы с дочкой жили. Питание обеспечивают они. Это примерно 20 тысяч в месяц на четверых. Мои деньги уходят на танцы для дочери и подготовку к школе. В принципе, это все. На одежду и развлечения хватает очень редко. Одеваемся обычно в Симферополе на рынке—там дешевле. Свободных средств, конечно же, не остается. Как говорится, живем впритык. И этот «впритык» все жестче и жестче. Дочка растет. И цены растут. Не знаю, кто быстрее… Как-то задалась целью посчитать: сколько денег надо, чтобы мой ребенок эволюционировал по ее способностям, а не от моей жизни от зарплаты до зарплаты? Так вот, если бы я получала 50 тысяч, я бы тратила их на развивающие кружки и секции для ребенка, она бы у меня хорошо питалась и одевалась. У нас в городе, конечно, в среднем зарабатывают гораздо меньше: на уровне 15-20 тысяч».
«В нашей стране понятие «средний класс» пока довольно условное и размытое. Ну, если «погуглить», то для нестоличного жителя доход на семью в 50-60 тысяч рублей, как говорится, здесь и сейчас в России дает ощущение принадлежности к среднему классу,—словно уловив логику расчетов предыдущего респондента, написал в редакцию Дмитрий Галактионов.—Примерно мой сегодняшний уровень. Жилье у нас свое, детей трое. Два сыночка и лапочка-дочка. Это—гимназия, институт, детсад, секции, английский.
На еду уходит 20-25 процентов общего бюджета. Если в семье пять человек, то одежду приходится покупать постоянно. Еще 10 процентов. Есть автомобиль, который тоже надо «кормить». Расходов очень много. Денег на все это почти хватает. Если зашиваемся, подтаксовываю. Правда, такая необходимость возникает нерегулярно. Но никаких свободных денег, разумеется, не остается».
«Денег, как известно, много не бывает,—с этой общеизвестной сентенции начала телефонный разговор будущий экономист Татьяна Мезенцева.—Учусь на «материке» на четвертом курсе университета. В Севастополе бываю наездами, но семейную экономику города отслеживаю. По структуре доходов и расходов средней семьи написала две курсовые работы, видимо, и диплом на эту же тему писать буду. Так вот, в Севастополе денег мало. Речь не о бюджетном обеспечении на душу населения (тут многим другим регионам Севастополю можно только завидовать), а о реальных доходах населения. 26 тысяч рублей—это 51-я позиция по стране по итогам прошлого года. По Крыму—еще хуже (64-е место). Можно сказать, нижняя часть регионального рейтинга. То есть деньги, приходящие на полуостров с «материка», туда в значительной степени и возвращаются.
О причинах говорить не буду—другая тема. Но смысл в том, что федеральные целевые программы в городе реализуются, город реально меняется… А самозапуска региональной экономики не происходит. Под ее функционирование требуются все новые и новые федеральные средства, что закономерно. При нынешнем уровне доходов среднестатистическая семья (а таких подавляющее большинство: такое впечатление, что три четверти семей точно!) до 40 процентов средств тратит на питание, что само по себе является красноречивым показателем низкого уровня доходов.
В обеспеченных семьях доля трат на еду меньше, а расходы распределяются по другим категориям. Это—залог для развития экономики. Она прогрессирует только в том случае, когда доходы населения выше, чем их расходы (речь, разумеется, о рыночной экономике, а не об экономике советского типа). Тогда часть сбережений может вкладываться гражданами в те или иные проекты, превращаясь при этом в инвестиции. Потребление, сбережение и инвестирование играют в этом случае чрезвычайно важную роль. Эффективный спрос—это важнейший шаг к постоянному увеличению уровня как национального, так и регионального дохода, что является первостепенной задачей в условиях рыночной экономики.
Ничего подобного в Севастополе пока не происходит. Что и неудивительно. Рост средней зарплаты по итогам прошлого года вроде бы и произошел, но даже не покрыл официальный уровень инфляции. Стагнирует и региональный бизнес: нет подпорки растущего спроса, затруднен доступ к кредитам, из-за нестабильности банковской системы у предпринимателей на полуострове реальны риски потери собственных средств. О причинах говорить тоже не буду (другая тема), но для понимания внутреннего напряжения, которое вызывают в Севастополе разговоры об уровне реальных доходов населения, сказанного и так достаточно».
Внутреннее напряжение во время «прямой линии» с читателями и правда ощущалось. «Вот у меня есть одноклассница,—доверительно сообщила по телефону Виктория Николаевна.—Правда, давно это было. Сейчас мы обе—пенсионерки. Одноклассница окончила юрфак, пошла по прокурорской линии. Общаемся через соцсети. Регулярно выкладывает фотоотчеты о своем передвижении с внуком по планете. Жизнь удалась: должность на районном уровне сыну передала (это я от нее и узнала), а теперь смотрит мир.
Упаси господи, не завидую. Но передача должностей по наследству у нас скоро станет обычным делом. А в итоге есть они, т.н. элита, и есть мы—простой, пардон, народ. И порой создается впечатление, что им не нужны ни мы, ни страна в целом. Я почему за Путина проголосовала? Он чуть ли не единственный озвучивает, что с бедностью надо бороться, в том числе и посредством включения социальных лифтов. Только люди, знающие реальную жизнь страны и ее народа, смогут преодолеть и бедность, и все прочие «негоразды». Потому что это их непосредственно касается».
«Ай, какая печалька,—неподдельно радуется другой наш читатель, Евгений Иванович Спирин,—из-за последних санкций российские олигархи за день потеряли 16 миллиардов долларов. Ни их не жалко, ни долларов. И те, и другие—не наши. Может, хоть теперь задумаются, какой стране служить и в какую экономику вкладывать инвестиции».
Почта принесла и еще одно радостное письмо от Бориса Ивановича Безменова: «Ура, с 1 мая МРОТ (минимальный размер оплаты труда.—Ред.) в Севастополе составит не менее 11 тыс. 163 руб. в месяц для работников бюджетной сферы и не менее 11 тыс. 200 руб.—для работников внебюджетной сферы. Об этом договорились правительство города с Севастопольским объединением профсоюзов и региональным объединением работодателей. Теперь пусть договорятся и о том, чтобы перевести на «минималку» всех чиновников. Может, тогда они предпримут более энергичные меры для роста реальных доходов всего населения, частью которого наконец станут»…
Никто не хочет сказать: «Борис, ты не прав!»? Ведь в чем-то Борис Иванович, наверное, и прав. В труднейшие периоды нашей истории страна спасалась и находила силы к стремительному рывку в полной консолидации сил всех слоев и сословий общества. Сейчас именно такое время.
Ну а деньги… Уж наш-то народ точно знает: не в них одних счастье. Великая загадка славянской души… А будем мы—будут и деньги. Так ведь?

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

 

* * *

И наш очередной «Вопрос в лоб»: «Что, по вашему мнению, должно появиться на месте нынешнего рынка «Чайка»?»

Ответы ждем в пятницу, 13 апреля с.г., с 13.00 до 14.00 по тел.: 54-49-34 или на электронный адрес редакции: slavasev@mail.ru до 13.00 понедельника.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера