Здравия желаю!

Здравия желаю!

Пока вся пишущая братия (и сестрия, кстати, тоже) устремила свой пылкий взгляд на освещение темы злосчастного карантина, я решил более масштабно разобраться в стечении реалий и обстоятельств, а также попытаться найти наименее болезненный выход из т.н. психологического лабиринта, в котором оказались многие сограждане. Постараюсь изваять профиль нынешнего карантина в самой оптимистической рубрике «Профили» (хотя сделать это будет архисложно).

 

Дано: високосный год, окаянный вирус, карантин, самоизоляция, Страстная неделя, Страстная пятница к тому же! Широкое традиционное празднование светлой Пасхи—под большим вопросом, впрочем, как и празднование юбилейного Дня Победы, горячо любимого в Севастополе… Новостийные кадры о праздновании католической Пасхи в пустых соборах Европы оптимизма явно не добавляют. Видимо, и мы последуем по этому пути. Это жирный минус! Но, с другой стороны, мы же не хотим повторить судьбу почти сотни служителей Киево-Печерской лавры, у которых обнаружен вирус COVID-19, и архимандрита Нектария, и вовсе почившего в бозе… Давайте все вместе отстоим всенощную в субботу, а потом «разговеемся» на турбазе «Изумруд» в течение двух недель… Не думаю, что такая перспектива кого-то устраивает. Все-таки в борьбе между религиозными чувствами верующих, которые я чту, и инстинктом самосохранения верх должен одержать разум. Не стоит играть в гусарскую рулетку, когда в мире мучительной смертью ежедневно умирают тысячи людей! А Спаситель от нас не отвернется, ведь на то он и Спаситель.
К тому же, Страстная неделя для того и предназначена, чтобы уединиться, скрыться от мирских забав и обратить взор внутрь себя, благо у каждого из нас есть свой скелет в шкафу, от которого однажды нужно избавиться. По-моему, самый подходящий момент.
Отдельный разговор—о праздновании Дня Победы! Как долго мы ждали этого юбилея, как готовились! А ведь спустя семьдесят пять лет после водружения Знамени Победы на крыше Рейхстага в Берлине появилось несметное количество «историков», политиков и примкнувших к ним граждан (не только европейцев, но и условно наших «братьев»-славян), желающих «обнулить» роль Советского Союза в итогах Великой Отечественной войны.
Ну-ну… У нас-то генетическая память, и ее не обманешь! А у вас—«оперативная», которую в любой момент можно «переформатировать» любому «сисадмину». Почувствуйте разницу. Ничего, свой День Победы, тем более юбилейный, мы обязательно отметим. Как обычно: торжественно, радостно и с салютом! Ведь наши дети и внуки должны знать правду, пусть и такую страшную, чтобы не вырасти манкуртами, не помнящими подвигов своих предков, своей истории и родства. От временного переноса праздника его смысл и значимость никак не умаляются. Этот праздник «цементирует» нас как нацию, народ, страну. На этом ставим жирную и безапелляционную точку. Точку невозврата к переписи истории. Нашей, между прочим, истории.
Мужчина и женщина… На эту тему можно говорить (и писать о ней) бесконечно, настолько она актуальна. Именно карантин и вынужденное времяпрепровождение мужчины и женщины в замкнутом помещении в формате 24/7, как лакмусовая бумажка, показали всем нам разобщенность близких, казалось бы, людей. Многие внезапно обнаружили массу изъянов (как физических, так и ментальных) у своей половинки. Но самая большая проблема—внезапно возникший конфликт интересов и война форматов. Вдруг выяснилось, что у большинства пар не так уж и много точек соприкосновения, а это порождает недовольство, раздраженность, даже вспышки немотивированной агрессии, что в условиях самоизоляции и длительного нервного напряжения чревато серьезными бытовыми конфликтами. Что-то мне подсказывает, что после снятия карантина городские загсы будут завалены заявлениями о разводе. Я провел по телефону своего рода социологический опрос среди своих знакомых и выяснил весьма тревожную тенденцию: практически все респонденты, не стесняясь в выражениях, жаловались мне друг на друга!
Отцы и дети… Вроде извечная проблема, но в условиях карантина мы увидели и подводную часть айсберга. И многих она ужаснула! Получается, что мы совершенно не знаем своих детей, впрочем, как и они нас. Языком общения родителей и их чад становится… молчание. Да, оказалось, что и поговорить-то не о чем, вполне можно довольствоваться стандартными вопросами и односложными ответами. Каждый погружен в собственный мир со своими правилами и ценностями, и эти миры никак не пересекаются.
Пропасть между поколениями превращает вроде бы благополучную семью в карту мира, разделенную океанами. Но самое печальное в этой ситуации то, что мы разучились говорить по душам, начистоту о самом наболевшем. Мы перестали быть друзьями (а может, и не были никогда?) своих детей. Выяснилось, что если ребенок одет, обут, сыт, ходит в школу и у него айфон не хуже, чем у одноклассников, то свой родительский долг мы выполнили и перевыполнили. Карантин разрушил этот миф! В большинстве случаев мы действительно не понимаем пугающих размеров детских проблем, потому что они кажутся нам пустяковыми. Но в их понимании каждая из проблем—катастрофическая, а помощи ждать неоткуда. В первую очередь—от родителей. Подумайте об этом, ведь времени для размышления сейчас более чем достаточно. Никогда не поздно по-настоящему заново и навсегда подружиться со своим ребенком и стать для него не только биологическими родителями, но и авторитетными наставниками, гуру, исповедниками, психологами—всеми!
Самодостаточность… Менее всего в нашей ситуации пострадали натуры цельные, самодостаточные, которые и в «мирное время» избегали шумных компаний, светских тусовок и хоть какого-либо, но общества. Вот именно этим людям я по-белому завидую. Для них добровольное заточение—редкий дар, когда можно остановиться, отдышаться, оглянуться по сторонам, вспомнить прошлое, разобраться в настоящем и спланировать обозримое будущее. Блаженные люди! А ведь большинство из нас, признайтесь, очень болезненно переносят вынужденное одиночество и норовят первого встречного превратить в задушевного собеседника. Но ведь такое общение, как правило, не наполняет, а опустошает. Мы панически боимся остаться наедине с самим собой, что лишний раз доказывает нашу нецельность, то есть ущербность. Мы тратим время на бесконечные пустые разговоры, после которых ничего не рождается: ни музыка, ни поэзия, ни танец или роман!.. Точное слово в русском языке—«времяпрепровождение». Мы «провожаем» время, а оно отвечает нам взаимностью. Есть над чем задуматься долгими весенними вечерами, да еще и в Страстную неделю!
Люмпенизация… А вот к этой проблеме готовиться надо заранее и не менее серьезно, чем к причине, ее породившей. Из изоляции «на волю» выйдут тысячи (я считаю в масштабах Севастополя), может, и десятки тысяч угрюмых и не совсем доброжелательных (мягко говоря) людей, потерявших работу или источник дохода… И ведь у большинства из них нет «подкожного жира», «золотого парашюта», «подушки безопасности» или пусть и небольшого остатка на банковской карте… А способов добыть наличные деньги не так уж много. Могу назвать лишь два: микрокредитование под людоедские проценты и, простите, криминал. Кредиты придется отдавать вместе с набежавшими процентами, а вот деньги, добытые нечестным путем, можно и не возвращать, если к этому мошенников не принудит суд.
Самая защищенная прослойка населения—пенсионеры, верно? Наши доверчивые бабушки и дедушки, которым, слава Богу, государство стабильно выплачивает прожиточный минимум. Боюсь, что именно эта категория станет жертвами всевозможных «представителей» фирм, оказывающих услуги и предлагающих «недорогие, но очень качественные товары»: от газовых анализаторов до «всемогущих» лекарств и БАДов по баснословным ценам. Всем нам необходимо быть готовыми к тому, что криминальная обстановка в городе явно не улучшится. Увы, но это так. За любым экономическим потрясением неминуемо следует рост преступности.
Вот такие невеселые размышления в Страстную пятницу… И что будем делать? Сидеть сложа руки и ждать конца света? Разумеется, нет! Как там говорили древние: предупрежден—значит вооружен. Переживем и эту очередную «оборону Севастополя». И помните, что даже в режиме строжайшей изоляции можно чувствовать себя частичкой единого и очень сильного организма. Так что долой эсхатологические настроения и не забываем что… Правильно: «Время жить в Севастополе!»
Всех нас с наступающим светлым праздником—Христовым Воскресением!

К сему
Андрей Маслов.

P.S. Совсем недавно понял подлинный смысл флотского приветствия «Здравия желаю!»

Другие статьи этого номера