Почему больничный не в почете?

По данным Фонда социального страхования, с каждым годом россияне все меньше берут больничные листы. Так, если в 2016 году речь шла о почти 40,5 млн листков временной нетрудоспособности, то в последующие два года их было менее 40 млн. А ведь любой человек может заболеть. И каждый официально трудоустроенный работник имеет право на получение больничного листа, если заболеет сам, или оформить больничный при необходимости ухода за больным ребенком. Но часто ли мы пользуемся таким правом? «Берете ли вы больничный лист, когда болеете? Почему?»—на этот вопрос было предложено ответить нашим читателям в традиционной рубрике «Вопрос в лоб».

 

Легко ли правильно болеть?

—Больничный лист беру,—говорит Геннадий Владимирович.—А куда деваться, если работаешь? Прогулы получать? К счастью, болею не часто. Врача на дом вызвать и открыть больничный лист можно без проблем. Но вот закрыть его—целое дело. Говорят: «Записываться не надо, пройдете без очереди и закроете больничный лист». Но когда под дверью кабинета сидит огромная очередь из бабушек-пенсионерок и твои попытки прорваться к врачу натыкаются на разгневанный «хор» «Куда без записи? Не пропустим!», всякое желание болеть по правилам пропадает.
Лично я считаю, что в поликлиниках нужен отдельный кабинет для тех, кто хочет закрыть больничный лист. И пусть там прием ведет не врач, а медсестра, для выздоровевших этого будет вполне достаточно, по крайней мере, не нужно будет сидеть часами рядом с кашляющими и чихающими больными в одной очереди. Ну а если больничный лист надо продлевать—тогда уж в общую очередь к врачу!
—Я больничный не беру, потому что по нему оплата меньше,—продолжает разговор Ирина.—И вообще записаться к врачу, потом высидеть очередь—для меня целое дело. Легче до работы дойти, и если будет невмоготу, у начальства отпроситься. Я обычно болею без высокой температуры, но самочувствие при этом ужасное. Если часто на больничный уходить—работодатель не поймет. Так и места лишиться можно, чего не хотелось бы.
—Мне нравится анекдот: если вам за пятьдесят, вы только что проснулись и у вас ничего не болит, значит, вы умерли,—говорит Людмила Петровна.—Благодаря пенсионной реформе до пенсии мне теперь далеко, я—предпенсионер. У меня то одно, то другое болит, но к врачам ходить—бесполезное дело. Приходишь на прием, начинаешь жаловаться, а врач тебе: «А что вы хотите? Вы в свой паспорт давно заглядывали?» Не то что больничный лист выписать, но даже адекватного лечения назначить не хотят. И зачем, спрашивается, мне к ним обращаться? Так и живу: если что-то болит—значит еще не умерла…
—Сейчас мне больничный не нужен,—рассуждает Анастасия Павловна.—Но в молодости, когда работала и заболевала, мой начальник меня всегда к врачу отправлял, чтобы других сотрудников не заражала. А потом в конце года пытался меня упрекнуть, что больше всех на больничном была. Мол, у меня по данному показателю первое место. А я отшучивалась: «Вот и хорошо! За первое место премия полагается!» Оно ведь и в советское время не так-то просто болеть было: сидишь-сидишь часами в очереди, чтобы больничный лист закрыть, а потом медсестра выходит и говорит: «Все, прием закончен! Приходите завтра…» Врачей всегда не хватало, особенно узких специалистов, таких как травматолог и хирург. К ним всегда было трудно попасть на прием, особенно к хорошим специалистам.

Все болезни нипочем, если ты живешь
с врачом!

—Если честно, то я уже забыл, когда в последний раз брал больничный лист,—говорит Игорь Михайлович.—У меня жена—врач, все болезни пресекает на корню. Лечит и меня, и детей, и внуков. До больницы, слава богу, дело еще не доходило. А обычную простуду и так победить можно.
—А мне больничный вообще не нужен,—утверждает Иван Григорьевич.—Я неработающий пенсионер, когда к врачу прихожу, у меня всякий раз спрашивают, нужен мне больничный лист или нет. А куда я его сдавать буду? Он мне ничего не дает.
—По поводу вашего «Вопроса в лоб» разговаривала с коллегами,—говорит потомственный врач Ольга Васильевна Фененко.—Педиатры сообщили, что число больничных листов резко сократилось, а терапевты—что пациенты к ним за больничным обращаются эпизодически, когда уже терпеть больше не могут. К сожалению, у нас люди не привыкли к себе по-хорошему относиться. Мы—лидеры по стрессам, начиная с детского возраста. Жизнь и так сложна, ее не сокращать надо невниманием к себе, а наоборот, увеличивать. Диспансеризация для 40-летних—важное дело. И вообще о себе заботиться необходимо в любом возрасте.
Плановая диспансеризация позволяет вовремя обнаружить болезнь, и тогда прогноз будет благоприятным. Если исключить из нашей жизни активное и пассивное курение, меньше людей будет умирать от тромбоза легких. А коррекция питания (врачи рекомендуют делать акцент на рыбе—жирной селедке, овощах и фруктах, полкило в день) позволит жить дольше.
Большую роль для здоровья также играют экология и двигательная активность (нужно ходить пешком хотя бы 30 минут в день). У нас, в Крыму, такая удивительная природа! А мы, к сожалению, этого не ценим.
В общем, надо перестраиваться, чтобы не потерять себя. На нас весь мир смотрит, и мы, севастопольцы, должны быть сильными не только духом, но и телом.

Работа лечит?

Конечно, как отметил один из наших собеседников, лучше все же болеть по правилам. Но, согласно статистике, более 75% россиян не оформляют официальный больничный лист. Люди боятся потерять работу и остаться без средств на жизнь и оплату кредитов. Вместо этого они берут отпуск за свой счет или ходят на работу больными.
Доля сотрудников компаний, которые предпочитают «официально» заболеть и не выходить на работу, не достигает даже 10%.
«Только 8% россиян всегда болеют дома. 77% не берут больничный и ходят больными на работу»,—говорится в исследовании сервиса по поиску работы и сотрудников Rabota.ru. Почему? Потому что болеть сегодня дорого, констатировал председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Госдумы Ярослав Нилов. Первые три дня временной нетрудоспособности работника, например в случае травмы, оплачиваются за счет средств работодателя, остальные—за счет ФСС. Страхователь назначает пособие по временной нетрудоспособности в течение десяти календарных дней со дня обращения за его получением. «Естественно, ФСС выплачивает средства не в полном объеме, в котором человек их зарабатывает»,—отметил Нилов.
Согласно законодательству, пособие по временной нетрудоспособности исчисляется исходя из среднего заработка, рассчитанного за два календарных года, которые предшествовали году, когда сотрудник взял больничный. В случае, когда у человека отсутствует заработок за это время или он был ниже минимального размера оплаты труда, за средний заработок принимается размер «минималки» по России, установленный на тот период, когда был взят больничный.
Сегодня часть работающих россиян открыто говорят о том, что гораздо выгоднее по деньгам взять отпуск за свой счет, чем оформить больничный лист. Если такая тенденция будет устойчивой, то вместо повышения продолжительности жизни людей можно получить обратное—более раннюю смерть, если человек не будет лечиться, чтобы восстановить здоровье, предупреждает председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков.
Напомним, что президент России Владимир Путин поставил задачу до 2024 года обеспечить увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет, а к 2030 году—до 80.

Елена Иванова.

Анекдоты в тему

У жены сильная ангина. Так жалко ее, бедняжку. По глазам вижу: хочет посканадалить, а орать не может!
***
—Что-то вы, больной, мне не нравитесь…
—Да и вы, доктор, не красавец!

 

Предлагаем нашим читателям очередной вопрос в лоб: «Что мы читаем сегодня? Считаете ли вы, что современная литература переживает кризис. Почему?» 
Ответ можно дать в пятницу, 20 сентября, с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95, или прислать на электронный адрес редакции: slavasev@mail.ru не позднее понедельника, 23 сентября.

Другие статьи этого номера