Севастопольцы должны знать, на какие льготные препараты имеют право

Севастопольцы должны знать,  на какие льготные препараты имеют право

Как мы уже сообщали, в городском департаменте здравоохранения состоялся брифинг, на котором первый заместитель директора департамента Игорь Воронович рассказал о том, как осуществляется лекарственное обеспечение севастопольцев.

 

Процесс идет

—В настоящее время есть проблемы организационного характера, и вся работа направлена на то, чтобы четко определиться с реальной потребностью в лекарственных препаратах,—сказал он.—Мы сейчас проводим с первичным звеном работу по паспортизации участков, чтобы каждый льготник был учтен, и в идеале мы должны прийти к персонифицированному учету получения лекарственных препаратов, чтобы было меньше недовольства населения, чтобы не было социальной напряженности в городе по вопросам лекарственного обеспечения. Деньги на это заложены и в федеральном, и в региональном бюджетах в необходимых объемах для того, чтобы люди получали лекарства беспрерывно.
Однако севастопольцы продолжают жаловаться на то, что в аптеках порой не бывает жизненно необходимых препаратов (выдача по рецепту отсрочена) или льготные лекарства выдают с истекающим сроком годности. Что делать в этом случае?

Проблем с инсулином быть не должно

Первый вопрос, который был задан на брифинге,—это обеспечение льготными лекарствами больных сахарным диабетом.
—На сегодняшний день проблемы с обеспечением больных инсулином как таковой попросту нет,—заверил Игорь Воронович.—У нас присутствует вся палитра инсулинов, которая существует в мире и в Российской Федерации. Все, что выпускается, сегодня наши пациенты получают, каждому из них подобран необходимый инсулин. А со следующего года вообще все импортные препараты будут выпускаться на площадке под Санкт-Петербургом (речь идет об импортозамещении). Бывает, что в течение года у нас появляются новые пациенты с сахарным диабетом, которых мы также гарантированно должны обеспечить лекарственными препаратами. Есть препараты, которые подбираются под конкретного человека, их нельзя закупать на три года вперед, так как это индивидуальные вещи. И если появляется другой пациент, которому требуется точно такой же препарат, то его может не хватить на всех.
Но на самом деле все препараты взаимозаменяемы. У них одинаковые показания к применению, и мы достаточно избирательно подходим к этому вопросу, понимая, что диабет—не болезнь, а образ жизни. В первую очередь подбираем препараты детям, чтобы они себя великолепно чувствовали и сахар у них в течение суток был на нормальном уровне. Для этого у нас все есть.
По мнению Игоря Вороновича, периодические сложности в лекарственном обеспечении инсулинозависимых льготников связаны с некоторыми сбоями в работе специалистов медучреждений.
—Просто так бывает, и я был свидетелем этого, когда приехал в одну из поликлиник,—сказал он.—Там у кабинета начмеда собралась очередь, и люди говорили, что нет инсулина. Я поинтересовался, каких именно инсулинов нет. А оказалось, что у специалиста был сбой то ли технического, то ли психологического характера, а сам препарат в наличии есть. И при желании можно было все рассчитать.
У нас ведется реестр больных сахарным диабетом, где все пациенты четко учтены. Может появиться пациент, который то ходит, то не ходит (к врачу.—Авт.), а потом говорит, что ему чего-то не дают. Чтобы подобного не происходило, все пациенты должны состоять на диспансерном учете, чтобы врачи четко понимали, сколько человек у них будут получать те или иные препараты. А если чего-то нет, нужно подойти к доктору и сделать синонимическую замену препарата.

Назначение просроченных лекарств недопустимо

В ответ на претензии, что лекарственные препараты выписываются или назначаются в лечебно-профилактических учреждениях с истекшим сроком годности, Игорь Воронович сказал, что такого быть не может.
—В соответствии с федеральным законом № 61 об обращении лекарственных средств в Российской Федерации это уголовно наказуемое деяние. Все это понимают. Пациенты иногда излишне эмоционально относятся, допустим, к тому, что, например, сегодня уже 23 октября, а рецепт выписывается на препарат, срок действия которого заканчивается 24-го. То есть в течение месяца пациент вполне может использовать препарат в любой форме: инъекционной, таблетированной, капсулированной и т.д. По истечении срока он убирается в сторону. Учитывая, что тратятся бюджетные деньги, мы не можем за месяц-два до окончания срока годности брать и списывать лекарственные препараты, потому что они еще официально действуют. Это касается и инсулина. Сейчас этот вопрос решается, чтобы не было перерывов в применении (выписывается препарат с хорошим сроком годности)… Сегодня мы провели работу и выстроили ее так, чтобы закупки провести строго по заявкам лечебно-профилактических учреждений под конкретных граждан. По целому ряду препаратов есть потребность значительно больше, и приходилось эти вопросы решать.
Относительно того, как должны выписываться льготные лекарства, Игорь Воронович сказал следующее:
—Чтобы в идеале работала система, каждый специалист, который участвует в процессе лекарственного обеспечения, должен видеть остатки лекарственных препаратов, отслеживать, что можно выписывать, что есть в наличии на складе и т.д. Если происходит какой-то сбой, проблему решает аптека, сотрудники которой должны связаться с лечебным учреждением, где выписывался рецепт, и откорректировать заявку. Пациент в данной ситуации страдать не должен.
В случае отсутствия лекарственных препаратов по ряду причин (например, патенты заканчиваются на лекарственные препараты, а поставщик не может их поставить, потому что лекарственного препарата в России нет), здесь нам приходится решать вопросы синонимической замены. Эту проблему решает лечащий врач. Пациенту же важно гарантированно все получать.

Проблема отсроченного рецепта решается за 10 дней

Далее были затронуты темы отсроченного рецепта и лекарства по желанию.
—Если препарата нет и пациент попадает на отложенный срок (отсроченный рецепт по федеральной или региональной льготе), то в течение 10 дней мы обязаны обеспечить пациента синонимической заменой лекарства,—сказал Игорь Воронович.—Если препарат назначен решением врачебной комиссии, то срок наличия препарата увеличивается до 15 дней.
Говоря о другой проблеме, первый заместитель директора департамента подчеркнул, что врачи в стационарах все еще выписывают лекарства не по торговому наименованию, а по международному непатентованному названию. И пациент должен определиться, что он может получить по бюджету, а что придется покупать.
—В итоге все хотят, к примеру, «Детралекс», а у нас приходит «Венарус». Поэтому мы обеспечиваем пациентов тем, что в результате торгов купили и что есть в наличии,—отметил он.
Если же льготное лекарство не подходит, придется доказывать врачебной комиссии, что жизненно необходимо другое лекарство, а не то, что выписали.
А если человеку выписывают льготное лекарство, но его в аптеке нет, и он покупает себе препарат сам, может ли он рассчитывать в данном случае на компенсацию затрат?
—Есть порядок обеспечения лекарствами льготных категорий граждан, который регламентирован Минздравом РФ, —сказал Игорь Воронович.—Льготником является гражданин, который состоит на диспансерном учете в поликлинике, ему выписывается специальный рецепт на лекарство. Если же гражданин покупает лекарство сам, мы ему компенсировать затраты не можем, так как у нашего департамента такого механизма решения проблемы нет. Если человек относится к категории социально незащищенных, то есть у него уровень дохода ниже прожиточного минимума, он может обратиться в департамент социальной защиты и предъявить чеки, тогда ему могут там компенсировать затраты.
Как было сказано далее, на сегодняшний день рассматривается вопрос о том, чтобы изменить механизм лекарственного обеспечения: например, если на лекарственное обеспечение будет предусмотрена определенная гарантированная сумма в пределах тысячи рублей. Человек приходит в аптеку и покупает не рекомендованный ему препарат за тысячу рублей, а другой, за 1500 рублей, и в итоге с него списывается гарантированная сумма, пациент доплачивает разницу и берет препарат, который хочет, не нервничая. Однако такая схема будет выгодна не всем.
—Сейчас государство гарантирует льготникам определенную сумму в год на лечение, которую можно получить в денежном эквиваленте,—сказал Игорь Воронович.—Но есть пациенты (федеральные льготники), у которых на лечение в год предусмотрены миллионы. И покрывать эту сумму приходится за счет субъекта РФ, в котором проживает этот гражданин.
Если же пациент не может вовремя получить положенное ему льготное лекарство, при отсроченном рецепте проблему решают аптечные подразделения, приглашая человека по телефону, когда лекарство поступает. Если вопрос не решается, надо звонить в контакт-центр департамента здравоохранения (8-800-5-800-800—с мобильного телефона, 0-800-5-800-800—со стационарного), а если и там не помогут, то обращаться в управление по лекарственному обеспечению горздрава (ул. Карантинная, 45).

Лекарства надо брать по потребностям

Проблема неиспользованных лекарств, которые приходится списывать, также обсуждалась на брифинге.
В августе этого года контрольно-счетная палата Севастополя провела аудит закупок лекарств и медицинских изделий, проводимых для льготников департаментом здравоохранения на бюджетные средства города: списанию подлежали льготные препараты на сумму порядка 30 млн рублей, в том числе инсулины и лекарства, предназначенные для онкобольных.
По словам Игоря Вороновича, препараты на выделенные средства были закуплены в 2015-2016 гг., когда еще не было четкого понимания, сколько пациентов имеют право на их получение. В итоге часть препаратов была «закуплена необоснованно», они не использовались, и в итоге срок годности у них истек. Речь идет о двух блоках просроченных лекарств для федеральных и региональных льготников на суммы порядка 26 и 23 миллионов рублей соответственно.
—По закупкам, которые были осуществлены, по мере востребования часть препаратов была использована, а у других срок годности вышел,—сказал он.—Никто эти лекарства еще не уничтожал. По одному блоку ведется уголовное дело, следствие разбирается с причинами. По второму проводится внутреннее расследование, почему закупались такие объемы, документы будут переданы в прокуратуру. Препараты должны браться исходя из потребностей, и тогда не будет никакого списания. Но при этом надо понимать, что сегодня у нас есть закон, по которому мы не можем делать закупки с 80-проц. запасом срока годности, иначе нарушаются интересы предпринимателей (требование антимонопольного комитета). Но мы все равно с подстраховкой указываем, чтобы срок годности лекарств был, как минимум, полтора года.
В бюджете города на приобретение лекарственных препаратов для региональных льготников в 2020 году заложено 458 млн рублей. Это гарантированная сумма, но в случае необходимости она может быть увеличена, отметил заместитель главы горздрава.
—На 2020 год работаем с персонифицированной заявкой, чтобы учесть потребности каждого гражданина,—отметил Игорь Воронович.—Ввиду непереносимости лекарства или по жизненным показаниям приходится принимать решения об индивидуальном обеспечении пациентов в течение года. Эти препараты мы тоже должны учесть в заявке. Безусловно, средства на реализацию уже подсчитаны, чтобы лекарственное обеспечение было гарантированным… Чтобы пациенты были максимально охвачены этими препаратами, важно, чтобы все они состояли на учете в лечебных учреждениях, к которым приписаны по территориальному принципу, и чтобы уже сейчас они себя проявили и заявили о том, что имеют право на получение определенного лекарственного препарата в соответствии с заболеванием или по категориям.

 

Елена ИВАНОВА.

Другие статьи этого номера