Все идет по плану!

«Улучшилась ли, по вашему мнению, работа городских больниц и поликлиник? На что стоит обратить внимание?»—редакция «Славы Севастополя» периодически предлагает читателям ответить на вопросы по медицинской тематике. Как правило, это больная для севастопольцев тема, вызывающая шквал звонков. Но в этот раз было на удивление спокойно, и после двух первых положительных откликов на подсознательном уровне возникло чувство некоторого беспокойства: как известно, либо хорошо, либо никак говорят сами знаете о ком, а нам очень хотелось бы, чтобы городская медицина не только здравствовала, но и благоденствовала. Впрочем, эти опасения оказались напрасными. Ложка дегтя в бочку меда в конечном итоге все же была добавлена. Чем же удовлетворены и каких перемен в городской медицине ожидают севастопольцы?

 

А у нас все хорошо!

—Вот вы спрашиваете, улучшилась ли работа городских больниц и поликлиник. Хочу сказать однозначно: «Да!»—сообщила первой дозвонившаяся в редакцию Валентина Дмитриевна.—Мы живем на проспекте Генерала Острякова, ходим в поликлинику на ул. Силаева. Там и раньше было хорошо, а теперь стало вообще чудесно, особенно в процедурном кабинете, где работают очень хорошие медсестры. И на дневном стационаре все девочки-сотрудницы добрые, отзывчивые. В общем, все у нас идет по плану!
—Считаю, что положительные сдвиги в медицине все же есть,—рассуждает Любовь Олеговна.—Я перенесла операцию, у меня есть определенные проблемы со здоровьем. В прошлом году решила пройти диспансеризацию, чтобы наконец попасть к гастроэнтерологу. Но, посмотрев на результаты обследований, терапевт сказала, что я здорова и в консультации узкого специалиста не нуждаюсь. А ведь анализы указывали совсем на другое. В общем, диспансеризация моя прошла «для галочки», и пришлось побегать, чтобы к узкому специалисту попасть. После назначенного лечения снова сдала анализы—у меня даже в молодости таких хороших показателей не было! Вот что значит лечиться у грамотного специалиста. Таких врачей надо привлекать в севастопольские медучреждения, холить и лелеять их. Только тогда севастопольцы смогут получать адекватную медицинскую помощь.
—В поликлинику по месту жительства не обращалась давно, но недавний случай приятно удивил,—продолжает разговор Татьяна Владимировна.—Трудились с мужем на даче, и во время сбора урожая он наткнулся глазом на ветку дерева. Домой вернулись поздно. Муж пожаловался на дискомфорт, но спохватились лишь тогда, когда травмированный глаз сам закрылся и не хотел открываться… Быстро взяли паспорт, полис ОМС и поехали в 1-ю горбольницу, где есть кабинеты круглосуточной неотложной помощи. Там, где принимает офтальмолог, было закрыто. Постучали, дверь открыла врач, которая, правда, посетовала на то, что мы поздно приехали (было 23 часа), но помощь оказала и назначила лечение. Спустились вниз на ул. Очаковцев, купили в круглосуточной аптеке лекарства, тут же закапали капли в глаз и отправились домой.
Лечение помогло. Вот я и думаю: то ли в этот раз нам повезло, то ли действительно медицина поворачивается лицом к людям. Сравнить есть с чем: года три назад у меня разболелся зуб, да так, что буквально искры из глаз летели. В 21 час прибежала в 1-ю горбольницу, но кабинет челюстно-лицевой хирургии был закрыт. Спросила, где дежурный врач, ответили, что на операции. Просидела под кабинетом час, два, три, и когда стрелка часов перевалила за полночь, ушла, так как иначе домой бы не добралась. Едва дождавшись утра, побежала в частную стоматологическую поликлинику, и за энную сумму моя проблема была решена. А в этот раз, пока мужа под дверью офтальмолога ждала, видела, как пациента, постучавшего в кабинет челюстно-лицевой хирургии, сразу же приняли, без всякой очереди и оговорок.

 

«Частная клиника—хорошо, но хотелось бы получать медпомощь в государственной…»

Личным опытом получения медицинской помощи с нами поделилась очередная собеседница.
—Наша семья проживает в пятом микрорайоне, на ул. Шевченко, но на прием к врачу ездим в другой конец города,—рассказывает Алла Максимовна.—Наша амбулатория семейной медицины на ул. Шевченко не справляется с потоком больных. Записаться к педиатру невозможно. Талончик выдается лишь на две недели вперед, и за это время ребенок успевает два раза выздороветь. Правда, в экстренных случаях врач приходит по вызову на дом, но чтобы потом к нему на прием попасть, приходится высиживать огромную очередь. Талонов нет, и люди приходят не по записи, их приходится пропускать.
Во время такого вот длительного сидения под кабинетом моему ребенку стало плохо, но врач подошла не сразу, так как была занята. После этого я перевела ребенка на обслуживание в поликлинику, работающую по схеме государственно-частного партнерства. Но далеко ездить за медицинской помощью неудобно. Опять же, если необходимы физиопроцедуры, нужно возить ребенка в другие поликлиники.
Растущему быстрыми темпами пятому микрорайону жизненно необходима полноценная просторная поликлиника! И если таковую построят, я сразу же документы в государственную клинику переведу, и всей семьей будем лечиться по месту жительства. Частная клиника—это, конечно, хорошо, но все же хотелось бы получать медицинскую помощь в благоустроенной государственной…

 

А где же этика и деонтология?

Мы предложили нашим читателям высказаться, на что в медицине в первую очередь надо обратить внимание, и они нашим предложением воспользовались.
—Хочу поделиться своими мыслями о севастопольской медицине, в которой, на мой взгляд, ничего к лучшему не меняется,—говорит Леокадия Вениаминовна.—Если в 2014 году на прием к врачу можно было записаться за месяц, то теперь в нашей 1-й поликлинике 1-й горбольницы – за полмесяца. Как, скажите, пожилому человеку предвидеть, что через две недели у него давление повысится или еще что-то непредвиденное случится? К узким специалистам по-прежнему не попасть, а если нужно обследование, например, УЗИ, то отвечают, что очередь на талоны расписана на три года вперед.
Вот бы наши чиновники, никого не предупреждая, внезапно пришли в поликлинику и посмотрели, как на самом деле работает медучреждение! А еще хотелось бы высказаться насчет того, как медики работают с пациентами-льготниками. У меня сестра, инвалид 2-й группы, состоит на учете и у эндокринолога, и у гастроэнтеролога, которого, кстати, в поликлинике нет (один врач на три поликлиники, записаться на прием нереально). Ей надо попасть на прием и к специалисту-проктологу, но его тоже нет. Со всеми проблемами она вынуждена обращаться к терапевту, которая берется сама лечить сестру вместо гастроэнтеролога. Вместо лекарства, которое многие годы принимает сестра и которое ей подходит, терапевт выписала по льготному рецепту дешевый аналог—панкреатин, который моей сестре не то что не подходит, а противопоказан (прием этих таблеток предполагает, что человек много ест, а она практически не потребляет пищу). Но терапевт сказала, что выпишет новый льготный рецепт лишь тогда, когда врач-гастроэнтеролог письменно в карте подтвердит, что сестре необходимы именно те ферменты, которые ей выписывались раньше. И как, спрашивается, в этом случае быть?
А вообще я считаю, что в медицине в последнее время ухудшилось отношение к пациентам. Я плохо вижу, и когда поднимаюсь в поликлинике на второй этаж, приходится в буквальном смысле идти по коридору на ощупь, по стеночке. А если попросишь медперсонал включить свет, то тебе ещё и нагрубят.
Часто отношение к пожилым людям такое, что им пора бы уже на тот свет уходить. Ведь когда в кабинет врача заходишь и начинаешь рассказывать о болезнях, первый вопрос: «Сколько вам лет?» Какая разница, сколько мне лет! Наш президент говорит, что надо жизнь людям продлевать, так продлевайте! В общем, медобслуживание в городе отвратительное!
С тем, что медработникам не следует забывать об этике общения с пациентами, согласна и медработник с большим стажем Ольга Васильевна.
—Это проблема, на которую нельзя просто так закрыть глаза,—говорит она.—В последнее время по состоянию здоровья вынуждена посещать поликлинику на ул. Силаева, и порой стыдно становится за коллег. Когда больная почтенного возраста с палочкой в коридоре поликлиники говорит руководителю медучреждения, что длительное время не может попасть на прием к терапевту, а в ответ ей несется: «Обращайтесь к Путину!»—стыдно становится за всех медработников. Такое обращение с пациентами неприемлемо!
В Москве давно уже проводят с медперсоналом занятия по этике и деонтологии, учат по принципу: увидел раздраженного—не раздражайся! Врач вообще не должен повышать голос на больных, он должен вселять надежду на выздоровление. А если пациент уходит с приема в печали, то свою задачу врач не выполнил. Грубость и хамство неприемлемы в медицине, об этом еще Боткин писал. Обидно мне за севастопольскую медицину, но понимаю, что молчать дальше уже нельзя, иначе будет только хуже.
Вот такой получился опрос. Чтобы не завершать его на печальной ноте, добавим, что работа по восстановлению разрушенной севастопольской медицины в городе ведется. Планы грандиозные: закупается современное оборудование, привлекаются к работе высококлассные специалисты, в перспективе—строительство новых больниц… Все это когда-нибудь у нас непременно будет. А пока, как справедливо отмечают наши читатели, очень многое зависит от квалификации медицинских работников и их отношения к пациентам. В медицину должны приходить профессионалы, влюбленные в свою профессию, а не люди, отбывающие трудовую повинность за зарплату. Только тогда севастопольцы смогут с облегчением сказать: «Мы гордимся нашими врачами, наша медицина—лучшая в стране!»

 

Елена ИВАНОВА.

 

* * *

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Довольны ли вы качеством исполнения договора на техническое обслуживание газового оборудования?»
Ответ можно дать в пятницу, 3 августа, с 13 до 14 часов по телефону 54-06-10 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 6 августа.

Другие статьи этого номера