Русский язык в Киеве до штрафа доведет

Русский язык в Киеве  до штрафа доведет

В незалежной вступил в силу драконовский закон: во всех заведениях сферы услуг обслуживание только на госязыке.
В украинском календаре 16 января 2021 года обведено красным фломастером. Еще одна «победа Майдана». С этого дня в магазинах, кафе, метро, на заправках и даже в интернет-магазинах клиентов обязаны обслуживать исключительно на украинской мове.
И никакого русского языка!

 

Ковбаса, хлiб, кава…

С прошлой субботы жизнь в незалежной круто изменилась. Придете в ближайший маркет—спрашивайте не «колбасу, хлеб и кофе», а «ковбасу, хлiб та каву». Иначе рискуете уйти домой с пустой авоськой. Но продавцы, официанты, парикмахеры, таксисты рискуют еще больше. За попытку заговорить с клиентом на русском обещаны доносы, скандалы и штрафы.
Уполномоченный по защите национального языка (есть такой на Украине, под этот закон создана целая госконтора!) Тарас Креминь даже выпустил для этого методичку и попросил присылать доносы на русскоговорящих продавцов или банкиров, рестораторов ему лично.
В методичке прописано: «Сначала попросите работника сферы услуг обслужить вас на государственном (то есть на мове). После обратитесь к руководству учреждения и все фиксируйте на камеру! Записи отправляйте мне!»
Будут ходить по магазинам, трамваям и специальные проверяющие. Если разговор с клиентом на русском случился первый раз, фирма получит предупреждение. За второе нарушение—штраф 5100-6800 гривен (13-18 тысяч рублей), третье—8500-11900 гривен (22-31 тысяча рублей).
Но есть оговорка. Клиент может попросить обслужить его на другом языке. Правда, тут сотни подводных камней и маневров для провокаций. Заговорит клиент на русском, ответишь ему так же, а он запишет твой ответ на камеру и… донос в госконтроль по языку.
Украинцы в комментариях уже разнесли Креминя и новые правила в пух и прах. Предприниматель Роман Гречина написал «языковому инквизитору»:
—Это основная проблема в нашей стране? И поддержать украинский можно, только насильно заставив людей говорить на нём? Я плачу все налоги. Говорю с заказчиками на русском, так как всю жизнь на нём общался. Бывает, заказчик говорит на мове, и я спрашиваю: удобно ли ему, если я продолжу на русском или переключиться на украинский?
Считаю этот закон нарушением моих конституционных прав и полным бредом. Какой следующий этап? Говорить и дома на мове? Или расстрел?

 

«УСТРОЯТ САБОТАЖ»

Сами понимаете, что начнется «свадьба в Малиновке». Бизнесмены примутся через кляузы расправляться друг с другом. А националисты—со всеми, кто, как им кажется, не так любит родину. Пойдут показательные порки и рейды, где силовики и журналисты будут вылавливать официанток, посмевших сказать «здравствуйте» вместо «здоровеньки булы». А карманы бесконечных проверяющих будут полны тоннами взяток. Кто захочет светиться в «расстрельных» списках, чтобы потом под его окнами бритоголовые нацики развернули мини-майдан?
—На всех надзирателей не хватит,—поделился с «КП» известный украинский журналист, больше года отсидевший в СИЗО за статьи о Крыме и высланный в Россию Кирилл Вышинский.—Возможен тихий саботаж. И он будет набирать обороты. На юго-востоке Украины люди не будут особо соблюдать закон. Как покупали молоко, хлеб и масло на русском, так и будут это делать дальше. А на Галичине и так разговаривали на украинском. Но Запад Украины ведь тоже неоднородный. Есть Закарпатье, где в кафе чаще говорят по-венгерски. На всю страну чиновники надавить просто не смогут. Не хватит аппарата.
Но украинизация кафе, заправок и магазинов—это лишь один из этапов. Пусть и самый ощутимый для народа. Следующий удар—уже по чиновникам, прокурорам, судьям, силовикам. Через полгода, с 16 июля 2021-го, им предписано пройти экзамены на знание мовы. Кто их не сдаст—уволят.
—Если понадобится, люди поговорят и на украинском, и на русском. Не думаю, что кому-то придется давать взятку за диктант,—объяснил «КП» Вышинский.—Я человек, выросший в Днепропетровске, владею на хорошем уровне украинским. В нулевые годы прошло исследование. Оказывается, украинский не понимал лишь 1% населения—это жители Севастополя и Крыма. В основном—семьи моряков Черноморского флота. Но и русский не понимали лишь 1-2% украинцев—где-то в районе Карпат. Вся страна хорошо знает и русский, и украинский.
Когда я сидел в Херсоне, меня возили в суды. На официальной части заседания судьи и прокуроры говорили по-украински, а потом снова переходили на русский. Поэтому чиновники легко покажут «языковой инквизиции» знание мовы. Но в обычной жизни будут ее саботировать.

 

ЗЕ И МОВА

Всю эту войну с русским языком развязал еще Петр Порошенко. Весной 2019-го, перед самым уходом с поста президента, он успел подписать закон о поголовной украинизации, растянутый на семь этапов. По нему на мову уже перевели врачей, армию, суды и кино. А с 1 сентября 2020-го—все русские школы. 75% передач на телевидении уже идут на госязыке.
Владимир Зеленский клялся, что прекратит бойню с русским языком. На этих обещаниях он въехал в президентский кабинет. Но… на этом всё. Обещания забыты.
Сам Зеленский с трудом и надрывом, но заговорил на мове. А украинизация при нем пошла еще жестче. Такого даже при Порошенко не наблюдали!
—У нас более 75% людей удобнее говорить на русском,—поделился с «КП» известный киевский политолог Михаил Погребинский.—Я 30 лет занимаюсь опросами общественного мнения. Человека спрашивают: «На каком языке вам удобнее отвечать на вопросы?» Почти 80% говорят: «Мне по-русски, пожалуйста». Но это анонимные исследования, там не записывают фамилию, адрес. Просто люди говорят так, как им удобно. И наш Зеленский, да и Порошенко, и многие другие политики и олигархи на самом деле думают и говорят по-русски.

 

Ждать ли нового бунта?

Если 75% украинцев насильно заставляют говорить на неудобном для них языке, приведет ли это к бунтам и протестам?
—Не будет никаких массовых протестов. Не организован для этого народ,—честно признался политолог Погребинский.—Хорошо организованы у нас только пронацисты. А что касается «мовного» закона, думаю, быстро его не реализуют. У нас, как и в России, суровость законов смягчает необязательность их исполнения. У клиента есть возможность попросить в кафе, чтобы его обслуживали на русском. Конечно, найдется какое-то количество уродов, которые непременно будут писать кляузы, устраивать скандалы и портить людям жизнь. Это будет, я не сомневаюсь. Но, надеюсь, не тотально.
По словам Погребинского, многие украинские националисты сами не знают мову.
—Мне звонил директор последней русской школы в Херсоне,—рассказал политолог.—Все школы украинизировали, там оставалась последняя русскоязычная школа, ее сейчас прессуют. Этот директор написал букварь на украинском. И что-то в нем этих «шпрехенфюреров» разозлило. Прислали ему гневную бумагу. Я видел текст этого письма. Эти «шпрехенфюреры» украинского сами не знают! Там ошибка на ошибке. А прессуют хорошего человека.
Поэтому многие даже русофобские издания в Киеве выходят на русском. Если газету полностью перевести на украинский, она просто разорится и закроется. И еще один показатель, который невозможно подменить. Какие песни ищут в интернете взрослые и молодежь? Эти песни на русском. И с этим «шпрехенфюрерам» ничего не поделать.

 

«КП», № 3, 15.01.21 г.

Другие статьи этого номера