Севастополь станет центром яхтенного туризма

Севастополь станет центром яхтенного туризма

Премьер-министр Михаил Мишустин утвердил концепцию развития яхтенного туризма в России на период до 2030 года. Реализация мер позволит развеять миф о премиальности яхтенного туризма и сформировать доступные предложения для путешественников. Предполагается, что в стране в большом количестве появятся яхтенные порты с развитыми территориями. Севастополь в документе называется в числе «центров яхтенного туризма», а развитие Балаклавской бухты— «ключевым проектом». В целом на сегодняшний день яхтенный туризм в стране находится в стадии развития, но имеет большой потенциал.

«К центрам яхтенного туризма можно отнести Краснодарский край, Севастополь, Крым, Москву, Санкт-Петербург, Калининградскую, Ростовскую, Архангельскую области, Татарстан, ряд приморских городов,—говорится в документе.—В Ленинградской области расположено 70 причальных конструкций. На территории Черного и Азовского морей находится до 300 объектов, обеспечивающих стоянку маломерных судов».
Согласно концепции, ключевым проектом развития Севастополя является проект «Комплексное гражданское развитие района Балаклавской бухты как международного центра туризма», включающее создание марины и сопутствующей инфраструктуры, благоустройство набережной и прилегающих территорий. Всего в Севастополе и Балаклавской бухте насчитывается восемь баз на 800 судов длиной до 40 метров, «реконструированные и оборудованные до уровня современных марин».
Как сообщала «Слава Севастополя», в мае текущего года эксперты Главгосэкспертизы выдали положительное заключение на создание яхтенной марины в Балаклавской бухте. Расположиться в новом порту смогут около 600 судов. Проект яхтенной марины будет реализован за счет средств федерального бюджета в рамках ФЦП, а также региональных целевых бюджетных средств Севастополя. Стоимость работ городские власти ранее оценивали в 7 млрд рублей, еще около 14 млрд рублей планируется привлечь в виде инвестиций в инфраструктуру.
В Балаклавской бухте планируется построить причалы и пирсы для специальных, служебных, гостевых и резидентных маломерных судов и яхт, судоремонтный док. Предусмотрена реконструкция административного здания. На берегах бухты появятся благоустроенные общественные пространства, а на реконструированной набережной Назукина откроется участок морского пункта пропуска через госграницу России.
В общем, проект масштабный. И к его реализации планируется приступить в ближайшее время. По крайней мере, в мае текущего года губернатор региона Михаил Развожаев заявил, что первая часть проекта—реконструкция набережной—начнется после туристического сезона.
Эксперты считают, что принятие концепции развития яхтенного туризма—отличная новость, а направление—перспективное. Вот только предстоит сделать очень многое, практически начиная все «с нуля», так как в этой сфере все сложно: сейчас нет ни инфраструктуры, ни флота, ни соответствующей законодательной базы. Но важно, что в документе прописаны основные понятия, начали приниматься какие-то правила и национальные стандарты. Например, появились четкие определения, что такое акватория, тайм-чартер (договор фрахтования судна вместе с экипажем на время), яхта и каким должно быть маломерное судно.
Всего в России более 2,8 млн рек общей протяженностью 12,4 млн километров. Имеется 67 морских портов, часть из которых может быть использована для яхтенного туризма, а также протяженная береговая полоса. По данным на 2021 год, в нашей стране зарегистрировано более 1,5 млн маломерных судов. В общем, потенциал огромный.
«Яхтенный туризм в России находится в стадии развития, имея огромный потенциал экстенсивного развития за счет природно-климатических, трудовых и материально-технических ресурсов страны»,—говорится в документе. Есть в концепции также данные о том, насколько яхтенный туризм развит в других странах.
В частности, в Италии действует 114 марин (яхтенных портов), в Греции—241, в Испании—329. Опыт ряда стран показывает, что яхтенный туризм при соответствующем уровне развития вносит значительный вклад в национальную экономику. Например, в Турции доход от этой сферы деятельности приносит в бюджет приличную сумму—25% от всей сферы туризма. Востребованными являются проекты по созданию тематических музеев на судах. Например, историческое судно «Великобритания», стоящее в г. Бристоль, ежегодно посещают 125 тысяч туристов.
«Международный опыт яхтенного туризма включает также мероприятия, стимулирующие увеличение устойчивости яхтенного туризма путем уменьшения прямого сброса отходов в море»,—говорится в концепции.
Кроме того, мировой опыт строительства марин показывает, что они становятся ключевым градообразующим объектом береговой зоны. Территория становится центром притяжения для туристов, поэтому она развивается, строятся гостиницы, рестораны и курортное жилье. Яхтенный порт требует инженерно-технического и транспортного обслуживания, что приводит к развитию инженерной инфраструктуры и дорожно-транспортной сети.
Предполагается, что до 2024 года будет разработана «дорожная карта» по развитию яхтенного туризма в России, а к 2030 году уже к нам начнут приезжать туристы со всего мира, а не наоборот. Между прочим, яхтенный туризм должен быть доступен для туристов с различным уровнем доходов. По крайней мере, согласно концепции.

Анна БРЫГИНА.
Фото Владимира Докина.

Кстати

Губернатор Севастополя Михаил Развожаев распорядился определить площадки для рыбаков-любителей под причалы для лодок из числа неиспользуемых локаций портовой инфраструктуры города. Он подчеркнул, что севастопольские рыболовы-любители—это «достаточно большая группа людей» и существующая проблема требует решения. Поручение Развожаев адресовал главе департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Севастополя Павлу Иено. Ранее глава города отмечал, что он является «хорошим специалистом» с особым знанием морского дела и всего, что касается портовой инфраструктуры».

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера