Хождение за три океана

Дом, которого у меня больше нет!

Свое 88-летие активный автор «Славы Севастополя», лауреат литературной премии имени Мусы Джалиля, старейший в регионе член СП Адиль Тумаров встретил как автор восьми книг. Три восьмерки… За экватором золотой осени в помещении Центральной городской библиотеки имени Л.Н. Толстого писатель представил читающей публике изданное «исправленное и дополненное», поэтому «старое-новое» произведение «Вокруг света на «Вернадском».
Не помню, в связи с чем, но в зале прозвучала фраза: «Писателем становится тот, у кого нет собеседников». Раз так, общайся, дорогой товарищ, с чистым листом бумаги.

 

Адиль Абдрахманович решительно сокрушает устоявшиеся нормы поведения в человеческом сообществе. Здесь можно сослаться на ряд примеров. Вот один из них. По случаю выхода книжной новинки в библиотеку с поздравлениями пришли многочисленные друзья. С ними писатель, а в прошлом—четвертый, третий, наконец, старший помощник капитана научно-исследовательского судна «Академик Вернадский», совершил по меньшей мере одно из двух кругосветных плаваний. Этот благословенный отрезок его жизни давно канул в бездонную пучину времени, оставив после себя крутые круги. От них не осталось и следа. Однако же встретился «морской волк», поменявший навигационные приборы на перо, с друзьями, словно вчера сошел на берег.
Пришел кандидат физико-математических наук А.А. Сизов—научный руководитель одной из мега-экспедиций по Мировому океану с участием Адиля Тумарова. Ближе к условной трибуне заняла место Светлана Плешенкова. Десятки лет назад при проходе Панамского канала по сложившейся у моряков традиции гостеприимства капитан корабля В.Е. Синельников велел буфетчице Плешенковой угостить американского лоцмана чайком. Когда она явилась в рубку, гость не сказал, а прокричал: «Кэп! Готов остаться на вашем корабле в качестве старшего помощника, коль на нем есть такие красивые девушки».
Американец забыл бы свою богатую благополучную страну, если бы его услуги потребовались при пересечении экватора. Самая заметная роль в свите Нептуна отводилась русалке—научному сотруднику Тамаре Гурьевой, кстати, дочери знаменитого фотокорреспондента-фронтовика Бориса Шейнина. Она тоже пришла, узнав о презентации книжной новинки.
Следом также пожаловали боевой моряк Александр Винников с видавшей виды гитарой, Александр Гавриш—знающий и опытный технарь.
Некоторые из них выступали, сменяя собратьев Адиля Абдрахмановича по перу, сотрудников библиотек, которые содействовали ему в сборе материалов для очередных книг. Высветились в памяти эпизоды, которые вошли в летопись кругосветки, и те, которые по случаю вспомнились сейчас.
Предложите Адилю Тумарову назвать этапные в его творчестве книги, и вы обязательно услышите их заглавия: «Рассказы «морского волка», «Необыкновенные судьбы обыкновенных людей», «Остров Панафидина. Полузабытые морские династии», но все—после «Вокруг света на «Вернадском».
Ее первая версия увидела свет в 1997 году, вторая—в 2003-м. В текущем году пробил час «дополненной и доработанной».
Запомнились две причины, побудившие Адиля Абдрахмановича снова сесть за «…Вернадского». Первой он называет некогда случившуюся встречу со старейшиной крымских писателей Николаем Тарасенко.
Ушедшему от нас в 2017 году Николаю Федоровичу нынешней осенью исполнилось бы сто лет. К старшему товарищу и по возрасту, и по писательскому стажу Адиль Тумаров подошел как-то с просьбой дать рекомендацию, необходимую при вступлении в творческий союз. Николай Тарасенко улыбнулся: «Хотите умереть коммунистом». Адиль Абдрахманович оценил юмор мэтра: «Хочу пожить писателем».
По рассказу Адиля Абдрахмановича узнаю Николая Тарасенко. Конечно, он предложил коллеге рассказать о себе. Затем, также естественно, он попросил почитать вышедшие к тому времени книги. Лишь после столь подробного знакомства Николай Федорович согласился написать рекомендацию в Союз писателей России. Точно так, как ему самому более полувека назад оформляли нужные бумаги маститые Василий Федоров, Борис Слуцкий и Николай Асеев. Возможно, кого-то из них когда-то напутствовали либо Владимир Маяковский, либо Самуил Маршак… Удивительное дело: складывается непрерывная цепочка творческих людей, которым отечественная литература многим обязана.
Впоследствии Адиль Тумаров и Николай Тарасенко обменивались письмами, по случаю праздников—поздравительными открытками. И здесь Николай Федорович узнаваем: живя в одном городе, он писал и собратьям по перу, и художникам, которые иллюстрировали его книги, и просто знакомым.
В одном из писем он предложил Адилю Абдрахмановичу переиздать его «…Вернадского». Очевидно, эта книга товарища пришлась Николаю Тарасенко по душе. Так «морской волк» и поступил. «Завет уважаемого мною писателя и воина выполнил»,—подвел итог первой истории Адиль Тумаров.
…Научно-исследовательское судно «Академик Вернадский» было одним из семи построенных в ГДР кораблей своего класса. Но только на нем ученые совершили два кругосветных плавания.
При сборе материалов для очередной книги Адиль Абдрахманович копает глубоко. На океанских просторах вдали от оживленных маршрутов с борта «Академика Вернадского» Тумаров всматривался вдаль, чтобы не прозевать скалистый необитаемый островок. В старых лоциях его название—по имени первооткрывателя, русского морского офицера Захара Панафидина. В настоящее время этот затерянный в водной пустыне клочок суши носит японское название. Это все, что к тому моменту было известно Адилю Тумарову, влюбленному в историческое прошлое русского флота.
Когда предоставилась возможность, им была поднята вековая архивная «целина»—все доступные бумаги и литература о Захаре Панафидине и его окружении. Представители тверского дворянского рода, из поколения в поколение они служили Российскому флоту. Энтузиаст взял на карандаш не только моряков. «Надо же,—до сих удивляется своему открытию Адиль Абдрахманович,—Лика Мизинова, подруга А.П. Чехова, тоже из рода Панафидиных».
На вечере, а он стартовал в 17 часов, автор книги и ее герои вспоминали занимательные моменты хождения за три океана. «Академик Вернадский» заходил в порт одного из государств в районе залива у берегов Аравии, где не на шутку постреливали из «калашей».
В первой половине 70-х годов совершались заходы на «Вернадском», ни больше ни меньше, с дипломатической миссией. В Коста-Рике, например, сначала с оглядкой на борт советского судна поднялись самые смелые костариканцы, отравленные пропагандой американских сторонников демократии. А потом повалили толпы любопытных. Настала пора выходить в море, а костариканцы просили гостей хоть на час продлить визит.
В японской Окинаве команда «Академика Вернадского» представляла СССР на всемирной выставке по морской тематике. Там наших земляков просили на досуге спеть «Подмосковные вечера». Пели по очереди, а потом—все вместе.
Память до сих пор хранит радушие жителей затерянного в океане крохотного островного государства—Западного Самоа. Некогда здесь осел всемирно известный Роберт Льюис Стивенсон, автор романа «Остров сокровищ» и других произведений. Писатель обрел вечный покой на макушке заметной на острове вершины. На некоторое время дом Стивенсона стал резиденцией местного правительства. Впоследствии им было принято разумное решение об устройстве в мемориальном доме музея писателя.
В настоящее время пишущим людям хватает духу выпускать книги чаще на свои средства, реже—на средства благотворителей тиражом 100-200 экземпляров. «Такие издания,—заметила ведущая вечера, руководитель Центра краеведения Центральной библиотеки имени Л.Н. Толстого Людмила Денисова,—автоматически обретают статус редкой книги».
Из них, кстати, в Морской библиотеке сформирован отдельный фонд, опекаемый Еленой Бариновой. Елена Михайловна тоже выступила на этом вечере с поздравлениями и добрыми пожеланиями, заметив, что «…Вернадскому» уготована долгая жизнь. Книгу будут бережно хранить в семьях потомки ныне здравствующих ее героев. Издание, кстати, содержит список участников кругосветок.
Адиль Абдрахманович в тот день услышал в свой адрес много добрых пожеланий на ниве литературы.

 

А. КАЛЬКО.

Фото автора.

Другие статьи этого номера