Как Киев узнаёт о посещении Крыма россиянами

Возвращение домой, или Не ждали...

Киев продолжает едва ли не ежедневно пополнять «черный список» тех, кому запрещен въезд в страну из-за посещения Крыма. До сих пор не было четкого объяснения, как украинские пограничники узнают о въезде на территорию российского полуострова, при том, что приезжающие попадают сюда без штампа в паспорте. Разобраться в происходящем попытались «Известия».

«Пробив» по тарифу

Массово запрещать россиянам въезд на территорию Украины начали в мае 2017 года. Тогда в «черный список» внесли сразу 40 деятелей культуры России из-за посещения Крыма, который киевские власти называют «временно оккупированная территория». Помимо полуострова в список «запрещенных для посещения» мест Украина внесла и Донбасс.
До этого подобные запреты вводились выборочно и в основном в отношении публичных персон: в апреле 2017 года на украинской станции Конотоп с поезда сняли певицу Лолиту Милявскую и депортировали из-за того, что в 2015-м она посещала Керчь. С тех пор для деятелей культуры Киев создал особый «черный список». Сейчас в перечне, опубликованном на сайте украинского Минкульта, уже 208 фамилий.
С 2017 года власти Украины начали ограничивать въезд в страну и для непубличных граждан РФ, если выяснялось, что после возвращения Крыма в состав России они прибывали на полуостров не через погранпереходы в Херсонской области. Примечательно, что попасть в регион с украинской стороны невозможно. Он открыт только для посещения родственников или при наличии собственности.
В отличие от «черного списка» Минкульта, для обычных россиян публичного перечня невъездных нет. Но такой список, безусловно, существует, подтвердил в марте 2020 года так называемый «прокурор Автономной Республики Крым» (украинские власти продолжают назначать госслужащих в регионе) Игорь Поночовный.
—Информация, которой располагают «прокуратура автономии» и «главное управление Службы безопасности Украины в АР Крым», в отношении лиц, которые нарушали порядок въезда на временно оккупированную территорию полуострова Крым и выезда с нее, будет систематизирована в своеобразном реестре, что даст возможность оперативно реагировать на попытки нарушителей попасть в Украину,—заявил Поночовный.
Как сообщается на сайте госпогранслужбы Украины, в 2017 году из-за посещения Крыма было отказано во въезде 1,5 тыс. иностранных граждан. В дальнейшем подробной статистики ведомство не выкладывало, однако в январе 2020-го его представитель Андрей Демченко заявил о том, что из-за возможного посещения региона «на контроле» находятся более 4000 человек.
—Отказ во въезде в Украину касается иностранцев, а граждан Украины привлекают к административной ответственности,—отметил Демченко.
Потенциальным источником данных может выступать инфраструктура операторов сотовой связи, заявил «Известиям» руководитель департамента информационно-аналитических исследований компании T.Hunter Игорь Бедеров. Хотя данными на этот счет эксперт не располагает. Наиболее вероятными он считает другие каналы. А именно: базы данных «Рубеж» и «Магистраль». Первая, пояснил собеседник «Известий», собирает данные о перемещениях россиян по стране, вторая—за ее пределами.
—Известно, что такие базы данных на регулярной основе продаются в ряд коммерческих сервисов. К ним можно подключиться по вменяемой цене,—говорит эксперт.
Предложения доступа к госбазам, таким как «Рубеж» или «Магистраль», в сети встречаются достаточно часто, говорит основатель сервиса разведки утечек данных и мониторинга даркнета DLBI Ашот Оганесян. По его словам, на любом форуме «пробивщиков» можно найти 3-5 продавцов.
—«Пробив» по этим базам тарифицируется по запросам, стоимость которых по «Магистрали» составляет 1300-1700 рублей, а по «Рубежу»—от 1700 до 2800 рублей. Столь невысокая цена связана с большим предложением—доступ к этим базам имеют практически все сотрудники правоохранительных органов.
Тем не менее «пробив» по этим транспортным базам, считает эксперт,—вполне применимый источник данных для регулярного мониторинга перемещения россиян. Он отмечает также, что еще одним инструментом может выступать и покупка геолокации телефона. Однако она стоит значительно дороже—свыше 30 тыс. рублей.
Перепродажа баз данных с персональной личной информацией активно развита во всем мире, утверждает источник «Известий», знакомый с ситуацией. По его словам, это актуально и для ЕГИС ОТБ—единой государственной информационной системы, оператором которой является Минтранс. Авиакомпании, согласно федеральному закону «О транспортной безопасности», при оформлении, бронировании билета и формировании списка пассажиров обязаны передавать в ЕГИС ОТБ персональные данные пассажиров: Ф.И.О., дату рождения, вид и номер документа, удостоверяющего личность, пункт отправления и назначения, дату поездки, пол и гражданство.
Игорь Бедеров с утечками или массовой продажей данных из ЕГИС ОТБ не сталкивался. Хотя разовые «пробивы» информации через эту систему специалист всё же считает возможными. Однако сильного влияния на установление личности посещающих Крым граждан они оказывать не должны, уверен он.
А вот замгендиректора по науке и развитию компании ИВК Валерий Андреев считает наиболее вероятным каналом информации программу бронирования билетов Sabre, которой пользуются большинство российских авиаперевозчиков.
—Это достаточно старая система не российского производства, с еще досовским интерфейсом, построенная на старых протоколах обмена. Но она абсолютно функциональна. Велика вероятность, что за время ее существования хакеры нашли в ней множество лазеек и пользуются ими,—говорит он.
Ашот Оганесян не сталкивался с попытками продажи доступа к Sabre, однако он уверен, что при необходимости получить его можно.
—Потенциально каналом утечки может быть часть крымской инфраструктуры, которую еще не успели модернизировать или заменить. Но, правда, если какая-то информация таким образом и уходит, ее вряд ли передают Украине,—добавил Валерий Андреев.
Штампов о пересечении административной границы между регионами РФ нет, потому в загранпаспортах граждан России нет и отметок о посещении Крыма. Однако если россияне прибывают в республику из иностранных портов (например из Сирии, признавшей Крым частью России), то в загранпаспорт ставится отметка о пересечении госграницы в крымском пункте пропуска—чаще всего это порт Керчь.
В июле 2021 года госпогранслужба Украины отказала во въезде пятерым гражданам РФ, прибывшим в порт Николаева. У всех пятерых моряков имелись штампы из Керчи.
Но у подавляющего большинства россиян каких-либо отметок о визите на полуостров нет. Ранее СМИ допускали, что за сливом данных граждан, посетивших Крым, могут стоять недобросовестные сотрудники силовых органов либо агрегаторы по поиску авиабилетов и/или съему жилья в регионе.
Однако высокопоставленные источники «Известий» обе эти версии опровергли.
—Всё очень просто. Никаких теорий заговора или передачи данных по закрытым базам. Просто на Украине есть специальные люди, которые собирают информацию из открытых источников—соцсетей. Люди, в основном публичные, приезжают в Крым, светятся в Facebook: выкладывают фото, ставят геотеги на постах, об этом пишут СМИ. Так и появляется информация,—рассказал один из источников «Известий».
Непубличные люди также могут попасть в «черный список», если ведут активную социальную жизнь, уточнил другой собеседник редакции. Но тут шансов чуть меньше.
Украинская полиция централизованно занимается сбором данных россиян из соцсетей не первый год, у нее есть специализированные программы, методики, считает Игорь Бедеров. При этом, по его словам, полиции помогает масса добровольных помощников и волонтеров.
Такая практика, отметил эксперт,—во многом «заслуга» бывшего замминистра информационной политики Украины Дмитрия Золотухина, занимавшего этот пост в 2017-2019 годах. По словам Игоря Бедерова, именно Золотухин отвечал за налаживание института мониторинга и контроля открытых источников информации.
—В принципе, для современных правоохранительных органов анализ открытых данных—важное и нужное направление, которое, кстати, активно развивается на Западе,—подчеркнул эксперт.
По его мнению, в арсенале украинских правоохранителей, судя по всему, имеется специальный софт, который может анализировать контент соцсетей. Посты, фотографии, видеоролики можно также сортировать по месту их создания: если они сгенерированы на полуострове, это станет поводом обратить на них внимание, отмечает эксперт.
Ориентироваться в этом объеме информации, пояснил Игорь Бедеров, помогают системы анализа больших данных: например Maltego или IBM i2. Они позволяют свести сведения о человеке из разнородных источников и его перемещениях (например, из записей в Twitter, социальных сетях, на форумах в интернете) в единое целое.
Кроме того, помогать украинской стороне могут и приложения на смартфонах: например Facebook, фиксирующий геолокации пользователя. Но о том, какую долю этих сведений сервис может передавать, к примеру, американскому Агентству национальной безопасности, а те, в свою очередь—Службе безопасности Украины, судить трудно, рассуждает эксперт.
Российский эксперт в области информационной безопасности Георгий Мазохин всё же склоняется к тому, что Украина отслеживает данные о посещении Крыма через соцсети. По его словам, фотографии могут содержать данные (EXIF), координаты места, где сделан снимок.
—Даже если таких данных у снимка нет, можно вычислить местоположение через детали местности; это технически несложно рассчитать на основе рельефа, времени дня, по освещенности, зданиям, которые окружают. В этом нет ничего сверхъестественного,—пояснил эксперт «Известиям».
При этом, подчеркнул Мазохин, просматриваться могут даже закрытые профили в соцсетях. Другой вопрос: насколько это действительно необходимо при рассмотрении каждого отдельного случая?
Для просмотра соцсетей и выявления контента из Крыма украинская сторона может использовать нейросети, уточнил исследователь в области безопасности и криминалист Дмитрий Борощук.
«Разведку» можно провести и исходя из содержимого самой фотографии, подтвердил он. То есть на фоне всегда есть что-то, что можно идентифицировать даже обычным поисковиком, если разделить фото на сегменты и пытаться обнаружить отдельные объекты—рельеф местности или особые здания.
—Когда пользователи делают фотографию на телефон, у многих по умолчанию стоит определение местоположения. Это происходит с помощью внутренних сервисов Google, если говорить об устройствах на платформе Android, и iCloud, если говорить об Apple. Так что, если геометку не выставить в социальных сетях, она все равно останется в «облаке»,—отметил Дмитрий Борощук.
Для определения того, где был тот или иной человек, украинские спецслужбы, считает он, могут использовать и дополнительные возможности.
—Мобильные операторы «знают» большую часть базовых станций, к которым подключалась та или иная сим-карта до того, как перешла в роуминг. Это можно отследить через IMEI мобильного телефона (международный идентификатор мобильного оборудования) или IMSI-идентификатор сим-карты (международный идентификатор мобильного абонента),—пояснил эксперт.
По его словам, подобные данные утекают, как правило, через мобильных операторов и продавцов сим-карт. Кроме того, эксперт рассказал, что можно найти и такие закрытые базы данных, как SIGNAL, где фиксируется передвижение людей при помощи транспорта—самолетов и поездов.
Только соцсети?
Член Совета Федерации от Крыма Сергей Цеков в беседе с «Известиями» опроверг версии киберспециалистов. По его информации, Украина узнаёт о посещении полуострова исключительно через открытые данные: соцсети и публикации в СМИ. Каких-либо иных способов получать информацию о визитах в республику у Киева нет, уверен он.
—Еще в прошлом году было озвучено, что ситуация с кибербезопасностью в Крыму вызывает вопросы, но точно могу сказать, что на протяжении года мы работали над ее улучшением,—заверил сенатор.
Речь идет о высказывании полпреда президента РФ в Южном федеральном округе Владимира Устинова в ноябре 2020 года, политик заявил, что состояние технической защиты информации в Крыму не в полной мере соответствует требованиям. В частности, он указал на низкий уровень обеспечения безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах. Требуется «существенно повысить уровень технической оснащенности систем безопасности информации», подчеркнул Устинов.
Этот же вопрос 24 ноября 2020 года поднимал и секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев на совещании по вопросам нацбезопасности в Крыму. Он, в частности, отметил, что «спецслужбы иностранных государств, в первую очередь США и Украины, ведут постоянную работу, направленную на определение наличия уязвимостей информационной инфраструктуры на территории полуострова, позволяющих получить несанкционированный доступ к охраняемым ресурсам и оказать на нее негативное воздействие».
Сейчас ситуация с кибербезопасностью (в частности, с безопасностью личных данных россиян, живущих в Крыму или посещающих республику) заметно улучшилась, подчеркнул Сергей Цеков.
—Однако методов, чтобы выяснить, посещал ли человек Крым, много. О том, что регион посетили публичные люди, пишут в газетах, показывают, транслируют по радио—с этим ситуация понятная, через эти каналы Киев и узнаёт. А тех, кто едет по личным делам или на отдых в Крым (естественно, не через территорию Украины), украинские спецслужбы отслеживают как раз при помощи публикаций в соцсетях. Потом при пересечении границы Украины эта информация и всплывает,—пояснил сенатор.
Россия серьезно изучала, кто может стоять за передачей украинской стороне данных россиян, посетивших Крым, заявил «Известиям» глава комиссии Совфеда по защите госсуверенитета Андрей Климов.
—С подобными случаями утечки мы разбирались очень серьезно. Тут дело не в государстве. Наши граждане пользуются такими средствами связи и информации, что о защите персональных данных можно забыть. Львиная доля информации утекает благодаря наивному отношению людей к сохранению своих данных. Государственные меры защиты данных—одни из самых лучших в мире. Однако обеспечить полную их безопасность без активного включения самих граждан невозможно,—заключил сенатор.
Для выявления того, бывал ли человек в Крыму, могут и не потребоваться спецслужбы, это может происходить механически, пограничники вручную пробивают каждого отдельного человека, считает экс-депутат Верховной Рады от «Оппозиционного блока» Евгений Балицкий.
Как рассказал политик, он сам часто посещает Крым, из-за чего получает угрозы и проклятия в свой адрес со стороны националистов.
—Я уже привык, но понимаю, как это работает на обывателей. При этом я сомневаюсь, что они как-то занимаются каждым, кого вносят в этот список. Скорее всего это делается просто для устрашения,—констатировал Балицкий.
По данным погранслужбы ФСБ РФ, в 2020 году граждане России совершили больше 1,3 млн поездок на Украину. Среди других стран этот показатель выше только у Абхазии (2,8 млн) и Турции (2,2 млн). Но эта статистика учитывает не только поездки с целью туризма, но и все выезды в совокупности. В допандемийном 2019 году россияне совершили 2,5 млн поездок на Украину, это 6-е место выездного ТОР-10, больше выезжали только в Турцию, Абхазию, Финляндию, Казахстан и КНР.
МВД Украины в январе 2020 года отчиталось, что в течение 2019 года не смогли въехать в страну больше 7300 граждан РФ. В среднем, отметили в министерстве, пограничники не пропускают 20-30 россиян в сутки. Причина отказов во въезде не раскрывается, потому утверждать, что все 7,3 тыс. случаев связаны с посещением Крыма, невозможно.
В погранслужбе и МВД Украины на запросы «Известий» не ответили.

 

Другие статьи этого номера