Что-то меня плавно поднимает…

Что-то меня плавно поднимает...

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Я родилась в Крыму, в селе Ароматном. С раннего детства я и моя сестра ухаживали за курами и утками, поили коз, убирали за коровами, пололи огород.
…Однажды часов в шесть утра меня разбудил голос, вроде бы мамин: «Таньча, ты не знаешь, где вилы?» И я почему-то пошла за ними на луг, за околицу—довольно далеко для пятилетней девочки.
Меня искали всем селом двое суток. Это произошло ровно 50 лет назад. В те дни шли грозовые дожди, а я была в одних трусиках. Но не помню ощущения холода. Да и того факта, что потерялась, тоже не припоминаю.
Меня случайно нашел мотоциклист в 12 километрах от Ароматного. Шла я, по его словам, с кукурузного поля и выглядела нисколько не уставшей, совершенно не испуганной и не плакала. Один только наш киномеханик сказал (это он меня нашел): «У нее были какие-то ледяные глаза».
Мама меня, конечно, расспрашивала, но я ничего не помнила, кроме одного: я видела себя как-то… сверху. Это было очень интересно, но непонятно. Еще я заметила змей кольцами в траве.
Потом все забылось. Однако странности, если так выразиться, нет-нет да и происходили.
Я училась в университете по специальности «Русская филология», и мы жили с девочками в общежитии. Так вот, одна из них (она сейчас уже заслуженный учитель одной из наших гимназий) как-то сказала: «А ты ночами летаешь!» Впрочем, я и сама просыпалась ночью неоднократно от того, что одеяло лежало у порога комнаты, хотя я всегда была мерзлячкой.
Помню и такой случай, когда в Симферополе я вышла в коридор и чувствую, как меня что-то плавно поднимает к потолку. Я мысленно кричу: «Ой, не надо!» И меня тут же что-то отпускает…
А однажды в школе при свидетелях я пролетела по коридору метров пять-шесть. Учитель-мужчина удивился: «Татьяна Николаевна, вы летаете?!» А что я могу сказать? Только пожимаю плечами.
У меня брат болел, ему уже две операции делали на челюсти, врач сказал, что бесполезно: рак… А мне снится сон, будто я приезжаю и мысленно прошу кого-то: «Помогите ему!» Еду, обнимаю брата, настраиваю его на исцеление. Ему делают еще одну операцию—и процесс заживления неожиданно пошел. Врач не верил своим глазам, был в крайнем удивлении: кость уже разлагалась. А брат сказал: «Это ты мне помогла». А как—я сама не знаю.
Но когда пошли публикации о различных феноменах, я нашла статьи, где говорилось о том, что некоторых детей в детстве похищают. Для каких целей—непонятно. Может быть, отслеживают древний род, может, эти дети с других планет—трудно сказать. Но такие временные абдукции отнюдь не случайны. Возможно, меня забирали в иное измерение, где время течет по-другому, и мне пребывание там показалось долгим. Если говорить предельно откровенно, то у меня есть глубинное ощущение, что я из рода атлантов. Мне иногда необычные сны снятся из очень древних времен, а главное—снится, что я летаю. Атланты, как уверяют уфологи, это умели. Правда, мои полеты давно уже прекратились.

 

Т. ДОРКИНА, пенсионер.

Другие статьи этого номера