И дольше века…

И дольше века...19 сентября—110 лет со дня рождения Михаила Андрониковича КРАСТЕЛЁВА, участника боевых действий на Балтике в годы Финской (1939-1940 гг.) и Великой Отечественной (1941-1945 гг.) войн, вице-адмирала, кандидата технических наук, профессора, начальника Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища в 1956-1971 годы.

 

Так уж вышло по жизни и не единожды было доказано, что Михаил Крастелев в любых условиях шел впереди, брал ответственность на себя. Несколько поколений севастопольских курсантов, настоящих подводников, рассказывали истории, которые происходили с любимым вице-адмиралом в разные годы. Так, в самом начале войны на ПЛ-3, которая вышла на Балтике на первую постановку мин, рулевой, находясь на глубине 90 метров, вдруг обнаружил, что подводная лодка не слушается рулей, не меняет глубины погружения, а это означало, что вышел из строя привод горизонтальных рулей. Надо принимать экстренное решение.
Командир корабля вызвал инженер-механика М. Крастелева, ремонт предстояло провести в кормовой балластной цистерне. И было понятно каждому: если рядом в этот момент появятся катера-охотники, лодка уйдет под воду вместе с механиком и его помощником. «О нас не беспокойтесь»,—сказал, спускаясь в цистерну механик Крастелев, мельком взглянув на огромное зарево горящей Либавы и своего помощника Александра Мочалина. Заранее ими был заготовлен болт, который нужно было поставить вместо сломавшегося. Задание было выполнено, и привод руля исправлен. Механик на деле доказал, что знает свою лодку досконально.
Через много лет командир корабля П.Д. Грищенко описал эту ситуацию в статье «Схватка под водой», опубликованную в «Летописи Великой Отечественной». В ней была придана гласности всего одна схватка под водой, а сколько их было в жизни ветерана-подводника, прошедшего две войны, не счесть. Фронтовик М.А. Крастелев не любил рассказывать о своих подвигах, разве что по очень настоятельной просьбе. И награды на его груди (16 государственных отличий) красовались редко, чаще—орденская планка. Впрочем, за годы Великой Отечественной войны ни один механик подводных лодок не стал Героем Советского Союза. Такие были времена.
Имя Михаила Крастелева особенно хорошо знакомо тем, кто в разные годы получал образование на особо секретном в те годы объекте, которое вошло в историю Севастополя по названию места прописки в бухте Голландия. Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище (СВВМИУ) было для Михаила Андрониковича сутью и смыслом всей его жизни.
В год назначения начальником училища там отсутствовала лабораторная база, проблемы были на каждом шагу. Здесь и пригодился боевой, военный и научный опыт для становления учебного процесса, который и были положены в основу деятельности нового руководителя. С его приходом в училище начался период интенсивной реконструкции.
Личная военно-морская биография М.А. Крастелева началась с его поступления в военно-морское училище имени Дзержинского в Ленинграде, которое он, паренек из волжского городка Камышина, окончил перед началом войны в 1939 году. После войны он преподавал на кафедре теории и устройства подводных лодок, а после окончания адъюнктуры был назначен старшим преподавателем в военно-морское училище в г. Пушкине. Через год М.А. Крастелев возглавил кафедру в этом училище.
В 1950 году Крастелев защитил кандидатскую диссертацию по проблемам живучести и уже через год построил действующий комплекс в борьбе за живучесть, в создание которого мало кто верил. Впрочем, многие тогда мало верили и в то, что можно создать военно-морское инженерное училище в Севастополе. Для воплощения этой идеи на южном рубеже страны требовались решительные и смелые люди, такие как Михаил Андроникович.
Ветераны, работающие в свое время с М.А. Крастелевым, вспоминают, что страсть созидания всегда жила в этом человеке. Так, в первые годы работы в Севастополе он запросил на Черноморском флоте в качестве учебного пособия одну из подводных лодок, которая подлежала утилизации. Лодку вычистили, разрезали на несколько частей и перевезли в училище. На создаваемой кафедре живучести пригодилась труба от линкора «Севастополь», которую использовали в качестве шахты для подпора воды при отработке задачи выхода из аварийной подводной лодки.
Михаил Андроникович много времени уделял строительству училища. В первые годы не хватало помещений, нужно было решать проблемы с размещением и питанием курсантов. Срочно достраивалось правое крыло громадного здания. С помощью Арчила Геловани, заместителя командующего ЧФ по строительству и расквартированию войск, были разработаны проекты достройки правого крыла, завершалось строительство средней части здания, где должен находиться долгожданный курсантский клуб. Столовая была размещена там, где позднее начнут работу читальный зал и прекрасная библиотека.
Величественное здание училища (ныне одно из крупнейших зданий Европы, где преподаватели, перемещаясь на занятия из одного крыла здания в другое, выходили за 15 минут до начала лекции) расположено на склоне живописного холма. Для защиты от ливней во времена Крастелева была разработана и установлена на склоне система ливневой защиты из бетонных укреплений, которая и сегодня надежно охраняет конструкцию здания.
Разностороння инженерная деятельность Крастелева находила приложение во всех его планах строительства и ремонта зданий, развития инженерных систем, создания учебных лабораторий и мастерских со станками, сварочными аппаратами, устройствами для практических занятий курсантов. Инженер-механик Крастелев был убежден, что трудовые навыки, освоение приемов ремонта—все это в будущем пригодится курсантам в их службе так же, как и ему самому во время службы пригодилась его рабочая закалка на подводных лодках.
Однако организационные дела, технические планы, хозяйственные заботы никогда не затмевали интереса к науке. Много времени уделял начальник училища качеству преподавания, созданию учебной литературы. Так, первый учебник по живучести подводных лодок был написан еще в 1942 году, второй создан Крастелевым в соавторстве с преподавателями Первушкиным и Кружаловым.
Михаил Андроникович—автор более 40 научных трудов и изобретений. Впрочем, правы те, кто говорит, что талантливый человек талантлив во всем. Те, кто бывал в доме Крастелевых в Ленинграде, рассказывали, что в комнате, которую они снимали на Мойке, стояло пианино «Красный Октябрь». Музыке вице-адмирал не учился, но играть очень любил, и в его биографии зафиксирован факт, когда совместно с композитором Л. Ошаниным они написали песню «Россия», а родственники хранят музыкальный альбом с записями творчества Крастелева-исполнителя на юбилее по случаю выхода в отставку.
Квартира в поселке Голландия, где жила семья Крастелевых, располагалась в непосредственной близости от училища, так что все свое свободное время Михаил Андроникович проводил на рабочем месте. И даже после того, как перестал командовать училищем, он продолжал работу на кафедре теории, устройства и живучести корабля в качестве преподавателя, вел большую общественную работу в ветеранской организации Нахимовского района.
В одной из его служебных характеристик написано: «Много работает над собой и с личным составом… Любит учить людей». Вот таким он был, педагогом от бога, негромким, высокоответственным, знающим свое дело и преданным ему.
Автору многих статей о М.А. Крастелеве, кандидату технических наук, выпускнику СВВМИУ 1974 года В.Ю. Кущеву в свое время довелось познакомиться с архивом вице-адмирала. В одном из писем, написанном другом, военврачом с подводной лодки по случаю юбилея Победы, можно прочесть такие слова: «Должен тебе сказать большое спасибо не только я, но и весь экипаж подводной лодки, что мы живы и видим белый свет и можем встречаться друг с другом. Было бы справедливо, чтобы за Победу ты получил самую высокую награду Родины».
Нам уже не спросить Михаила Андрониковича, что для него было бы самой великой наградой. Его не стало 25 января 1988 года. На деньги, собранные выпускниками СВВМИУ, в 2009 году был установлен памятник, а в 2021 году благодаря стараниям ветеранской организации «Севастопольская Голландия» принято решение о присвоении имени вице-адмирала Крастелева курсантскому скверу в Голландии.
Память о замечательном человеке Михаиле Андрониковиче Крастелеве жива. Хранить ее и беречь—и есть нравственный долг новых поколений.

 

И. Катвалюк.

Другие статьи этого номера