Дорога у порога

Дорога у порога

Более столетия назад балаклавские греки добились ли избрания, избрали ли, выдвинули ли на должность градоначальника своего соплеменника. Как бы не представителя из рода Тинали или из рода Цакни. Пусть историки или краеведы нам подскажут, кого именно. Суть не в фамилии. От своего выдвиженца потомственные жители ожидали одного: любой ценой не сдавать «республику рыбаков» курортной публике—той самой, которая уже тучей накрыла соседнюю Ялту и другие местечки Южнобережья. Но градоначальник, не будь дураком, как это в то время наблюдалось, например, в Коктебеле и в других местах, устремленную к бухте долину разбил на участки. Покупатели на них нашлись. Если бы существовала машина времени, то мы стали бы свидетелями первого в истории Балаклавы строительного бума. Сегодня о нем свидетельствуют запущенные, но все еще ласкающие взгляд виллы и дачи «олигархов» того времени: Завадского, Зусмана и даже знаменитого Феликса Юсупова. Жаль, что после Великой Отечественной от виллы Апраксина, кума последнего российского императора, остался лишь фундамент. В наши дни обойдемся без машины времени. Ведь на глазах многих из нас разворачивается новый строительный бум. И, смею сказать, кое-где разворачивается несколько по иному сценарию.

 

Весной 1944-го наши доблестные армия и флот погнали врага на запад по суше и по морю. Остались лишь пленные. Их приобщили к возведению гражданских объектов. Справедливо: сами разрушали—сами хоть маленькую толику и восстанавливайте.
На улице Крестовского отмечаешь здание столовой бывшего завода стройматериалов. Его украшает кроха-мансарда, этакий «скворечник», как ни смотри, не нашей архитектуры. Такие украшения можно увидеть на иллюстрациях сказок братьев Гримм.
Возможно, «скворечник» сложили именно пленные под воздействием ностальгических чувств к родному дому. На этот счет нет достоверных данных. Есть косвенные. Вот дом под номером 19 на улице Солнечной, говорят, построен руками немцев. С виду дом наш, «сталинка», и не наш, с европейским шармом, как и некоторые соседние. Интересно было бы взглянуть на интерьеры его квартир. И в них, возможно, присутствует чужой почерк в планировке комнат, в отделке стен и потолков. Но мы об ином.
Дом—восьмиквартирный. Видно, что жильцов стороной обходили разногласия, по крайней мере острые и непримиримые. У подъездов сообща оборудовали площадку для коллективного отдыха на открытом воздухе. Разве не о былом согласии между живущими в доме людьми это говорит? В подтверждение данного факта можно привести дополнительные примеры. Но в начатом рассказе идем дальше.
Сказано, что в прошлом между соседями не возникали конфликты, острые и непримиримые. Теперь они вспыхнули и полыхают, обжигают жаром неприязни. Сообщество жильцов разделилось на две неравные группы. Разговор между ними перешел на язык официальных документов. Одиннадцатого ноября прошлого года Н.С. Смутина, А.В. Дмитрук, Л.С. Берест, Б.П. Глиняк, В.В. Глиняк, Н.Н. Тышко направили, с их точки зрения, «лидеру большинства» В.В. Пархоменко обращение со словами: «На земельном участке, по данным «Севреестра», относящемся к улице Аксютина, вами, жильцами дома № 19 на улице Солнечной, в феврале 2019 года незаконно установлены фундаментные блоки, ограждение из металлической сетки, скамейки и высажены многолетние растения (это о площадке для коллективного отдыха.—Авт.) в непосредственной близости от границы земельных участков улицы Аксютина, № 4-г, 4-д и 4-ж, предназначенных для ИЖС (индивидуального жилищного строительства)».
Чтобы проложить к указанным строительным площадкам «проход шириной в метр и подъезд шириной в 3,5 метра», предлагалось «прекратить дальнейшее использование территории улицы Аксютина… не по назначению». В итоге выдвигалось требование «осуществить перенос фундаментных блоков, скамеек, ограждения и многолетних насаждений в 30-дневный срок».
Сформировавшееся большинство из одиннадцати человек—собственников и жильцов дома № 19 на улице Солнечной из квартир № 1, 2, 3, 4, 5 и 6—определенной ими лидеру меньшинства из шести человек, Н.С. Смутиной, с ответом не задержалось: «Учитывая большие сомнения в законности получения участков 4-г, 4-д и 6-г, все спорные вопросы, надуманные вами исключительно в ваших собственных интересах, решать в судебном порядке». Коротко и ясно.
В головах сложившегося большинства не укладывалось, как площадка для коллективного отдыха, обустроенная в метрах от подъездов их дома, может относиться к проложенной в десятках метров улице Аксютина, а также как не со стороны улицы Аксютина, а в считанных метрах от окон квартир дома, расположенного на улице Солнечной, прокладывать и проход, и подъезд—по существу, дорогу?
Составление обращения группы меньшинства день в день совпало с выдачей на руки лидеру большинства В.В. Пархоменко представителем «Реала», общества с ограниченной ответственностью,—акта о выносе границ земельного участка в натуру (на местности). За каждый вбитый в асфальт и почву межевой армированный колышек Василий Васильевич, полагаю, с единомышленниками выложил обществу с ограниченной ответственностью (кто выдумал такое название для учреждения?) по тысяче рубликов. Радости мало. Ведь в границы придомовой территории вошли 730 квадратных метров, 400 «квадратов»—под домом. Всего 330 «квадратов» открыты, в том числе и часть улицы. В придомовую территорию даже не вошла куцая площадка для коллективного отдыха, стоившая многих мозолей энтузиастам. Справедливо. Где место для детской площадки и вообще для обслуживания дома?
Эти и некоторые другие вопросы большая часть жильцов дома № 19, что на улице Солнечной, задала главе внутригородского муниципального образования—Балаклавского муниципального округа Е.А. Бабошкину. Ключевые фразы налогоплательщики и (о чем не следует забывать руководителю любого уровня) избиратели из дома № 19 на улице Солнечной сформулировали таким образом: «…Просим вас инициировать пересмотр кадастровой придомовой территории для д. 19 на ул. Солнечной перед департаментом имущественных и земельных отношений Севастополя», а также «инициировать проверку оснований получения участков с кадастровыми номерами 4-г, 4-д, 4-ж, 6-г и 6-ж на улице Аксютина».
Евгений Альбертович сообщил адресатам, что решение земельных вопросов не входит в перечень его полномочий. И своей позиции по ним никак не выразил. Инициировать тоже ничего не стал. Просто направил обращение граждан в департамент по имущественным и земельным отношениям Севастополя с предложением «рассмотреть данный вопрос и проинформировать заявителя в установленный законом срок».
Эта миссия была возложена на заместителя директора упомянутого уже нами департамента—начальника управления земельных отношений Е.П. Миронова. Им письменно было заявлено, что «изменение площади придомовой территории допустимо при установлении факта наличия реестровой ошибки». По утверждению Е.Л. Широкова, она отсутствует, так как участок у дома «сформирован в соответствии с градостроительными нормами и правилами». Правда, границы придомовой территории можно изменить, но «при наличии вступившего в законную силу судебного решения».
Ответ по второму вопросу—туманный: «По вопросу использования территории на улице Аксютина сообщаем, что использование земельных участков ведется не по назначению, за выявленное нарушение законодательством РФ предусмотрена административная ответственность». Читатели, вы что-нибудь поняли? Конкретно: земельные участки 4-г, 4-д, 4-ж, 6-г и 6-ж выделены законно? Да или нет?
Насчет законности освоения участков и начавшейся прокладки к ним дороги и возникают вопросы. «Меньшевики» отказываются предъявить «большевикам» разрешительные документы, как отказали в этом и нашему корреспонденту. «Не покажем,—говорят они своим же соседям.—Вы их будете использовать против нас». Если документы в порядке, как их можно обратить против кого-либо? Пишущему эти строки с широкой улыбкой был дан совет: «Не теряйте времени зря». Вряд ли за этой фразой была скрыта забота о представителе четвертой власти. Скорее всего—издевка.
Предложение большинства жильцов дома № 19 на улице Солнечной, как показали дальнейшие события, не лишено оснований. В пятницу, 8 января, к дому подкатили должностные лица «Горгаза». В момент они остановили землеройную машину. Она тут же скрылась в неизвестном направлении. Бульдозер тут появился без согласования с «Горгазом».
Возможно, также без ведома иных организаций и учреждений, уполномоченных давать разрешение на проведение земляных работ. На Солнечной, у дома № 19, они чреваты оползнями. Не приведи случай, гора поползет на дом хоть завтра, хоть через 10 лет. Тогда найдут тех, кто сегодня смотрел сквозь пальцы на бульдозер у основания горы. Вернее будет пресекать вовремя самодеятельность активных сверх меры людей. Неужели ни о чем не говорит история с расположенным под той же горой в ста метрах многоквартирным домом на улице Новикова? Его защищала противооползневая железобетонная стена. Длительное время ее подпирали рельсы. Их оказалось недостаточно. Недавно за большие деньги они были заменены железобетонными «быками». У 19-го же дома на улице Солнечной уже частично снесена природная защита от возможного несчастья.
Еще аргумент—письмо начальника управления градостроительной политики департамента архитектуры и градостроительства Севастополя Л.А. Акимовой от 13 ноября 2020 года. Ключевая в нем фраза: «Департаментом разрешительная документация на объекты капитального строительства 4-а, 4-б, 4-в, 4-д, 4-ж не выдавалась».
Поневоле мысленно возвращаешься к первому буму застройки Балаклавы, когда ландшафты не уродовали вид, действовали более-менее по правилам. Нынче даже по праздникам долбят скалы, нарезают по холмам террасы, прокладывают по склонам дороги. То ли еще будет! И у дома № 19 на улице Солнечной едва ли не у порогов подъездов появится дорога, на оползнеопасный холм «даванут» виллы. Все возможно, если отдельные чиновники не продемонстрируют собственную позицию по поводу происходящего, если деловые бумаги подернуты туманом.

 

А. КАЛЬКО.

Фото автора.

Другие статьи этого номера