Новые стандарты школьного образования

Новые стандарты  школьного образования

Министерством юстиции России зарегистрированы приказы о введении в действие обновлённых федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) начального общего и основного общего образования, разработанных Министерством просвещения Российской Федерации. В обновлённых ФГОС сформулированы максимально конкретные требования к предметам всей школьной программы соответствующего уровня, позволяющие ответить на вопросы о том, что конкретно школьник будет знать, чем овладеет и что освоит.
Это событие не могло остаться без внимания со стороны не только администрации и учителей школ, но и вузовского сообщества, поскольку сегодняшние школьники—завтрашние абитуриенты и студенты. О том, какое влияние данные изменения окажут на систему высшего образования и рынок труда, рассказал декан факультета управления ЮРИУ РАНХиГС Егор Дудукалов.

 

—Для чего вводятся новые образовательные стандарты?
—Вузы не должны доучивать школьников, поступивших к ним на 1-й курс, а для этого нужно максимально четко сформулировать результат обучения в школе. В этом—идеология законодателя, заложенная в новых стандартах: максимально конкретно описать то, что нужно знать по каждому предмету. Это хороший ход, позволяющий минимизировать возможность переложить свою ответственность на других. Выражаясь образно, школа должна выдавать «готовый продукт» в лице выпускника, а его уровень подготовки должен соответствовать заявленному стандартом.
Высшее образование нужно только тогда, когда необходимо выполнять объем работ, которому нельзя научиться нигде, кроме как в вузе. Получить диплом вуза просто затем, «чтобы был»,—большая ошибка. Сегодня школа формирует именно этот тренд: максимизировать баллы ЕГЭ для попадания в систему профессионального образования без четкого понимания, что делать дальше.
Важно, чтобы вводимые стандарты школьной подготовки помогали школьникам делать более осознанный выбор и нести за него ответственность. Для этого нужно, чтобы школьники начали знакомиться с профессиональной деятельностью как можно раньше.
Очевидно, что далеко не все ученики будут точно знать, чем хотят заниматься в жизни, к своим 17-18 годам, но школа может сделать достаточно, чтобы дать понять, чем они точно заниматься не хотят. Окончить вуз и осознать, что готов работать кем угодно, только не по специальности, т.е. потратить на такой эксперимент 4 года—слишком высокая цена. Чем больше к моменту поступления в вуз человек попробует сформировать у себя профессиональных компетенций в школе, колледже или в ходе реальной работы, тем лучше.

—Как подобные изменения могут повлиять на рынок труда?
—Если анализировать структуру рынка труда, то станет понятно, что у нас нет такого количества высококвалифицированных рабочих мест, чтобы стремиться к всеобщему высшему образованию. Государство тратит огромные средства на 4-6-летнюю подготовку специалистов с высшим образованием, которые пойдут работать на должности, для замещения которых достаточно школьного образования в профильном классе или краткосрочных курсов за счет работодателей.
К примеру, если работодатель пишет в требованиях к вакансии, что ему нужен работник с отличными письменными и устными коммуникативными навыками для работы с корреспонденцией или даже для call-центра, то это уровень выпускника школы. Вуз даст студенту, поступившему на нефилологическую специальность, как правило, менее 100 часов русского языка, только чтобы освежить в памяти школьную программу. Таким образом, в 99% случаев в вузе школьника не научат больше ничему новому по части русского языка.
Наконец, если работодателю нужен специалист, работающий с офисным программным обеспечением, набирающий тексты, таблицы, ведущий презентации и т.п., ему опять-таки подойдет выпускник школы. Это все есть в школьной программе, а по мере работы он получит опыт и закрепит соответствующие навыки. Как показывают опросы работодателей, проводимые институтом, коммуникативные компетенции и владение компьютером—первое и зачастую чуть ли не единственное требование к соискателям для офисной работы в большинстве фирм.
Когда работодатели поймут, что от школьника можно ожидать и хорошего знания языков, и владения компьютером, и наличия других заявленных стандартом компетенций, они будут делать выпускникам школ более интересные карьерные предложения, не предъявляя завышенных требований к многолетнему опыту учебы в университете там, где академическая степень в действительности не требуется. Но первый шаг должен быть за школой и самими учениками.

—Что помимо новых стандартов может поспособствовать изменению отношения работодателей к выпускникам школ?
—Изменение отношения к школьникам со стороны работодателей—дело не одного года, но первый и очень существенный шаг на этом пути—создание в школах профильных классов. Это такая форма сотрудничества между школой и вузом, когда еще в школе ученик начинает получать профессиональные компетенции по какой-то специальности или профессии. К сожалению, новые стандарты эту работу не затрагивают, а стоило бы. Более того, ее стоило бы сделать обязательной во всех школах, примерно с 7-го класса, когда начинается активное участие в олимпиадах школьников и более или менее осознанное разделение детей по интересам.
То, что требуется от законодателя,—это дать возможность перезачесть зачетные единицы, изученные в профильном классе. И речь не только о случаях продолжения обучения в колледже или вузе. Уместно было бы при трудоустройстве предъявлять требования именно к наличию у соискателя школьного аттестата и некоторого количества зачетных единиц в определенной профессиональной сфере для одних категорий должностей и завершенного профессионального образования—для других.
Президентская академия могла бы выступить серьезной экспертной площадкой и крупным партнером в продвижении такой инициативы. Тем более что сегодня дистанционное образование из-за пандемии стало нормой для всех образовательных организаций. Нет сомнения, что в течение года ведущие вузы могли бы обеспечить онлайн-контентом сопровождение любых активностей в рамках профильного обучения во всех российских школах. Наш институт уже участвует в этой работе, и в 2021 году абитуриентами ЮРИУ РАНХиГС стали выпускники первого профильного управленческого класса. Этот опыт еще раз позволяет утверждать, что профильное обучение—достойный ответ на новые вызовы ранней профориентации.

Другие статьи этого номера