Деревья вне закона

Деревья вне закона

Что необходимо сделать, чтобы Севастополь вошел в перечень регионов, принявших закон о «зеленом щите»? Почему в настоящее время в судах рассматриваются иски граждан, чьи дачные участки числятся в лесах? Как решается судьба краснокнижных деревьев, оказавшихся на пути застройщиков? Что мешает навести порядок в лесной сфере?

 

Особый случай

Два года назад президент России Владимир Путин подписал закон, который ограничивает вырубку деревьев вокруг городов (так называемый закон о «зеленом щите»). Соответствующие изменения внесены в действующий закон «Об охране окружающей среды», а также в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и некоторые другие законодательные акты. Закон предусматривает создание лесопарковых зеленых поясов, то есть «зон с ограниченным режимом природопользования и иной хозяйственной деятельности». В зеленый пояс могут включаться «территории, на которых расположены леса, и территории зеленого фонда в границах городских населенных пунктов, которые прилегают к указанным лесам или составляют с ними единую естественную экологическую систему».
Ходатайства о создании лесопарковых зеленых территорий были направлены всем 85 региональным общественным палатам. Не действует закон на сегодняшний день в 11 регионах, в том числе в Севастополе. Силу не обрело не только это положение. Как известно, в октябре губернатором города был отклонен проект «местного» закона «Об утверждении перечня перспективных особо охраняемых природных территорий регионального значения города Севастополя». По сообщению пресс-службы правительства со ссылкой на губернатора, данный закон не учитывает требования федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях», не принимает во внимание перспективы развития города, планы строительства социально значимых объектов федеральных и региональных целевых программ, а также фактическое использование территорий.
Были приведены примеры. Так, в части создания памятника природы регионального значения «Парк у бухты Казачьей» в письме заместителя командующего Черноморским флотом по материально-техническому обеспечению, направленном в адрес губернатора Севастополя, изложена позиция Минобороны России о нецелесообразности данного решения в связи с нахождением на данной территории земель Минобороны России. А федеральное законодательство требует согласования проектов решений на всех без исключения уровнях.
Севастополь—особый случай. И не только потому, что на территории города находятся части военного формирования, Черноморского флота. Не принят генплан—главный документ хозяйственного администрирования. А значит, перспективы развития и приоритеты все еще не имеют конкретных очертаний. Зато четко оговорены сроки ФЦП, реализация которой должна разрешить острые социальные проблемы севастопольцев. За этим строго следят из Москвы. Недаром на открытие школы-коллегиума в Казачьей бухте приезжал
В. Путин, не говоря уже о многочисленных визитах министров.
Страсти улягутся рано или поздно. Но, возвращаясь к «зеленому щиту», зададимся вопросом: «Доживут ли до этого оставшиеся по воле обстоятельств вне закона гектары севастопольского леса, а также уникальные крымские эндемики, краснокнижные деревья?»

 

Как защитить краснокнижные деревья, которые не вошли в лесной фонд?

Систематически Общероссийский народный фронт получает сообщения от граждан о бесхозяйственности в лесной сфере, о нелегальных вырубках, свалках, коррупции и других экологических проблемах. Севастопольские общественники, члены регионального ОНФ, не так давно выезжали в район СТ «Бастион» вместе с представителями «Севприроднадзора». Поводом послужило обращение жителей двух садоводческих товариществ, между которыми проходит зеленая полоса из сосен (пока что она существует). Идет стройка, и при обустройстве фундамента дома собственником были вырублены краснокнижные деревья.
«Проблема в том, что эти деревья нигде не числятся,—поясняет ситуацию сопредседатель регионального отделения ОНФ В.В. Немцев.—Когда «Севприроднадзор» кадастрировал участки лесного фонда на Феоленте (а также в Лабораторной балке, на улице Ген. Мельника и некоторые другие участки), они не попали в лесной фонд и числятся как земли городских поселений. Деревья не учтены. Они вроде как есть и дают достаточное количество чистого воздуха. С другой стороны—нет их…»
В народе не зря говорят: не пойман—не вор. Доказать, что были уничтожены краснокнижные деревья, бывает невозможно. Запрос в ДИЗО показал общественникам, что данные участки были законно выделены еще при Украине. «Мы не оспариваем право собственности на эти участки,—поясняет В. Немцев.—Однако считаем, что собственник должен краснокнижные деревья сохранять. Потому как нельзя один закон ставить превыше другого. За уничтожение одного краснокнижного дерева предусмотрен штраф 75 тысяч рублей. Несколько экземпляров—это уголовное преступление. Чтобы срубить их, нужно иметь веские обоснования, разрешение. Вряд ли строительство дома является таковыми».
Самоуправные действия могут отличаться по внешним признакам, но не по сути. На территории садоводческого товарищества «Фотон» под чьи-то хозяйские нужды вырубалась крымская сосна. Если бы не члены товарищества, которые сняли происходящее на видео, вызвали на помощь «оэнэфовцев», полицию, то деревья были бы безнаказанно вырублены. Словно и не было никогда в тех местах сосен!
Как защитить деревья, которые не вошли в лесной фонд, но являются краснокнижными? И не только их! Этот вопрос актуален, учитывая, что новых земель для посадки немного. Сохранение многолетних деревьев должно быть в приоритете, считают члены регионального ОНФ. Позиция подкреплена многочисленными обращениями граждан.

 

Дремучий лес бюрократических уловок

По словам эколога Н. Мильчаковой, в Севастополе насчитывается 700 гектаров неучтенных лесов. Как бы ни говорили, что это невозможно, но людям выделялись участки в нарушение всех мыслимых и немыслимых актов предыдущего государства, утверждает общественница. В настоящее время в судах Севастополя находится 4000 исковых заявлений, которые подал департамент земельных отношений к собственникам земельных участков (озвучено пять оснований). Из них ориентировочно 1800 исков были предъявлены тем гражданам, которые получили участки, в Украине числящиеся в лесах. Если «Севприроднадзор» установит еще факты, число исков увеличится.
Организацией проделана большая работа, и основная масса лесных массивов поставлена на кадастровый учет. Однако приобретателям дачных земель в ряде районов следует сохранять бдительность. Многие участки, расположенные в лесной зоне, выставлены на торги.
В случае принятия закона о «зеленом щите» нарушение порядка проведения рубок в «зеленом поясе» будет наказываться штрафом: для граждан—в размере 5 тыс. рублей, для должностных лиц и индивидуальных предпринимателей он составит от 20 тыс. до 40 тыс. рублей, а для юридических лиц—от 250 тыс. до 500 тыс. рублей.

 

Невосполнимая утрата

Как раз в то время, когда в столице разрабатывался и принимался закон о «зеленом щите», жители Севастополя пытались спасти от уничтожения рощу краснокнижных фисташек. «Слава Севастополя» за 15.12.2016 г. в рубрике «Продолжаем разговор» писала: «…пока одни наши современники в высоких кабинетах все думают и согласовывают, как защитить культурно-историческое наследие, другие действуют. Порой как варвары… Под горячую руку временщиков попала и небольшая рощица фисташки туполистной. Возраст отдельных деревьев, по оценке специалистов, достигает 500 лет! Вдуматься только: они пережили две героические обороны города, после которых не то что лесных массивов—камня на камне не осталось. А они выжили, каким-то чудом сохранив отголоски исчезнувшей атмосферы средневековья…»
Увы. Застройщики лишены и сотой доли того романтизма, с которым живут иные севастопольцы,—с неподдельной любовью к родному городу. Десятки кустов можжевельника колючего и деревьев фисташки туполистной, занесённые в Красную книгу, пошли «под нож». Одни были сначала выкорчеваны бульдозерами, а потом засыпаны землей. Другие, попавшие в проект застройки на Античном проспекте и на улице Павла Корчагина, были уничтожены посредством вырубки, которая на языке чиновников называется «изъятием».
Рассказывает председатель Севастопольского отделения русского ботанического общества, кандидат биологических наук ФГБУН «ИМБИ» РАН Л.В. Бондарева: «Мы провели инвентаризацию краснокнижных растений, о чем составили соответствующее заключение. Направили в управление природных ресурсов еще в декабре 2017 года… Тем не менее можжевеловая, фисташковая рощи были полностью уничтожены. «Севприроднадзор» только констатирует невосполнимую утрату».
Чтобы продолжить строительство школы-коллегиума и детского сада в районе проспекта Античного, в июле 2018 года также уничтожили около 40 кустов можжевельника колючего и порядка 20 деревьев фисташки. Месяцем позже, в августе 2018-го, дело довели до конца—и окончательно вырубили всё, что попало в так называемое пятно стройки. Причина уничтожения растений—реализация федеральной целевой программы.
По словам Лилии Бондаревой, государство дает разрешение на вырубку краснокнижных растений, при этом предлагает проект компенсации. Однако в Севастополе попытка спасти краснокнижные деревья и пересадить их из места традиционного произрастания в ландшафтный парк закончилась провалом. Деревья засохли. Случилось как раз то, о чем предупреждали биологи и специалисты «Росприроднадзора»: такие краснокнижные растения в новой среде не выживут, пересаживать их нельзя.

 

Есть предложения

Может показаться, что в поднятой теме пока больше вопросов, чем ответов. Как сделать, чтобы собственник земельного участка знал, что за уничтожение того, что охраняется законом, наступает ответственность. Можно ли внести в лесопарковый пояс территории, являющиеся частной собственностью? Как сохранить краснокнижные деревья, находящиеся в городской черте, от вырубки застройщиков?
В севастопольском отделении ОНФ считают, что проблематика должна быть всецело учтена еще при разработке генплана. Говорят: «Иначе лишимся всего». Создана рабочая комиссия, предложения в ближайшие сроки будут внесены в законодательное собрание. Есть прецедент: городской совет Ялты уже занес в «зеленый щит» 200 гектаров под парки и скверы. Что Севастополю мешает?
Законом же определен порядок принятия решения о создании «зеленого пояса». Его принимает законодательный орган власти субъекта РФ. Также документ закрепляет обязательное участие региональных общественных палат в процедуре принятия решения о создании «зеленого пояса». Договоренность с общественной палатой Севастополя имеется.
Но на все нужно время. А как защитить деревья уже сейчас? «Севприроднадзор» в лице специалистов готов участвовать в комиссии по инвентаризации, внести деревья в специальный реестр, определить координаты при участии департамента имущественных отношений. Учет деревьев, предполагают энтузиасты, быть может, следует вести аналогично тому, что проводится в сфере охраны памятников культурно-исторического наследия: каждому владельцу объекта выдаются обязывающие охранные обязательства. Выяснить собственника каждого участка и выдать под подспись предупреждение готовы волонтеры. Наконец, необходимо обратиться к губернатору Севастополя и действовать сообща.

 

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.
На снимке: улица Ген. Мельника: фундамент дома врезался в лесополосу. Потом скажут: «Там ничего не было».

Другие статьи этого номера