Заколдованный дом

Заколдованный дом

Есть надежда, что дом на улице Пролетарской удастся «расколдовать».

Вот уже почти четыре года жильцы дома на ул. Пролетарской, 38, отстаивают свои права на нормальную жизнь. «Слава Севастополя» добросовестно отслеживает все события. Но вот что удивительно: несмотря на интерес к дому со стороны СМИ и чиновников, вмешательство ОНФ, признание правоохранительными органами нарушений, ничего не меняется. Да и сама скандальная стройка все не заканчивается… Строительство продолжается и продолжается.

 

Как сообщала «Слава Севастополя», несколько лет назад некий Роман Усов начал возведение тренажерного зала, фитнесс-центра с бассейном и сауной в так называемом бывшем магазине-«стекляшке», встроенном в дом № 38 на ул. Пролетарской. Фитнесс-центра пока не видно, зато последствия деятельности заметит даже непрофессионал: в доме 1971 года постройки пошли трещины, частично отключено отопление, закрыт доступ к коммуникациям, оголился фасад. Несколько лет жильцов дома донимает строительный шум—кажется, что он не закончится никогда. Бесконечно идут суды. Если в какой-либо квартире случается коммунальная проблема, то она сразу достигает размеров катастрофы. Однако владелец подвального помещения смело осваивает и территории общедомового пользования, и городские земли.
Жильцы дома, испытав за эти годы немало эмоций, окрашенных в негативные тона (от справедливого гнева до отчаяния), сдаваться все же не собираются—речь идет не только о принципах, но и о жизни двух сотен человек. Елена Чумак и Дмитрий Остановский написали в различные инстанции (во все возможные) столько обращений, что пришлось составлять специальный реестр. Многие заявления в самом начале борьбы оказались как бы неправильно составленными с бюрократической точки зрения, и обращаться пришлось вновь и вновь.
Это письмо, направленное в адрес заместителя губернатора,—одно из последних. Активисты обратились к правительству города с просьбой рассмотреть их проблему на заседании комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности Севастополя. Вопрос связан с угрозой обрушения жилого здания.
«Следствием аварийного состояния многоквартирного дома является утрата надлежащей прочности несущих конструкций. Это произошло в силу повреждений и демонтажа несущих фундаментов жилого дома 1971 года постройки вследствие проведения строительных работ по реконструкции первого этажа МКД во встроенных нежилых помещениях площадью 816,7 кв. м, бывший продовольственный магазин. Собственник помещений—Усов Р.С. Строительные работы по реконструкции проводятся с мая 2015 года по настоящее время.
…В случае подтверждения вышеуказанных фактов просим признать встроенные нежилые помещения аварийными, остановить строительные работы, обязать собственника нежилых помещений Усова Р.С. разработать мероприятия по устранению причин аварийности и восстановлению несущих фундаментов жилого многоквартирного дома».
Впрочем, есть серьезная надежда на Следственный комитет. Дело в том, что в российском Уголовном кодексе существует вполне реальная 216-я статья—о нарушении строительных норм при реконструкции. В СК людям сообщили, что будет проводиться доследственная проверка. Если нарушения будут выявлены, можно возбудить уголовное дело.
—Тут два серьезных момента: нарушение всевозможных строительных норм при так называемой реконструкции, которые могут привести к обрушению нашего МКД, и незаконная приватизация подвальных помещений, где находятся все коммуникации дома, а доступ к ним перекрыт. Раньше там располагалась библиотека, а в пристройке—продовольственный магазин-«стекляшка»,—говорит Елена Чумак.—Кроме того, ДИЗО зафиксировал самовольный захват двух земельных участков города площадью 14 кв. м на пешеходном тротуаре и 90 кв. м—на автостоянке МКД.
По словам Елены Чумак, на данный момент Усов уже полностью закончил одну из пристроек площадью 14 кв. м. И это несмотря на то, что в технических документах пристройка имеет статус «самовольное строение» площадью 7,1 кв. м и высотой 3,1 м. Сейчас этот «пристрой» еще увеличился в размерах: площадь 14 кв. м и высота более пяти метров.
—В момент продажи объекта в 2010 году в частную собственность украинские чиновники включили самовольные строения в площадь объекта без отвода земли, без разрешения ГАСКа на строительство и без актов ввода в эксплуатацию, то есть была подделка документов в момент приватизации,—объяснили активисты.—По российским законам нынешний собственник несет ответственность за самовольные строения, введенные предыдущими хозяевами, и теперь должен их узаконить или снести.
Год назад на помощь МКД пришел ОНФ—его представители обратились в прокуратуру, и ведомство признало, что основания для беспокойства есть:
«Прокуратурой города рассмотрено ваше обращение, поступившее из СУ СК РФ по Севастополю с письмом сопредседателя штаба ОНФ Немцева В.В.,—говорится в ответе.—…Учитывая, что приватизация нежилых помещений дома № 38 осуществлена в период действия моратория, объявленного Севастопольским городским советом, прокуратурой города материалы проверки направлены в ДИЗО для решения вопроса об истребовании в судебном порядке данного имущества в пользу города».
Ответ из прокуратуры пришел в декабре 2017 года. Скоро заканчивается еще один год изматывающей борьбы за нормальную жизнь в своем доме.
Когда-то, теперь уже в далеком 1971 году прошлого века, этот дом был одним из самых современных в Севастополе, построен был по передовым проектам: красивые балясины с террасой, интересно совмещенной с крышей, где проводились пионерские праздники, большая библиотека… Эти времена давно в прошлом. Уничтожены балясины. Терраса стала предметом спора жильцов с Усовым, о праздниках в этом доме позабыли, о библиотеке остались одни воспоминания. Но надежда, что в разрешении ситуации появится более-менее нормальный вариант, все же есть.

 

Анна БРЫГИНА.
На снимке: а стройка все идет и идет…
Фото жильцов дома—читателей «Славы».

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера