А может быть, ворона?

Композитор Григорий Гладков—о том, как рождались знаменитые советские мультики

А может быть, ворона?«Как-то Александр Татарский услышал монтаж речи Ленина: монтажёр то ускорял, то замедлял запись, на которой Ильич говорил то мультяшным, то нормальным голосом. Так Ленин натолкнул мультипликатора на идею использовать этот приём и в «Пластилиновой вороне»,—рассказал «АиФ» композитор Григорий Гладков.

А может быть, ворона?КАК ОСТЕР УСПЕНСКОМУ ПОМОГ

Сорок лет назад состоялась премьера «Пластилиновой вороны»—это был мульт-фильм-альманах Александра Татарского, состоящий из трёх сюжетов. Говорят, что после того, как дети увидели на экране вылепливающихся из бесформенных комков ворон, собак, коров и дворников, в советских магазинах был раскуплен весь запас пластилина.
—Моя мама была заведующей детскими яслями, поэтому у нас в доме было огромное количество детских книжек со стихами, рисунками, куча пластинок с детской музыкой,—вспоминает композитор Григорий Гладков, написавший музыку к этому и десяткам других мультфильмов.—Я рано начал помогать ей, играл на баяне на утренниках, сочинял мелодии. Как-то, будучи постарше, поехал из Ленинграда в Коктебель отдыхать «дикарём». Сидел на пляже, пел девчонкам песни: «Коробки с карандашами», «Если видишь на картине…», «Мистер Жук», а мимо проходили Александр Татарский и Игорь Ковалёв. Они подсели, послушали, а потом говорят: «По всем твоим песням можно сделать мультфильмы!» Мы порадовались друг за друга, и… я уехал в Ленинград, они—в Киев, где тогда жили. Но Татарский и Ковалёв оказались упорными, они меня дожали, и я записал им несколько песен. По одной из них «Если видишь на картине…») решили делать мультфильм. В то время Татарский и Ковалёв работали простыми мультипликаторами на студии документальных фильмов в Киеве. Сделать самостоятельный фильм им светило не скоро. Поэтому Татарский и Ковалёв соорудили самодельный мультстанок из рентгеновского аппарата, привинченного к кровати. Этот мультик стал первым сюжетом «Пластилиновой вороны».
А потом случилась судьбоносная встреча с Успенским. Эдуард Николаевич тогда был консультантом в мультобъединении «Экран», он-то и пригласил киевлян в Москву сделать 10-минутный мультфильм. Татарский предложил снять три части из песен. Вызвали меня из Ленинграда. Первой частью трилогии стал фильм «Если видишь на картине…», второй—«Игра», а третьей—«Пластилиновая ворона». Для последней части Татарский попросил Успенского переделать стихотворение «Один слонёнок, а может, не слонёнок…» Эдуард Николаевич переложил его на басню Крылова «Ворона и Лисица».
Фраза «А может…»—это фирменный приёмчик Успенского, он его называл «монолог двоечника»: когда ученик не выучил урок, стоит у доски и пытается попасть пальцем в небо, отвечая на вопрос учителя: «А может, это, а может, то…»
А финал «Вороны» (это мало кто знает) придумал Григорий Остер: «Не стойте и не прыгайте, не пойте, не пляшите там, где идёт строительство или подвешен груз».
Не менее любопытна и история озвучания этого мультика. В Государственном доме радиовещания и записи Татарский услышал, как кто-то монтировал запись Ленина: голос Ильича то шёл нормальным тембром, то убыстрялся—для этого монтажёр наклеивал на валик изоленту. Этот приём называется «забуратинить». Его впервые применили, когда записывали радиоспектакль о Буратино. На пластинке Буратино пел высоким голосом именно благодаря изоленте. Эту технологию использовали и в «Вороне».
Ещё одной фишкой «Вороны» стало то, что на экране появлялись не статичные фигурки из пластилина—они как бы вылепливались из куска. На самом деле, например, уже готовая фигурка вороны ломалась по кадрам, потом плёнку запускали реверсом, и казалось, что ворону вылепливают, а не ломают.

КАК РЯЗАНОВ «ВОРОНУ» ПРОБИВАЛ

Несмотря на новаторские технологии и весёлую музыку, мультфильм получил клеймо «Идеологически безыдейный». Только счастливый случай, а также Эльдар Рязанов помогли «Пластилиновой вороне» появиться на экранах советских телевизоров.
—После того как работа была завершена, пошли худсоветы и сложности с цензурой. Была такая редактор—Елена Яковлевна Черницкая, настоящая злодейка. Она как резаная кричала на весь коридор: «Самозванцы объявились у нас в «Останкино»! От одного, Сергея Никитина (автора музыки к мультфильму «Большой секрет для маленькой компании»), не можем очухаться, так появился ещё один—Гладков! Пусть у костра поёт, а не в «Останкино»!» Песню «Если видишь на картине…» хотели зарубить потому, что её спел я сам. К тому же я не был членом Союза композиторов. А в то время если ты не член Союза композиторов, то не имеешь права писать музыку к спектаклям,’ фильмам, мультфильмам. А членом Союза композиторов можно было стать… если ты напишешь успешную музыку к спектаклям, фильмам, мультфильмам. Замкнутый круг!
К счастью, с нами был Эдуард Успенский, которого боялись и чиновники, и цензоры. Худсоветы мы прошли. Но мультфильм на полку всё же положили. По счастливой случайности его посмотрела редактор «Кинопанорамы», которую тогда вёл Эльдар Рязанов. Она показала «Ворону» Эльдару Александровичу. И Рязанов решил его с полки достать. А для, так скажем, дополнительной «легализации» Татарский и Ковалёв вылепили ещё и пластилинового Рязанова. Получилось так: в кадре сидел настоящий Эльдар Александрович, а рядом из куска пластилина вылепливался ещё один Рязанов.
После выхода этих трёх частей на экраны страны успех был ошеломительным. Больше всего—у песни «А может быть, ворона». Нам сказали: «Давайте продолжать в этом же духе!» Так возникла идея мультфильма «Падал прошлогодний снег».

КАК ДВОРНИК ЧУТЬ ЛЕНИНЫМ НЕ СТАЛ

Мультфильму «Падал прошлогодний снег» также пришлось пройти через невероятно сложный допуск цензуры. Чиновники отказывались утверждать историю про «русского мужика, похожего на беспросветного дурака». Тогда Татарский сказал, что будет вместо мультфильма о русском мужике снимать мультфильм о… Ленине. Из двух зол цензура выбрала первый вариант.
—Главным героем назначили дворника из «Пластилиновой вороны». Это, можно сказать, мультфильм о его прошлой жизни: когда-то он был деревенским, а потом уехал в город и стал дворником.
Название «Падал прошлогодний снег» придумал Александр Татарский. Есть моя песня на стихи Александра Кушнера «Падал снег», к ней Саша просто добавил слово «прошлогодний». Кстати, одна девочка разгадала секрет этого определения. В письме она написала, что прошлогодний снег—это снег, который летит по воздуху 31 декабря и в 12 ночи падает на землю. Получается, что в эти несколько мгновений Нового года на землю падает прошлогодний снег.
Когда Саша заказывал мне финальную мелодию для «Снега», он сказал: «Мультфильм будет весёлым, смешным, а вот мелодия в конце должна быть очень грустной». И добавил: «Такой, под которую нас с тобой будут хоронить». И я придумал томительную, щемящую музыку. Она прозвучала в «Снеге». И под неё Сашу похоронили…
Александр Татарский мечтал сделать продолжение «Снега»—мультфильм про Дедов Морозов. Думал рассказать детям о том, как встречают Новый год в разных странах мира. Даже начал работу над мультфильмом, но не успел закончить. Сам Саша долгое время собирал Дедов Морозов. После его кончины мы каждый год делаем выставку «Дети разных Морозов», где можно увидеть коллекцию Александра Татарского.

В. ОБЕРЕМКО.
(«АиФ», № 33, август 2021 г.).

 

Другие статьи этого номера