РАДИ ХЕРСОНЕСА

РАДИ ХЕРСОНЕСА

Мне, как и вам, наверное, очень больно видеть, когда конфликтуют между собой хорошие люди. Из-за чего они могут так яростно спорить? Конечно же из-за прекрасных идей либо из-за какого-то конкретного дела. И это нормально, ведь в споре, как известно, рождается истина. Или не рождается… если хорошие люди не умеют находить компромисс и договариваться.

 

Я уже второй год читаю сообщения в соцсетях и статьи в СМИ о реконструкции и обустройстве Херсонеса и прихожу в ступор: так яростно отстаивают совершенно противоположные точки зрения прекрасные люди, разве что кулаки в ход не идут.
Вот один из хороших людей, настоящий патриот Херсонеса, бывший сотрудник музея-заповедника «Херсонес Таврический». Он подает иск, в котором требует сноса конструкций, возведённых рядом с башней Зенона для спектакля «Грифон». Хороший человек—высококлассный реставратор, у него болит душа, когда он наблюдает разрушительное, на его взгляд, вторжение новшеств в древний город, и он пишет письма и обращения в правительство, стоит в одиночных пикетах, публикует критические статьи в соцсетях, дает интервью в СМИ. У него много сторонников среди севастопольцев и СМИ, вот и глубоко болеющее за Херсонес интернет-издание, в котором тоже работают хорошие люди, наши коллеги, постоянно публикует новости о борьбе бывшего сотрудника со товарищи за аутентичность Херсонеса. И за это, наверное, журналистов издания 29 июня не впустили на брифинг, посвященный будущему Херсонеса. Журналисты в ответ вызывают полицию, подают заявления в МВД и прокуратуру о нарушении федерального законодательства о средствах массовой информации. Бой идет не на шутку…
А вот еще один хороший чловек, директор Херсонеса Таврического, подает иск в севастопольский суд против театрального режиссера и хочет привлечь его по статье о защите чести и достоинства за критические публикации в «Фейсбуке». Коренной севастополец, как, впрочем, и многие горожане, категорически против новых металлических конструкций и деревянных тротуаров в Херсонесе, о чем он весьма язвительно высказывается на своей страничке, за что и поплатился.
А директору музея дорожки категорически нравятся: ведь это удобно не только для работников «Херсонеса Таврического» и групп экскурсантов с детьми, но и для маломобильных посетителей. И металлические конструкции, и все начинающиеся постройки, что вызывают возмущение общественников,—это все хорошее, это потом будет нечто нужное и удобное для людей, просто вы пока не знаете, как бы говорит она. Но, поскольку практически никакого диалога с общественниками и обществом нет, администрацию заповедника мало кто поддерживает.
Нет сомнений, что и директор, и наш местный талантливый режиссер—прекрасные люди, сердцем болеющие за музей-заповедник. Но вот… идет война.
Многие против строительства смотровой площадки, с которой будут видны улочки и кварталы древнего города. Против потому, что новый объект, а нового в древнем городе быть не должно!
А вот прекрасная дама, которая не так давно сама работала в «Херсонесе Таврическом», хоть и против «деревянного макинтоша»—дорожек, но считает, что смотровая площадка будет кстати:
«Конечно, люди тревожатся, не будет ли и это сооружение «давить» каким-нибудь пафосом на скромные окружающие руины. Тут, разумеется, просчёт музейной пресс-службы. Эскизы проекта довольно скромной конструкции на насыпном всё же сооружении, не на культурном слое, опубликованы не до, а после скандала, вполне предсказуемого, учитывая прошлый опыт. Вообще сфера «паблик рилейшнс» в музее, считаю, отсутствует. Уровень—нижайший.
Но ведь сама идея обозрения городища с возвышения прекрасна, люди! Чем Херсонес ценен? Не застроена его планировка. Вот его главная достопримечательность, что бы ни говорили об оборонительных стенах, базилике с колоннами и других памятниках, прежде всего интересен Херсонес сохранностью своего древнего плана. А как это объяснить? Как показать во время экскурсии? Ведь Херсонес—это плато. Возвышенностей нет. Разумеется, в сети полно снимков с воздуха—дроны, самолёты, это всё чудесно. Но если вы на городище гуляете, как понять, что такое «система Гипподама»? Да, вал старинной артбатареи не «птичий полёт», но всё же обзор оттуда хорош: видны прямые улицы, их пересечения, слова «гипподамова планировка» становятся яснее да и вид на море оттуда лучший, мне кажется, в мире.
Скажу то, что, возможно, не понравится тем, кто собирается бороться за снос строящейся смотровой площадки: я за то, чтобы она была. Какая? Это другой вопрос. Хотелось бы, чтобы тактично выглядело».
И ведь именно за тактичность преобразований выступают буквально все патриоты Севастополя, для которых Херсонес любим и дорог. В том числе и члены общественной организации «Граждане Херсонеса».
Мне лично очень импонируют методы работы этой организации: они делают конкретные предложения, разрабатывают концепции, работают системно и методично. Заместитель председателя «Граждан Херсонеса» Александр Рыженко ведет сайт, на котором можно ознакомиться с различными вариантами проектов благоустройства заповедника, и все они интересны. Когда я рассматривала некоторые, просто ахала и думала: «Вот же люди талантливые! Но почему про них никто не знает, почему их не приглашают для разработки планов по реконструкции, почему они не являются почетными консультантами и почетными преобразователями Херсонеса?»—настолько с любовью все сделано, настолько продуманы в проектах все мелочи и детали. Тактично! И тут же на сайте читаю ответы на все мои вопросы:
«В бытовой плоскости потребления очевидно, что наличие выбора дает преимущество получить оптимальный результат. Например, из магазина, где на прилавке одна пара обуви, мы, скорее всего, уйдем в другой. Даже если обувь великолепна, необходимо убедиться, сравнив ее с тем, что предлагает другой магазин.
Казалось бы, так же очевидно, что в отношении перспектив развития музея-заповедника «Херсонес Таврический» и определения баланса приоритетов по основным направлениям его жизнедеятельности (реставрации, благоустройства, политики доступа и ограничений, организации мероприятий и т.д.) общество как потребитель получит преимущество и оптимальный результат, если обществу будет предложен выбор. Наглядный в рамках четко определенных критериев, но выбор с тем, чтобы в дальнейшем упредить гарантированные негатив и отторжение, принимаемых кулуарно и не всегда верных решений.
Предвижу, как общественности предлагают возмутиться деятельностью руководства музея-заповедника «Херсонес Таврический». (Почва для возмущения, надо признать, благодатная и неисчерпаемая, что, видимо, в таком виде устраивает оппонирующие стороны). Одна сторона имеет возможность и ресурс, почти не озираясь, продвигать и навязывать свой интерес, другая имеет постоянный повод для возмущения и возможность противопоставлять себя в качестве недовольных экспертов.
Чувство возмущения—это ощущение несогласия, непринятия ситуации, желание все изменить и подстроить под свой сценарий. Это желание, чтобы было все так, как «я хочу». Все мы понимаем, что нельзя в нашем сложном мире прожить без социального взаимодействия. Но строить это социальное взаимодействие можно по-разному…
Занимаясь проблематикой музея заповедника «Херсонес Таврический» с 2012 года, мы последовательно озвучиваем свою позицию в публикациях, обращенных к общественности, и фиксировали ее в обращениях к руководству музея-заповедника. Также предпринимали попытки убеждения возмущенных экспертов отказаться от акцента на личных вкусовых предпочтениях и ковыряния в спорных частностях, определив суть проблемы точкой сплочения общих усилий, с тем чтобы наглядный конкурс концепций развития заповедника получил максимально широкую поддержку!
Позиция музея-заповедника в силу очевидных причин и мотивов неизменна: им конкурс не нужен, у них всегда всё хорошо.
Обществу—нужен, но общество неспособно настоять. Возмущенные эксперты продолжат цепляться к скамейкам, площадкам, табличкам, мечтая о членстве в комиссиях… Их аргумент: нарушение аутентичности облика объекта наследия, хотя любой элемент благоустройства, даже самый незначительный, является вторжением в аутентичность, вопрос лишь в деликатности и тактичности этого вторжения, то есть дискуссионный выбор из вариантов».
Ну вот же, все совершенно верно озвучено! Нужен конкурс концепций. А что нужно, чтобы таковой конкурс состоялся?
Ответ очевиден: понять всем и каждому, что врагов Херсонеса среди нас нет, мы все за него болеем и хотим для нашего древнего сокровища только добра и процветания. И ради Херсонеса мы должны сделать все, чтобы договориться, чтобы вернуть мир между его защитниками.
Переписываться с помощью официальных писем и жалоб, судебных исков—это крайняя мера, когда мы сто раз обговорили и не пришли к компромиссу или общему решению. Почему патриоты Херсонеса до сих пор не встретились все вместе, я не знаю, но кажется, что наступило время забыть все распри и сделать это. Почему-то мне думается, что, поговорив по душам друг с другом, мы найдем общий язык. Ведь мы любим Херсонес и ради этой любви сможем услышать другую точку зрения. И сможем убедить руководство заповедника, что конкурс нужен, связь с общественностью нужна, а руководство, уверена, с удовольствием поделится с нами планами и предложит их обсудить. Нужно заключить мир и срочно!
И давайте организуем хороший конкурс концепций развития Херсонеса. Севастопольцы этого очень ждут.
Так кто и где нас всех соберет воедино и будет собирать на регулярной основе?

 

Г. Лучкина.

Фото И. Лучкина.

 

 P.S. На снимке—счастливый человек, которому точно дорожки в Херсонесе нужны, а может, спецколяски либо другие приспособления, которые бы по камням ездили, как по дорожкам? И это тоже можно обсудить при встрече!

Другие статьи этого номера