На всех один танец

Из страны, где солнца свет
Льется с неба жгуч и ярок,
Я привез себе в подарок
Пару звонких кастаньет.
М.А. Волошин. «Кастаньеты».

На всех один танец
В отклике на выступление Айседоры Дункан Максимилиан Александрович утверждал, что «танец—это одно из искусств, позабытых Европой». В статье «О смысле танца» поэт, художник, критик, мыслитель, переводчик и просто редчайшей души человек продолжил разработку поднятой темы. «Это искусство—выше музыки, выше поэзии,—пишет он,—потому что в танце… человек сам становится инструментом».

Может, действительно в Старом Свете до сих пор танец пребывает в забвении, но только не в Севастополе. Наш город знаменит, без преувеличения, узнаваемой хореографической школой, наличием уникальных танцевальных коллективов—как народных, так и профессиональных. Среди них не затерялся ансамбль «Фламенко» (руководитель—Надежда Ханбекова) Балаклавского Центра культуры и досуга.
Может, как уже было сказано выше, в самом деле танец забыт европейцами, что, видимо, коснулось в первую очередь фламенко. Ни в «Словаре русского языка» (в четырех томах!), ни в «Словаре иностранных слов» о нем, простите за тавтологию, ни словечка. Выручил «Советский энциклопедический…» 1982 года издания. Удивительно, но фламенко—«сплав, конгломерат искусств: и исполнительский стиль, и музыка, и песни, и танцы, связанные с южно-испанским искусством».
Спасибо тебе, «Советский энциклопедический…» Без тебя жил бы в темноте, хотя и просветила на этот счет Надежда Ивановна со своими воспитанниками.
В течение веков фламенко несли через горные хребты и континенты цыгане—выходцы из Индии, пока в Испании и Португалии их не остановило море. Остановились они и изумились, что и фламенко, и они сами на новом месте совсем не те, что были в Индии. На всем сказалось совместное проживание сменяющих друг друга поколений народов.
Представители многих из них могут поспорить о принадлежности фламенко. Ведь испанцев не остановил океан. Звон кастаньет подвиг к искусству обитателей и Латинской Америки, и других заморских территорий. С большой долей уверенности можно сказать: сердца многих народов бьются в унисон с фламенко.
Надежду Ханбекову с юности пленили стиль, мелодия, танец, как звон цикад—треск кастаньет. Она познавала фламенко десятилетиями и не упускает случая поучиться в наши дни на семинарах хоть в Москве, хоть в Санкт-Петербурге. Надеждой Ивановной подмечена парадоксальная вещь: учишь искусству фламенко—сама проходишь несравненную школу.
Программу руководимого Надеждой Ивановной ансамбля выпало посмотреть в минувшем году дважды. Потрясение первое—смена канонов. Хореография—дело молодых. Это правда. Она, однако, состоит и в том, что устоявшихся правил не бывает без исключений. Вместо тинейджеров на сцену Балаклавского Центра культуры и досуга вышли женщины зрелого возраста.
Мгновения было достаточно для примирения с данностью. Не один зритель сказал себе: «Почему бы и нет, разве нельзя порадоваться умению, некоей дерзости артистов-любителей обеспечивать таким образом свой активный отдых?..»
Я не первый, у кого глаза округлились при виде личного состава «Фламенко». Чуть позже ведущая солистка ансамбля Лиля Котова рассказала, как приехавший из Севастополя коллектив встретили в Симферополе. Фестиваль проводился во Дворце культуры профсоюзов. При входе наблюдались малые торговые точки почему-то с мужчинами за прилавками. «Вы с танцами к нам? Шутите!» Мужики захлопнули окошки своих киосков, побежали следом: не каждый день такое увидишь! Дождались выхода севастопольцев и покидали зал в диком восторге.
В Балаклаве зрители с опытом уже не замечают возраста артистов «Фламенко», просто наслаждаются их мастерством. Танцевальный возраст и мастерство—кажется, несоединимые вещи. Казалось бы, правило. Но и оно не бывает без исключений. И это второе потрясение.
Еще одна солистка ансамбля, Елена Тихонова, делится:
—Живу танцами с детского сада. Прошла школу Дворца пионеров. Позади—увлечение народными танцами, бальными, классикой. Но фламенко—это вершина красоты движений, темперамент, неподдельная гордость, независимость и женственность, фантастическая музыка, наконец.
На состоявшийся ближе к Новому году второй концерт целенаправленно шел, чтобы утонуть в огненных мелодиях, в вихрях пышных нарядов, ловить перестук подбитых металлом каблучков специальной обуви, треск кастаньет. Мне показалось, что артисты прибавили в мастерстве.
Была и новинка. Вспыхнул экран, чтобы зритель увидел запечатленное еще на черно-белой ленте свидетельство увлечения фламенко знаменитостей мирового уровня. Надо было видеть, как поочередно самозабвенно отбивают дробь грациозные до невозможности юные Софи Лорен, Бриджит Бардо и другие звезды…
Как потом оказалось, состоявшийся на пороге зимы концерт стал своего рода генеральной репетицией перед убытием через неделю-другую на очередной проводимый Международным союзом деятелей эстрадного искусства и некоторыми другими творческими организациями фестиваль-конкурс трех дипломов.
Его участников ожидало высокоавторитетное жюри. Например, пригласили москвича Геннадия Минха—народного артиста России, хореографа, постановщика новой версии «Лебединого озера» П.И. Чайковского. Рядом с Геннадием Васильевичем отвели места москвичке Ларисе Полуниной—хореографу, участнице проекта «Танцуй» на «Первом канале», Андрею Иванову—солисту балета Мариинского театра (Санкт-Петербург), лауреату международных конкурсов артистов балета. В Крым из румынской Констанцы прилетел Олег Годорожа—именитый специалист-хореограф. Какое дело судьям до обстоятельств, не касающихся главного,—результата выступления на высокой сцене.
«Фламенко» насчитывает в своем составе десятки участников. Но в Симферополь поехали, как в знаменитом фильме, «одни старики», то есть наиболее опытные танцовщицы. К представленным уже Елене Тихоновой и Лиле Котовой присоединились Александра Старикова, Елена Афонина, Мария Молокова, Оксана Максина…
—На предыдущий фестиваль,—говорит Надежда Ханбекова,—ездила еще Дарья Никитина. На сей раз она осталась дома по уважительной причине—родила шестого ребенка.
В различных номинациях наши артистки исполнили «Севельяну», испанский танец из балета П.И. Чайковского «Лебединое озеро» и «Кармен-сюиту». Три выступления—и столько же «Гран-при».
Удача? Возможно. Но впереди поставим труд и вдохновение.

На всех один танец

А. КАЛЬКО.
На снимках: ансамбль «Фламенко» (в центре—Н.И. Ханбекова);
моменты выступлений коллектива.
Фото автора.

 

 

 

В тему

Наталия Пац, кандидат медицинских наук:
—Гиподинамический стресс в современном мире сопровождает почти каждого человека, но минимизировать риск для здоровья, связанный с ним, можно, используя различные формы двигательной активности. Не исключение—занятия танцами. Такое время-препровождение даже раз в неделю положительно сказывается на эмоциональном состоянии человека, способствует тренирующему эффекту для сердечно-сосудистой и дыхательной систем, помогает расширить круг знакомых, а главное—способствует социализации, объединяя людей в сообщества по интересам, раскрытию творческого потенциала и многогранному развитию личности, стимулирует приобщение к здоровому образу жизни. Такие систематические тренировки вырабатывают у танцоров выносливость, самообладание, осанку. Эта форма двигательной активности может для определенной категории людей заменить занятия спортом.
Надежда Шаманкова, психолог:
Танец—это эффективный способ побороть хандру, ведь во время движения вырабатываются эндорфины, регулируется уровень серотонина и дофамина в организме, мир насыщается яркими красками. Закрепляя и совершенствуя новые движения, человек становится более уверенным в себе, у него повышается самооценка.

Другие статьи этого номера