Вечности достойные

Вечности достойные

Что за красота: сбегающие к площади улочки и переулочки в прошлом Карани,
а в настоящее время—села Флотского. Только назад, на горные выработки, оглядываться необязательно. Скучно. Посмотрите лучше на лесные вершины слева. Справа—на далекий горизонт с горной грядой прозрачной голубизны. Впереди же долина кудрявится виноградниками, и взгляд останавливается на высоте Безымянной с величественным памятником воинам-приморцам.

 

Не только обелиск напоминает путнику о боях, полыхавших здесь в период Великой Отечественной, в особенности в апреле-мае 1944 года, когда соединения Красной Армии и флота принялись за очистку Севастополя от врага. Серьезных сражений, увы, без потерь не бывает. Так на почтительном расстоянии от села появилось воинское кладбище—цель моего последнего путешествия под палящим летним солнцем во Флотское.
Признаться, я ведать не ведал о существовании краснозвездного погоста. Полагал, что сраженные у стен главной базы Черноморского флота герои обретали вечный покой у стен древнего греческого православного храма святых Константина и Елены. Я обошел примыкающее к церквушке, радующей белизной стен и колонн, кладбище и ничего похожего не нашел. Разве что у ворот отметил для себя могилу героя первой обороны Севастополя, обновленную греческим национально-культурным обществом. Здесь мастера искусно вмуровали архитектурную деталь старого надгробия в современную конструкцию. Имя воина времён Корнилова и Нахимова нанесено и на свежий полированный камень по-гречески, и на «ослепшую» в течение полутора веков колонну из местного известняка. То, что удалось расшифровать по складам, тут же выветрилось. Подумал: пусть, ведь цель моего появления здесь—захоронение освободителей Севастополя иной эпохи.
По подсказке добрых людей я продолжил путь дальше по проселку, оставив с одной стороны храм Константина и Елены, а виноградник—с другой. Очень скоро полевая дорога привела меня к воинскому кладбищу. О его прошлом можно получить представление по оставшейся за забором одинокой могиле с источенной ржавчиной звездой и погнутой оградкой. В границах же, нет, уже не кладбища, а воинского мемориала, в самом его центре оставлен прежний обелиск из серого гранита. Если задуматься, то, может, и для контраста. На обращенной к входу грани камня выбиты верные, но привычные слова: «Вечная слава и память воинам, героически отдавшим жизнь в боях за Отечество. 1941-1944 годы».
Воины, героически отдавшие свою жизнь в боях за Отечество, дороги ныне живущим. Дороги настолько, что актив руководимой заслуженным работником культуры Украины Владимиром Сергиенко Балаклавской экспедиционно-поисковой общественной организации «Подвиг» задался целью установить имена героев-освободителей. Для этого не один год Владимир Емельянович и его единомышленники посвятили работе с архивными и литературными источниками.
К слову, за плечами «Подвига»—59 лет подвижнической работы. О некоторых ее эпизодах широко известный у нас журналист Владимир Илларионов написал книгу, представленную участникам митинга. Он прошел по случаю открытия обновленного воинского мемориала у села Флотского. Здесь, как несколько ранее на пересечении улиц Крестовского и Новикова, в микрорайоне ул. Благодатной в Балаклаве и в Оборонном, на плитах из полированного гранита начертаны извлеченные из небытия фамилии сотен защитников и освободителей Севастополя, павших в сражениях с фашистскими захватчиками. Это воины 242-й Гвардейской стрелковой дивизии Приморской армии, ее же 227-й стрелковой дивизии, 138-го армейского инженерного батальона, 218-й отдельной кабельно-шестовой роты, 880-го зенитного артиллерийского полка 388-й стрелковой дивизии, подразделений 172-й стрелковой дивизии.
Их перечень может занять в нашем репортаже не одну страницу. Какая же сила двинула бойцов на выручку главной базе Черноморского флота! Потрясает жертвенность наших воинов: только бы скорее очистить от пришельцев нашу землю. Свыше 2200 их полегло на поле брани уже после официального объявления о взятии Севастополя и прогремевшей по этому случаю праздничного артиллерийского салюта. Об этом на митинге сообщил Владимир Сергиенко. Нанесенные на камень имена указывают на то, что роты, батальоны, полки, дивизии и армии состояли из русских, украинцев, грузин, армян, казахов, узбеков, представителей других национальностей, населявших несокрушимый СССР.
Это несколько необычный мемориал. Необычен он тем, что на нем было решено увековечить имена жителей греческого села Карани—современного Флотского. Это, например, представители ветвистого рода Целио. Так, Георгий Целио был удостоен ордена в период обороны Севастополя. Высокого звания Героя Советского Союза он был удостоен за подвиги, совершенные на других театрах боевых действий. Сложил же свою голову отважный командир штурмового батальона в Германии, за Одером. Там герой и похоронен. А имя его выбито здесь, в родной Карани—Флотском, рядом с именами родственников: расстрелянных оккупантами учительницы Анастасии Целио, ее мужа, животновода Марка Целио, воинов Владимира, Дмитрия, Ивана Целио. Несколько строк отведено на камне представителям иных родов греков, например Бамбуко (Бамбука).
Увековечить поименно героев периода Великой Отечественной—давнишняя мечта В.Е. Сергиенко, его единомышленников и помощников. Ее осуществление стало возможным после того, как правительство Севастополя выделило на эти цели необходимые средства. Точка в этом благородном деле до сих пор не поставлена. Только во Флотском появятся еще плиты, как минимум, с сотней имен. Владимир Емельянович поделился планами возрождения в Оборонном Музея Приморской армии.
В числе выступивших на митинге была и активистка местного самоуправления Екатерина Баранова. Она, в частности, сказала, что жители Флотского всегда содержали места воинских захоронений в образцовом порядке. Произошедшие изменения, сказала Екатерина Федоровна, возлагают на нас еще большие обязанности.
Священник балаклавского храма 12 апостолов отец Василий совершил чин освящения реконструированного воинского погоста.

 

Вечности достойные

 

На обратном пути я снова заглянул на погост, что у древнего греческого храма. Не могли же Герой Советского Союза Георгий Целио и другие его витязи-соплеменники появиться на голом месте. Я внимательнее вчитался в начертанный на надгробии текст: «Командир Балаклавского греческого батальона периода первой обороны Севастополя Стефан Стамати…» Это тот Стефан Стамати, который демонстрировал героизм и отвагу в боях с мятежными горцами на Кавказе, тот Стефан Стамати, который встретил Крымскую войну с высокими орденами на мундире, тот Стефан Стамати, который в 1854 году ударил из скромных мортирок с балаклавских высот по наступавшим англичанам. Как же иначе…
Предшественником Стефана Стамати был гроза турок Ламбро Качиони, наследником—Георгий Целио. Удивительная и жизнеутверждающая цепь героев. Надо помнить и не забывать их.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: вид мемориала; митинг во Флотском, выступает Е.Ф. Баранова.
Фото автора.

Другие статьи этого номера