Георгий КЕКИН: «Музыка со мной всю жизнь, за что я ей очень благодарен»

Поехали!

С Георгием Захаровичем Кекиным мы познакомились давно, в 1972 году после концерта в клубе «Корабел» «Севморзавода» им. С. Орджоникидзе. Интересно отметить, что нынешняя наша встреча состоялась ровно через полвека в том же клубе и тоже после концерта. Мы узнали друг друга, и он поведал мне удивительную историю своей творческой биографии, начиная от детства и заканчивая настоящим временем. Мы не осмелились изменить в его рассказе ни одного слова.

 

—Моя настоящая жизнь началась тогда, когда мой отец пришел с фронта и привез мне немецкую губную гармошку. С ней я не расставался и увлекся так, что губы мои стали толстыми и красными, как будто подкрашенные помадой. Сначала подбирал песни такие, как «Златые горы», «Выйду я на реченьку». Мне это очень нравилось, да и слух у меня был хороший, это заметили отец и брат мамы, дядя Ваня, у которого была старинная гармонь. Он иногда разрешал мне взять ее в руки и говорил: «А ну-ка, подбери «Выйду я на реченьку». На первый раз у меня что-то получилось, и потом дядя часто давал мне, ребенку, на ней поиграть.
В то время мы жили у бабушки в совхозе «Песчаный» Беловского района Курской области, оттуда отец и уходил на войну. К нам часто приходил в гости друг отца, он был слеп, потерял зрение после ранения. А у него была гармонь-«хромка». Послушал он меня и подарил ее мне. На этой гармошке я долго играл, подбирал песни. Очень часто по радио, которое висело на столбе посреди совхоза, звучали музыка, народные песни, и я быстро подбирал их на слух. Мама часто ходила в церковь, она там пела, и всегда брала меня с собой, мне очень нравилось это пение.
Вскоре я освоил гармошку так, что меня, подростка, стали приглашать на свадьбы, дни рождения. Потом я поступил в музыкальное училище в Курске на факультет народных инструментов, но не окончил его, так как в 1956 году меня призвали в армию. Свою гармошку я взял с собой. Помню, как нас везли в вагонах-телятниках и я веселил ребят-новобранцев до самого Ленинграда. Направили нас в Кронштадтское военное училище, а там в красном уголке был баян, с ним я и познакомился. Во время увольнений ходил в клуб, участвовал в самодеятельности, там заметили мои слух и голос. Часто был запевалой, участвовал в смотрах матросской самодеятельности, был солистом.
Потом в составе четырех подводных лодок мы ушли по заданию правительства в Албанию, где, кроме службы, я был в ансамбле гармонистом, одновременно учился играть на баяне и в течение года освоил его. По возвращении в Севастополь служил в 153-й бригаде подводных лодок, что около остановки «Памятник матросу Кошке», ходил в увольнение в Матросский клуб. Там я тоже участвовал в художественной самодеятельности и ходил на занятия массовиков-затейников, это были трехмесячные курсы. Мы проводили массовки для матросов на летних площадках, а в Матросском клубе играл на баяне, где Н.И. Меркулов руководил матросским самодеятельным хором. Я пел в нем.
В 1960 году уволился и поступил на работу на «Севморзавод» слесарем. В цехе познакомился со студентом Казанского университета, журналистом. Он был нештатным корреспондентом заводской газеты «Трудовая слава» и «завербовал» меня туда. А потом помог поступить на двухгодичные курсы рабкоров при газете «Слава Севастополя», которые я окончил и был рабкором в заводской газете и в «Славе Севастополя».
Одновременно ходил в заводской клуб, где стал участником хора вместе с известными в Севастополе вокалистами Михаилом Крицером, Алексеем Трояном, Евгением Заикиным. Потом пел в академическом хоре под руководством Б.М. Рывкина и целых 33 года—в народном хоре Н.И. Меркулова. Также в заводском клубе был баянистом в ансамбле «Хорошее настроение» и руководил хором в цехе № 29, где я работал, одновременно учился на вечернем отделении Судостроительного техникума.
После его окончания стал работать мастером, потом—старшим мастером, неизменно участвуя при этом в самодеятельности клуба «Севморзавода». На заводе в те времена часто проводились тематические вечера в цехах, мы давали концерты в обеденный перерыв в своем цехе, а также в больших цехах № 25, 28 и в кузнечном цехе. Отпускали нас и на выездные концерты. В 1985 году я был награжден знаком ВЦСПС профсоюзов СССР «За достижения в самодеятельном искусстве».
В клуб завода ходил постоянно. С 1973 года хормейстером клуба стал баянист Н.И. Меркулов. Он пригласил меня в свой хор, где я был солистом и гармонистом. Не было, пожалуй, концертных площадок в Севастополе и Крыму, где бы мы не выступали, выездные концерты давали часто. Исколесили всю Украину, были в Москве и Ленинграде. Во время трехнедельного турне по Волге на теплоходе «Таджикистан» давали концерты на причалах в Волгограде, Астрахани, Казани…
Вспоминаются гастроли в Керчи в честь юбилея города, участие в Международном вокальном конкурсе имени Н. Леонтовича, выступление на огромном певческом поле в Риге. Дважды побывали мы на гастролях в Польше. Наш репертуар был богат русскими народными песнями, а также песнями народов мира. А танцевальные номера, такие как «Яшка-артиллерист» из кинофильма «Свадьба в Малиновке» и шуточный «Танец пожарных», всегда имели большой успех.
За 1-е место в смотре художественной самодеятельности, посвященном 100-летию В.И. Ленина, наш коллектив наградили десятидневной поездкой в Ленинград, там мы тоже давали концерты.
С 2005 года я пою в ансамбле ветеранов флота «Морская душа». В 2006-м меня пригласила Алла Тер-Акопян в ансамбль «Раздолье». С тех пор пою и там, и там. И так всю мою жизнь: где бы я ни находился и чем бы ни занимался, музыка всегда сопровождала меня, и я ей за это благодарен.
Дороги мне также и награды за многолетнюю дружбу с музыкой: медаль лауреата Всесоюзного смотра художественной самодеятельности, посвященного 40-летию Великой Победы, медаль лауреата Всероссийского фестиваля, посвященного 75-летию Победы, и около четырех десятков разных грамот.
Одним словом, вся моя жизнь связана с народным творчеством. Сейчас я пою в мужском вокальном ансамбле ветеранов флота «Морская душа», которым руководит С.И. Колодяжный. Ансамбль относится к Дворцу культуры «Севморзавода» им. С. Орджоникидзе (сегодня—Культурный комплекс «Корабел».—Ред.), а в апреле 2022 года ему исполняется 100 лет! Я горжусь тем, что мой стаж работы в этом коллективе составляет уже 62 года…
В заключение, дабы подытожить сказанное, сообщим еще одну приятную новость. За многолетнюю активную работу в творческих коллективах, участие в концертной деятельности и в связи со 100-летним юбилеем Культурного комплекса «Корабел» Г.З. Кекин награжден почетной грамотой главы Нахимовского муниципального округа Севастополя.
К этому добавим, что самому Георгию Захаровичу Кекину, герою настоящей публикации, 5 апреля 2022 года исполнилось 85 лет. Так пожелаем же ему, отцу троих детей, дедушке пятерых внуков и двоих правнуков, хорошего здоровья и творческого долголетия!

 

Рассказ юбиляра слушал и записал А. Копыленко.

Другие статьи этого номера