Возвращение имен героев из небытия

Необычная инспекция

Пожалуй, вы не найдете ни одного настоящего севастопольца, который бы не знал, что на Северной стороне есть Братское кладбище, и ни разу не побывал там. Это наше культурное наследие. Это память о героях—защитниках Севастополя, отдавших свою жизнь в Крымской (Восточной) войне 1853-1856 гг.

 

21 сентября исполняется 165 лет с момента появления Братского кладбища—основного места захоронения погибших во время первой обороны Севастополя в 1854-1855 гг. Оно было образовано распоряжением начальника штаба Черноморского флота В.А. Корнилова в 1854 году на месте двух небольших погостов, на которых хоронили умерших жителей ближайших слободок.
Не сразу у кладбища появилось сегодняшнее название. Первоначально его именовали Петропавловским. А неофициально называли Стотысячным. Почему? Считали, что захоронили здесь не менее ста тысяч военных и гражданских лиц. А с легкой руки Э.И. Тотлебена утвердилось название «Братское». Из различных источников Морозову удалось выяснить, что здесь покоится около 20 тысяч героических защитников Севастополя.
Об истории Братского кладбища, о его героях, получивших здесь вечную прописку, еще далеко не все сказано. Оно до сих пор хранит много загадок.
Многие севастопольцы знают Владимира Михайловича Морозова как человека, занимающегося проблемами Братского кладбища, разгадками его тайн. Кто он такой? Краевед, любитель-историк, который занимается исследовательской работой. И, представьте себе, благодаря большой кропотливой работе он уже смог сделать несколько поправок и дополнений к ранее известному. Но обратимся к тому, как так получилось, что Владимир Михайлович стал исследователем.
После окончания учебы в Севастопольском ремесленном училище № 3 он был направлен на работу в Курган. С 1961-го по 1965 г. служил на Тихоокеанском флоте. Затем учился в Курганском машиностроительном институте, получил диплом инженера-механика. На мой вопрос, почему он выбрал именно эту специальность, Владимир Михайлович ответил, что, работая на заводе после ремесленного училища, заинтересовался автоматизацией и всегда стремился пополнить знания в этой области. Услышав это, я крайне удивилась: технарь до глубины души и вдруг археология, история…
—Вообще-то я и сам не предполагал, что так увлекусь. Историей я интересовался еще в школе,—пояснил собеседник.
С 1980-го Владимир Михайлович работал на заводе «Парус». Коллеги то ли сразу увидели в нем этакое зерно исследователя, то ли случайно дали ему общественную нагрузку—поручили возглавить первичную организацию «Общество охраны памятников». На «Парусе» эта работа была поставлена хорошо: продавали марки общества, выпускали бюллетень с описанием памятников города, в цехах и отделах читали лекции. А Владимир Михайлович в 1984-м окончил двухгодичный институт культуры по специальности «Экскурсовод».
Во время перестройки он как-то отдалился от общественной работы. А тут подошло время выхода на пенсию. И что скрывать, Владимир Михайлович несколько растерялся, почувствовав свою непричастность к большой жизни. Но это, к счастью, длилось недолго. Вскоре у него появились друзья в Обществе охраны памятников и в Клубе любителей истории Севастополя.
Сегодня многие севастопольцы знают Владимира Михайловича как экскурсовода по Братскому кладбищу, где ему знаком каждый памятник. Он может рассказать много интересного о каждом герое, получившем здесь вечное упокоение. Но следует сказать, что В.М. Морозов не рядовой экскурсовод, он—исследователь. Изучив работы Е.В. Веникеева, П.М. Ляшука, С.А. Пономарева, П.В. Алабина и других знаковых краеведов и знатоков города, Владимир Михайлович тоже вносит свою лепту в сохранение для потомков имен героев, покоящихся на Братском кладбище.
—Мое внимание давно привлекала одна могила,—рассказывает Владимир Михайлович.—На ней гранитное надгробие было разбито на мелкие осколки. Этот памятник был разрушен в годы Великой Отечественной войны, вместо него были развалины из гранита и бутового камня.
Как-то, перебирая осколки, он обнаружил один с остатками текста. С тех пор задался целью определить имя погребенного. Почти год при каждом посещении кладбища собирал осколки в радиусе 20-50 метров от могилы и проверял их. Из огромного их количества он отобрал семь фрагментов эпитафии. На одном сохранились буквы «ардъ». Но предстояло решить еще одну проблему: из 224 фамилий в составленном Морозовым списке погребенных в могилах с утраченными памятниками нужно было выбрать единственную, заканчивавшуюся на «ардъ». Кропотливая работа дала положительный результат.
Восстановление эпитафии на могиле героя путем наложения фрагментов надгробия на текст эпитафии дало возможность узнать утерянное имя—Александр Александрович Бельгард, полковник, командир Украинского пехотного полка, убитый в сражении 4 августа при речке Черной.
«Это действительно победа!»—воскликнул тогда Владимир Михайлович.
Вот еще один случай. На левой стороне кладбища в нижней его части есть простой памятник—стела в виде квадратного столба с двухскатной крышей, рельефным простым равноконечным крестом и эдикулами со всех четырех сторон. На плите из мраморовидного известняка закреплена эпитафия: «Здесь покоится прах Деонисия Толуза(кова), убитого на 5-м бастионе на 16-м году от роду».
«Кто такой Д. Толуза(ков), погибший в столь юном возрасте?»—спрашивает севастопольский писатель, ученый-историк Е.В. Веникеев в своей книге «Родина—сыновьям». Еще пространнее поставлен вопрос его коллегой С. Пономаревым в книге «Всероссийская усыпальница»: «Что делал на 5-м бастионе этот отрок-герой? Пришел ли он навестить родного своего или сам был в рядах славных защитников?»
Вопрос долгое время оставался без ответа, ведь фамилия на памятнике читалась неверно. Она состояла из двух частей: первая—«Толуза», а продолжение «кова» было написано мелко и почти скрыто трещинами. Даже в «Списке памятников истории и культуры Севастополя» (по состоянию на 1 января 1978 г.) его могила обозначена как могила «Деонисия Толуза». Этот вопрос для Владимира Михайловича оставался открытым до 2014 года. Е.В. Веникеев был близок к разгадке личности Деонисия. Но Владимир Михайлович в своих исследованиях пошел дальше. Познакомившись в Интернете с «Записками Александры Толузаковой», сестры милосердия (по газете «Русский инвалид», № 174, 1858 год), нашел подтверждение принадлежности Деонисия к ее семейству.
На примере семьи Толузаковых мы видим, как севастопольцы всем миром, целыми семьями вставали на защиту родного Севастополя. Величайший патриотизм всегда был присущ жителям нашего города.
Так, муж Александры, Василий Толузаков, за образцовое выполнение срочных заданий по доставке депеш в Санкт-Петербург был отмечен денежной наградой, произведен в прапорщики и переведен в фельдъегерский корпус в Петербург.
Александра Сергеевна свою деятельность сестры милосердия по уходу за ранеными начинала в Альминском сражении. Позже вместе с младшими сыновьями, Николаем и Венедиктом, помогала раненым на перевязочном пункте у Малахова кургана. После войны она была награждена золотой медалью «За усердие», серебряной и бронзовой—за участие в обороне Севастополе. Ее сыновья, Николай и Венедикт, также были награждены медалями и зачислены воспитанниками Петербургского коммерческого училища.
Старшие сыновья, Александр и Деонисий, сражались на батареях 5-го бастиона. Александр за храбрость и меткую орудийную стрельбу был награжден знаком военного ордена Святого Георгия. Ему, как и его отцу, было присвоено первое офицерское звание—прапорщик. Был ранен, остался служить на Черноморском флоте. А Деонисий, которому было всего пятнадцать лет, погиб во время второй бомбардировки. В.М. Морозов своим расследованием вернул имя юного героя из небытия.
Владимир Михайлович сполна отдает себя работе, общественной деятельности на благо своего города. В 2014 году он написал книгу «Загадки Братского кладбища», в 2016-м дополнил ее. Несмотря на небольшой объем издания, читатель найдет там интересные факты о полковниках Н.К. Зацепине и А.Ф. Шаце, братьях Ревуцких, капитане Иване Яковлевиче и подпоручике Петре Яковлевиче, о майоре Эрасте Агеевиче Абазе и других.
Человек неравнодушный, В.М. Морозов не может спокойно смотреть, как гибнет, разрушается историческое достояние нашего города.
—Я глубоко убежден,—говорит Владимир Михайлович,—что нужно срочно спасать историческое наследие, срочно спасать память о героях, отдавших жизнь за сегодняшний город-герой Севастополь.
Очень хотелось бы, чтобы слова патриота нашего города были услышаны.

 

А. БУЙНОВА, член Союза журналистов России.

 

В тему

 

У героев былых времен не осталось уже имен?

 

На Братском кладбище состоялось перезахоронение останков неизвестной жительницы Севастополя, похороненной в годы Крымской войны, и еще 37 русских воинов.

 

5 сентября 2019 года в ходе пресс-конференции о международном военно-историческом фестивале «Русская Троя» заведующая сектором «История Крымской войны 1853-1856 гг.» отдела научно-исследовательской работы ФГБУК «Севастопольский военно-исторический музей-заповедник» Ольга Богаченко рассказала об обнаруженном в ходе реконструкторских работ на бывшем 4-м бастионе Исторического бульвара индивидуального захоронения в гробу.
По заключению Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук Санкт-Петербурга, это захоронение неизвестной женщины в возрасте 35-40 лет, вероятнее всего, жительницы Севастополя, одетой в военную форму. История Крымской войны знает немало случаев, когда женщины оказывали помощь раненым и приходили к месту боев. Возможно, эта женщина была одной из офицерских жен и помогала раненым. Сотрудники музея-заповедника работают над этой версией. Получено официальное разрешение на перезахоронение останков. Оно состоялось 9 сентября, в День памяти русских воинов, павших при обороне Севастополя 1854-1855 гг. и в Крымской (Восточной) войне 1853-1856 гг., на Братском кладбище защитников Севастополя.
В ходе церемонии перезахоронения в сопровождении почетного караула из экипажей кораблей и морских пехотинцев Черноморского флота погибших воинов доставили на Братское кладбище и перезахоронили с отданием воинских почестей и оружейным салютом.
Настоятель Свято-Никольского храма-памятника протоиерей Георгий Поляков отслужил панихиду по павшим воинам.
В траурной церемонии приняли участие представители командования, соединений и частей ЧФ, руководство, жители и гости города-героя Севастополя.

Другие статьи этого номера