Оттолкнуться от дна

Льготный проезд—по ЕГКС

В Севастополе будет приют для бездомных.

Как сообщала «Слава Севастополя», социальный приют для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации и лишившихся жилья, планируется создать в нашем городе в 2019 году. Это будет первое у нас подобное учреждение. По словам уполномоченного по правам человека в Севастополе Павла Буцая, центр разместится в пригороде, место уже определено.

 

Один из важных моментов, благодаря которому существование приюта станет реальностью,—это взаимодействие с волонтерами. Материальные средства (по некоторым данным, стоимость реконструкции выделенного помещения составит порядка 116 миллионов рублей) будут изысканы, а вот кто возьмет на себя ответственность за каждодневный уход? Контингент непростой. Не случайно в обществе отношение к бомжам (так называют людей, оказавшихся на дне социальной жизни)—самое брезгливое.
—Официально в городе зарегистрировано около 285 человек без определенного места жительства. Я не поленилась и в течение года анкетировала 2351 бездомного,—говорит руководитель движения волонтеров «Сердце Севастополя» Анастасия Макеева.—Вопреки стереотипам, среди них далеко не все имеют тот самый растиражированный образ. Например, 82 человека—это те, кто остался без жилья в результате мошеннических схем «черных риэлтеров». Отдельную категорию составляют немощные старики, безногие-безрукие инвалиды. Если для людей с зависимостью сегодня есть хотя бы какие-то реабилитационные центры, то для этой группы граждан ничего нет.
О необходимости существования приюта для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и лишившихся жилья, говорится без малого лет двадцать. Но реальная возможность появилась, кажется, только сейчас благодаря неравнодушию и активному участию севастопольцев. Это от их имени Анастасия Макеева обращалась к депутату Государственной Думы Наталье Поклонской: «В городе Севастополе отсутствует санитарно-профилактическое дезинфекционное учреждение. Это, откровенно говоря, лютый ужас. Работая с бездомными уже несколько лет, где мы только не обрабатывали людей: в кустах, подвалах, сараях и пещерах, сжигая их одежду, ибо у нас нет средств и возможности для обработки…
Прошу помощи и участия в судьбе немощных стариков, которые в силу обстоятельств оказались на улицах нашего города. Я не веду речь о трудоспособном населении, то есть о тех людях, которые могут работать и изменить свою жизнь, но говорю об инвалидах и стариках. Оказавшись на улице, они либо умирают в течение нескольких месяцев, либо становятся инвалидами (обморожение, затем—ампутация) и умирают в скором времени после ампутации, так как из больницы их выписывают с незажившими культями, а конечности после оперативного вмешательства требуют ежедневной перевязки. Мы не всегда успеваем, у нас слишком мал человеческий ресурс, да и просто физически мы не можем помочь многим людям.
Минздрав говорит, что обработка культей должна проходить в поликлинике по месту жительства. Людям, не имеющим документов (у стариков, как правило, документы еще Советского Союза или Украины, так как на момент референдума 2014 года они не имели регистрации и не смогли получить российские паспорта), практически невозможно посещать больницу. Минздрав—не приют для бездомных, и это понятно…»
Жизненные ситуации, в которых оказываются «подопечные» волонтеров, во многом схожи. Совсем недавно они обнаружили в пещере возле Лабораторного шоссе очередного бездомного—Анатолия Грищенко 1941 года рождения. Пожилой мужчина практически не мог ходить. О нем было сообщено в департамент социальной защиты в надежде, что придет помощь. Но когда спустя время на место прибыл уполномоченный по правам человека, бездомный все еще оставался в пещере, но был уже без сознания. Его госпитализировали в 3-ю городскую больницу.
А дальше что? Старику повезло. После выписки его приютила севастопольская семья. Но так бывает крайне редко. Недавно в городской больнице № 4 скончался другой бездомный, Александр, отморозивший ноги и лишившийся жилья. Одинокий добродушный и никому не нужный старик каждый раз радовался приезду волонтеров, как ребенок. После инсульта он совсем не мог говорить, тем не менее улыбался и старался посильно помогать медперсоналу…
По сведениям волонтеров, на данный момент около пятидесяти стариков, не страдающих алкогольной зависимостью и употреблением наркотиков, умирают на улицах. Еще около тридцати находятся в больнице с выпиской в ближайшее время.
—Мое глубокое убеждение, что помогать этим людям должным образом должно государство, а общественники—это лишь в помощь, по зову души,—говорит А. Макеева.
Помимо стариков и инвалидов добровольцы «Сердца Севастополя» занимаются профилактикой туберкулёза, гепатита и иных «радостей» уличного бытия среди бездомных, снижая тем самым риск заражения для обычных людей. Порой для этих целей берут бездомных в свою машину, делают за свой счет им анализы, ФЛЮ. В медицинских учреждениях не отказывают в обследовании, но в трудности доставки таких пациентов не вникают.
—Нам нужен санитарный транспорт, «бомж-мобиль», какой-нибудь списанный УАЗ или что-то наподобие,—говорит А. Макеева.—Не нужно дарить машину. Авто, пусть старое и убогое, может вполне стоять на балансе города.
Общественница приводит свежий пример: по просьбе жителей ее коллеги приехали в парк Учкуевки, где встретили двух бомжей, которые как раз отобедали тем, что нашли в мусорном контейнере. Спали эти люди во дворе жилого дома, рядом с детским садом. В полутора метрах от их лежанки—веранда детского учреждения. У одного бездомного подозрение на туберкулёз, у обоих вши.
Оба мужчины были согласны обследоваться. Но как их доставить в больницу: катером и троллейбусом, подвергая риску заразиться опасными инфекциями других людей?
Новость о создании в городе приюта для людей, попавших в трудную жизненную ситуацию и лишившихся жилья, восприняли в «Сердце Севастополя» с большим энтузиазмом. По мнению волонтеров, нужно создать учреждение, где люди могли бы не просто побыть какое-то время, но и получить всестороннюю поддержку: психолога, юриста, специалиста Центра занятости. В планах А. Макеевой—возрождение сестринской школы на основе добровольческого движения. Многим, как показывает опыт, нужен в первую очередь медицинский уход.

 

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.
Фото Д. Метелкина (из архива редакции).

Другие статьи этого номера